Возьмите, дядя, на работу

Однажды осенью в городе встретил одного из своих коллег и заметил, что он расстроен, озабочен и даже несколько нервный. Тот рассказал не очень привлекательную историю, случившуюся с его сыном. Я пытался успокоить собеседника, хотя рассказанное им действительно не укладывалось в нормы культуры поведения и общения.

А на днях снова встретил его в центре Сум. Вспомнив сентябрьский разговор, поинтересовался делами. В ответ коллега улыбнулся – все в порядке. Более того: что дает Господь – к лучшему. Речь шла о трудоустройстве его 26-летнего сына, который хоть и имел работу, однако не такую, которую хотел. И прежде всего учитывая зарплату.

Что и говорить: сейчас соотечественники не избалованы заработками. А молодость есть молодость – хватает и силы, и желание, и знаний … Только бы работать! Вот и решил найти другую работу. Как и положено, начал изучать сумской рынок труда: вакансии, требования, условия оплаты. И, конечно, рассылать резюме. В конце прошлого года на электронный адрес молодого человека поступило приглашение на собеседование от одного из предприятий Сум, которое набирало молодых специалистов. Потенциальный работник обрадовался, ибо то производство считается одним из экономически крепких и платят неплохо.

Единственный недостаток – удаленность от центра города, а точнее, то почти за его пределами. Если работающих регулярно подвозит автобус, то другим горожанам, чтобы добраться окраине, приходится тратить немало времени даже при сумскими меркам. И что делать, если выбирать почти не из чего? Вот и отпросился с работы, чтобы встретиться с потенциальным работодателем. Потратив всего чуть ли не полдня, вернулся ни с чем. Потому интересовались многими вопросами, а в конце заверили, что о результате сообщат за неделю-другую.

Действительно, вскоре раздался телефонный звонок, и мужчине предложили снова приехать на собеседование, но уже с другим работником. Опять пришлось отпрашиваться с работы и преодолевать километры с пересадками в маршрутках. В итоге: ждите сообщений.

За месяц – очередной вызов на собеседование. И тот же результат – думать и решать. Но уже после пятой собеседования «утешили», что предприятие временно прекращает набирать новых работников. Поэтому отзовутся, когда восстановится набор.

Со временем набор восстановили и вызвали несколько раз до сентября, пока пригласили еще на одну беседу, заверив, что сообщат окончательный результат. Как рассказал сын дома, его принял работник, который даже не сообщил, какую должность занимает. Не поздоровался, а не пригласил сесть. Зато, закинув ногу на ногу и развалившись в кресле, пристально посмотрел на гостя и спросил: «А откуда ты взял, что можешь работать у нас? А? »

От такого хамства молодой человек сначала растерялся, но быстро овладел собой и деликатно объяснил: мол, он не настаивает на трудоустройстве, а только интересуется. «Так вот, – резюмировал хозяин кабинета, – у нас работы нет. Понял? »

Можно представить состояние и настроение после такого «гостеприимного», почти европейского приема (предприятие позиционирует себя как современное производство, отвечающее мировым и европейским стандартам). Хорошо, что с нервами и сердцем все в порядке. Не дай Бог, такое случилось бы с кем-то другим, то неизвестно, чем бы для обоих закончилось общение. Единственное, что не могут понять ни родители, ни их сын: зачем было приглашать молодого человека в восьмой раз, чтобы сообщить, что он не устраивает по каким-то объективным или субъективным причинам? Не проще ли было бы послать электронное письмо или позвонить? И отвечает европейскому стилю такое общение работодателей с потенциальными членами коллектива?

Но, как резюмировал коллега, сын нашел работу на другом предприятии, также экономически крепкое. С единственной разве что разницей: после нескольких собеседований, которые происходили корректно и культурно, ему предложили должность. На что охотно согласился и сейчас рад, что отвело от тех «кадров» (конечно, речь идет не о коллективе, а о некоторых его представителей), исповедуют не европейские, а тубольцевской манеры поведения и общения.