Жена нардепа-застройщика Микитася победила на “секретном” тендере по строительству ядерного хранилища

Максим Микитась

Журналисты подозревают государственную компанию “Энергоатом” в махинациях с тендером на строительство хранилища отработанного ядерного топлива в Чернобыльской зоне, которым будет заниматься жена нардепа-застройщика Максима Микитася

Об этом сообщает информационный портал “Моя Киевщина” со ссылкой на “Главком”.

Почему государственная компания «Энергоатом» засекретила тендер на миллиард?

9 ноября в Чернобыльской зоне началось строительство Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ) для трех украинских АЭС. На торжествах по случаю такой «засветились» члены правительства, посол США и другие высокие гости. Все они убеждали прессу в большой необходимости такого объекта, хотя это уже давно прописная истина. Но участники праздничного действа почему-то не вспоминали о том, кто же будет возводить важный объект, – генерального подрядчика. Наверное, потому, что слишком сомнительно выглядит победа в тендере компании «СК Укрбудмонтаж», с которой «Энергоатом» подписал договор на сумму почти на миллиард гривен.

Начало строительства ЦХОЯТ (фото: radiosvoboda.org)

Компания «СК Укрбудмонтаж» принадлежит Наталье Микитась, жене одиозного застройщика и народного депутата Максима Микитася. И победила эта структура не случайно, ведь все участники тендерных соревнований (кроме победителя, это еще Чао «Укрэнергомонтаж» и корпорация «Укртрансбуд») происходят от одной компании – «Укрбуд», президентом которой был уже упомянутый нардеп Микитась. Убедиться в аффилированности всех перечисленных структур можно на официальном сайте корпорации «Укрбуд». Все выглядит как сговор между участниками тендера, что является грубым нарушением конкурентного законодательства, выявить которое был обязан тендерный комитет НАЭК «Энергоатом».

А судьи кто?

Действительно на тендере у компании Микитасів были конкуренты, которых она обошла в открытой борьбе? С таким вопросом «Главком» обратился в Антимонопольный комитет.

Ответ ведомства был следующим: «На сегодняшний день каких-либо заявлений, обращений относительно возможных признаков совершения участниками процедуры закупки антиконкурентных согласованных действий, не поступало». Следовательно, Комитет не инициирует расследование, потому что у него нет заявлений о нарушении конкурентного законодательства. В то же время в ведомстве выразили готовность начать расследование, если «Главком» в своем журналистском запросе предоставит еще и копии документов, которые свидетельствуют о признаках совершения согласованных действий по меньшей мере между двумя участниками этой процедуры:

«Дела о нарушения в виде антиконкурентных согласованных действий, касающихся искажения результатов торгов (пункт 4 части второй статьи 6 Закона Украины «О защите экономической конкуренции») характеризуются антиконкурентной договоренности между несколькими (минимум двумя) субъектами хозяйствования – участниками торгов относительно их поведения на торгах», – уточнили в Антимонопольном. В ведомстве считают, что полную ответственность за нарушение требований закона «О публичные закупки» должны отвечать члены тендерного комитета заказчика, контроль за деятельностью которого должны осуществлять государственные и правоохранительные органы.

Вполне справедливо возникает вопрос, почему же тендерный комитет «Энергоатома» не заметил вполне очевидные вещи: ведь все участники тендерных соревнований имеют общее происхождение.

ProZorro – непрозрачно?

Первый заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов со своей стороны не видит вины системы ProZorro, через которую «Энергоатом» проводил тендер. Чиновник в этой ситуации также перекладывает ответственность на заказчика строительства. «Функционал электронной системы закупок ProZorro в настоящее время не предусматривает автоматической проверки участников процедур закупок на связь друг с другом, так как данных, имеющихся в системе, недостаточно для того, чтобы сделать соответствующие выводы. Такую проверку, согласно Закону «О публичных закупках», обязаны осуществлять лица, определенные заказчиком ответственными за проведение процедур закупок (тендерный комитет или уполномоченное лицо)», – разъяснил Нефедов.

 

Далее вполне логично возникают следующие вопросы: есть ли родство всех участников тендера основанием для отмены его результатов, какой должна быть процедура отмены торгов и кто ее должен выполнить?

