За вымогательство должны отвечать руководители вузов

Отрасль образования я хорошо знаю, так как более двадцати лет работал в ней. Пришлось немало увидеть. Не стоит надеяться, что образование в условиях взяточничества, которое заполонило Украину, осталась пораженной. В советское время преподаватели, возможно, также грешили этим, но не в таких масштабах. За годы своего студенчества (1966-1971) не помню ни одного побора. Иногда студенты угощали преподавателей, которые заходили в общежитие, привезенными из дома самогоном и колбасой. Это было не данью за экзамены и зачеты, а чистосердечным угощением.
grn

Как-то один преподаватель навеселе перефразировал слова поэта Маяковского: «Мы говорим Ленин, подразумеваем партия. Мы говорим партия, а что подразумеваем – мы никому не говори ». Никто из студентов на преподавателя не донес, иначе ему и его брату, сотруднику ЦК Компартии, было бы туго.

На начале 1980 годов пришлось быть на открытом судебном процессе в Киевском торгово-экономическом институте – рассматривали дело доцента, который взял взятку. Его вину доказали, он ее признал. Взятка то был небольшим (о доллары тогда не было), но наказывали строго – семь лет лишения свободы. Суд посчитал, что доцент выполнял властно-распорядительные функции, поскольку оте материальное поощрение за хорошие оценки влияло на стипендию, перевод на следующий курс и тому подобное.

Немецкий философ Иммануил Кант считал, что человек имеет два тормоза: страх и совесть. Моя неграмотная бабушка часто говорила: «Где страх, там и совесть». А одна студентка заметила, что существует еще и третье – лень. Четвертым, по моему мнению, можно считать незаинтересованность в совершении правонарушения.

Интерес или безразличие (в зависимости от обстоятельств) – движущая сила для любых действий человека. Миллиарды, потраченные на рекламу табачных изделий, – по-моему, расточительство, потому что не имею интереса к курению. Рюмку изредка могу выпить и без рекламы.

Преподаватели-взяточники должны к дарам интерес и не линяться их брать, потому что это не требует больших усилий. Совести им не хватает, а порог страха такой, что его можно переступить, а часто даже не заметить. Такие преподаватели не имеют никаких преград.

Взяточничество в вузах процветает там, где его руководство смотрит сквозь пальцы, потому что заинтересовано в нем. Ректоры и проректоры, которые лично не берут студентов подкупа, получают его от преподавателей, которых они «крышуют». Персональную ответственность за вымогательство имеют руководители вузов, тогда они найдут способы ликвидации этого явления.

Обычно преподаватели-взяточники не отличаются талантами. Поэтому соблазняются дарами ради определенной самореализации. Им не хватает способностей, они не способны написать учебник или учебное пособие по дисциплинам, которые преподают. Поэтому всю энергию направляют на взяточничество. Свои портфели и одежда такие преподаватели стараются не заносить на кафедры – прячут деньги и другие материальные поощрения в багажники своих авто. Считают, что так скроют концы в воду. Это самообман, потому что в студенческой среде информация об этом распространяется быстрее, чем ложь по селу.

К примеру, молча терплю, когда в общественном транспорте мне наступают на ногу, потому что предполагаю, что непреднамеренным обидчиком может быть студент или студентка, лица которых уже успел подзабыть.

Взятки могут перечислять на карточку преподавателя, а для натуральных поощрений пользуются автоматическими камерами хранения на вокзалах.

Распространенный способ вымогательства – руководство дипломными работами. За это между недобросовестными преподавателями разворачивается борьба. Такие преподаватели формируют свои базы дипломных работ и продают их студентам по 300 и более долларов. Гарантируют заказчикам отличные оценки.

Некоторые из преподавателей использует студентов с автомобилями как собственных таксистов. Бывают случаи, когда студентки не гнушаются расплачиваться за хорошие оценки любовными утехами. Поощрения имеют и методисты кафедр. Например, перед составлением комплексных экзаменов государственной экзаменационной комиссии они «правильно» на столе размещают билеты, поэтому каждый студент знает, где лежит заказан.

Студенты тоже ответственные за процветание взяточничества через два первые тормоза. Вымогательство вредит уровню знаний. Для чего учиться, если можно купить нужную оценку? Студенты, которые якобы знают английский на отлично, не могут самостоятельно на этом языке написать коротенькую аннотацию к своей дипломной работы. В конце концов, даже студенты с красными дипломами имеют нулевые знания и не нужны работодателям.

Я описал не все способы и виды взяточничества в вузах. В средней школе он, возможно, получило большее распространение, но это тема отдельного разговора. Надеюсь, что поборы в высшем образовании мы преодолеем вместе с очисткой всего общества.