Выстрелы в общество

Сначала – Павел Шеремет. 65-й ​​из журналистов, убитых за 25 лет независимости. Как кровавое предостережение всем нам: позволишь себе нечто большее, чем «пришел – увидел – написал», и тебе будет то же самое. Страшно? НЕ буду лукавить: страшно.
скачанные файлы
Дым от взрывчатки, слезы, отчаяние родных и даже, как мне показалось, правоохранителей – тех, кто называет это «делом чести». И они озадачены жестокостью и изуверством. Общество, конечно же, спросит о том «честь» – обязано спросить!

Параллельно на всех телеканалах – сообщение с фронта: «6 убитых и 13 раненых; 7 убитых и 20 раненых ». Человеческие жизни мы превратили в сухую статистику. И от того слишком больно. Нет ни душевного покоя, ни малейшего чувство справедливости.

Впрочем, там, на востоке, война, а война и справедливость – вещи несовместимые.

Но здесь, в глубоком тылу, уже тоже вот так просто людей лишают жизни. У врача-рефлексотерапевта Андрея Лимичи, которого знала лично, в эти выходные унесли жизни прямо в частном кабинете, где он вел прием. В основном лечил от алкогольной зависимости, поэтому одна из основных версий следствия – именно кто-то из пациентов и убил врача. Иначе, но произошло это в 21.30 (еще даже не стемнело) в обычном жилом доме почти в центре Ровно.

Родного города генпрокурора Юрия Луценко, который неделю назад, представляя нового прокурора области, возмущался: не в фронте, а здесь, в глубоком тылу, в три раза возросло количество преступлений, которые в основном «зависают», потому что в прокуратурах сплошь – кумовья, братья, сваты.

Ничего не стоит человеческая жизнь и на бренди рудниках: оступился на глубине – и все. Сколько их, преимущественно молодых или и совсем юных, приняли те клондайки, точно не знает никто. Молчит Полесье …

Говорят, Господь посылает каждому из нас столько испытаний, сколько сможем выдержать. Знаю, что и нашим родителям и дедам-прадедам не было легко: они преодолевали тяжелые времена. Циничные, но не настолько.

«Не хотим жить в стране, где права человека – не высшая ценность», – с такими лозунгами к власти выходили гордые французы на митинги против трудовой реформы. Хочу жить в стране, где высшей ценностью было бы по крайней мере человеческую жизнь. К сожалению, Украина сейчас не такая.

Не знаю, нужен для того, чтобы она изменилась, военное положение, о котором тоже заговорили в последнее время. Но знаю другое: нужна профессионализм, которую наши правоохранители потеряли в водовороте люстраций и переатестаций. Поэтому и имеем циничные и пока безнаказанные выстрелы в самое сердце нашего гражданского общества.

Остановитесь, нелюди, у вас тоже есть матери, а может, и дети.