«Согласно статье 17 Закона «О публичных закупках» одним из оснований отклонения тендерного предложения участника является его связанность с другими участниками процедуры закупки или с лицами заказчика, назначенными ответственными за проведение процедур закупок. В случае выявления признаков связанности, решение об отклонении тендерного предложения таких участников принимается тендерным комитетом или уполномоченным лицом заказчика, которые проводят данный тендер», – продолжает Максим Нефедов. Итак, в Минэкономразвития, как и в Антимонопольном, указывают на полную ответственность тендерного комитета «Энергоатома».

В связи с этим «Главком» обратился к руководству «Энергоатома». Менеджмент компании спросили:

  • есть ли «СК Укрбудмонтаж» – победитель тендера на закупку услуги строительства ЦСХОЯТ – аффилированной структурой с другими участниками тендера (Чао «Укрэнергомонтаж», корпорацией «Укртрансбуд»), а также с Украинской государственной строительной корпорацией «Укрбуд»?
  • проверял «Энергоатом» участников вышеуказанного открытого тендера на аффилированность?.

И срок, отведенный законом редакция ждала напрасно. Время вышло, а реакции государственного предприятия и до сих пор нет.

Почему молчит «Энергоатом»

Итак, почему НАЭК «Энергоатом» засекретила ход тендера на строительство хранилища для отработанного ядерного топлива? Напомним, компания «СК Укрбудмонтаж» получила заказ от «Энергоатома» на сумму почти 929 млн грн (с НДС). Объект должен быть построен в течение двух лет, субподрядчиком выступит ООО «Ютэм-Инжиниринг». Тендер проходил в два этапа по процедуре конкурентного диалога. Она предусматривает, что участник подает в тендерном предложении описание своей реализации закупки без указания цены. Заказчик рассматривает все предложения и по результатам рассмотрения приглашает участников на переговоры, во время которых обсуждаются основные детали и характеристики товаров или услуг. На втором этапе все участники должны представить окончательный вариант предложения с указанием цены.

Интересна и еще одна деталь, которая ярко иллюстрирует, как проводился скандальный тендер. Отвечая на запрос «Главкома» (письмо №10032/23 от 20 июля 2017 г.), «Энергоатом» не назвал участников диалога, сообщив лишь, что «до 15.06.2017 подавались предложения от участников тендера. Тендерные предложения участников рассмотрены на соответствие требованиям, установленным в тендерной документации на первом этапе. По результатам рассмотрения три участники приглашены к переговорам. Проведены переговоры с участниками».

Кто же эти три участника? Эту информацию государственная компания скрывала до последнего. Все попытки «Главкома» узнать, кто получит огромный заказ, упорно скрывались сотрудниками «Энергоатома». Представитель компании Ирина Худенко, чьи контактные данные были приведены на сайте системы ProZorro, на письма не ответила, трубку вообще не брала. Такое поведение лишь усиливало подозрения в непрозрачности и закрытости процесса.

Выдержка из Закона О публичных закупках, статья 12.

«Электронная система закупок должна быть общедоступной и гарантировать недискриминацию, равные права во время регистрации всем заинтересованным лицам и равный доступ к информации всем лицам, обмен и хранение информации и документов должно происходить с обеспечением незыблемости данных об участниках и их предложений во время проведения процедуры закупки и их конфиденциальность до момента раскрытия тендерных предложений».

Особенности «конкурентного диалога»

Что же за процедуру использовал «Энергоатом» в скандальном тендере, где победила компания Микитасів? «Конкурентный диалог» начал использоваться в системе ProZorro с октября 2016 года. Это одна из трех процедур, которые регламентированы Законом «О публичные закупки». В соответствии со статьей 12, закупки могут осуществляться путем открытых торгов и переговорной процедуры.

Процедура «конкурентного диалога» призвана облегчить проведение переговоров госзаказчиков с потенциальными участниками и помочь сразу определить нужные им технические характеристики работ или услуг.

Закон О публичных закупках ограничивает применение процедуры «конкурентного диалога» (ст. 33) такими условиями: 1) заказчик не может определить необходимые технические, качественные характеристики (спецификации) работ или определить вид услуг, и для принятия оптимального решения о закупке необходимо провести переговоры с участниками; 2) предметом закупки являются консультационные, юридические услуги, разработка информационных систем, программных продуктов, осуществления научных исследований, экспериментов или разработок, выполнение опытно-конструкторских, строительных работ, определения требований к выполнению которых требует переговоров.

В ходе проведения тендера представители «Энергоатома» встречались с каждой из вышеупомянутых компаний. Все это происходило в закрытом режиме, и, как уже упоминалось выше, попытки осветить детали переговоров наталкивались на упорное нежелание сторон предоставлять публичности этому процессу. Тендерный комитет «Энергоатома» даже засекретил названия компаний, которые присоединились к отбору.

Потомственные строители

После объявления результатов тендера, все стало на свои места. Персоны владельцев компании-победителя, которая получила заказ на миллиард, достаточно известны не только на строительном рынке. Максим Микитась, бывший президент «Укрбуда», параллельно делал карьеру и на политической ниве. В 2014-м году он избрался в Киевский горсовет по спискам «Удара–Солидарности», где получил место по профилю своей бурной деятельности – заместителя председателя комиссии по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования.

Но со временем в горсовете застройщику стало тесновато, и он принял участие в довыборах на округе № 206, которое было назначено за то, что в прошлом победителя Владислава Атрошенко с БПП был избран мэром Чернигова. Баллотировался Микитась как самовыдвиженец, но при негласной поддержке власти – Блок Порошенко даже не выставлял здесь своего кандидата.

В своей кампании кандидат решил пойти традиционным для «ресурсных кандидатов» путем: строил детские и спортивные площадки, ремонтировал школы, садики и прочее. Такая «забота» дала результат – Микитась оказался в Верховной Раде.

В начале он был внефракционным, но в основном голосовал за властные инициативы. Недавно Банковая настойчиво попросила его пополнить ряды группы «Воля народа», которая оказалась на грани роспуска из-за нехватки депутатов. Группа, состоящая из мажоритарщиков, часто-густо помогает слабой правящей коалиции голосами. Между вхождением Микитася в «Волю народа» и приятным для его семьи объявлением результатов тендера прошло всего ничего.

Депутат Микитась родился в Припяти, его родители работали на Чернобыльской АЭС (покойный отец – главным инженером). «Укрстрой», когда им руководил Максим Микитась, занимался строительством объекта «Укрытие-2», а теперь семейные традиции продолжит жена парламентария.

Строительство подорожало в девять раз

Строительство централизованного хранилища для безопасного хранения отработанного ядерного топлива трех украинских АЭС реализуется совместно с американской компанией Holtec International. «Главком» уже писал о том, что стоимость проекта выросла почти в девять раз – со $148 млн в 2009 году до нынешних $1,4 млрд, с чем категорически не согласен национальный Регулятор энергорынка в лице его руководителя Дмитрия Вовка.

По его данным, решение о бешеный рост стоимости проекта правительство принимал без согласования с Регулятором, которому все-таки придется переложить на рядовых украинцев расходы на строительство – средства будут возмещаться из тарифа на атомную электроэнергию, поэтому подорожание неизбежно.

С 1 сентября 2018 года НКРЕКП планирует увеличить тариф АЭС компании «Энергоатом» до 54,71 коп за кВт-час (без НДС). На заседании Комиссии 9 ноября тариф для атомщиков временно снижен с 48 коп. за кВт-ч до 46,61 коп (без НДС). Тогда же регулятор утвердил инвестиционную программу «Энергоатома» на 2017 г. объемом 7,75 млрд грн, что на 13,6% больше, по сравнению с ранее действующей.

Первые контейнеры с отработанным ядерным топливом планируется установить в 2019-м году. Площадка для хранилища еще летом очистили от древесины, начато строительство подъездного железнодорожного пути – строит дочерняя структура «Укрбуда» – компания «Укрэнергомонтаж», что, как уже упоминалось выше, также была участником «секретного» тендера.

Наталка Прудка, «Главком»