Владимир Бойко (журналист): вышгородский криминальный авторитет Фурса ограбил Межигорье и сдав Карпюка ФСБ России

15 февраля 2019 года в студии телеканала NewsOne при премьерном показе телепередачи Василий Голованов (Василий Голованов) и Диана Панченко “Противостояние” я имел возможность пообщаться с выдающимся украинским патриотом, пресс-секретарем партии “Правый Сектор” Артемом Скоропадским, который еще не так давно был известен как российский журналист Артем Бычков. Поскольку Артем отрицал моральное право сотрудников украинской полиции называть себя бандеровцами (называть себя так могут, мол, только люди исключительных политических добродетелей), я попросил его прокомментировать выходку настоящих, а не мнимых, последователей Степана Андреевича. А именно: обстоятельства создания в марте 2014 года политической партии “Правый Сектор”, ради чего духовные потомки Бандеры вывезли в Россию и сдали в ФСБ своего собрата Николая Карпюка.

Понятно, что Скоропадский-Бычков, будучи человеком удивительного интеллекта, стал утверждать, что я вру. В таком случае напоминаю события пятилетней давности.

Как, наверное, помнит политически озабоченный читатель, общественное движение “Правый сектор” ситуативно сложившегося в последних числах ноября 2013 года из представителей политической партии “Украинская национальная ассамблея”, Всеукраинской организации “Тризуб ім. Степана Бандеры” и нескольких маргинальных образований вроде “Патриота Украины”, “Белого молота”, “Черного комитета” и “Карпатской сечи”. Фактическими лидерами стали заместитель председателя партии УНА Николай Карпюк и глава “Тризуба”, помощник-консультант народного депутата Наливайченко Дмитрий Ярош.

После побега Януковича люди, что стояли за Ярошем, решили превратить “Правый сектор” в политическую партию с целью участия в выборах. Но поскольку к избирательному процессу допускаются только те партии, которые просуществовали не менее года, на повестке дня встал вопрос купить или овладеть другим способом учредительными документами и печатью уже зарегистрированной партии, провести ее съезд и переименовать в “Правый сектор”.

Проще всего было сделать такую манипуляцию с партией УНА, которую фактически возглавлял один из основателей “Правого сектора” Карпюк (формальным руководителем считался старенький Юрий Шухевич). Но Николай Карпюк – многолетний Унсовец, политзаключенный, осужденный за времена Кучмы за участие в акции протеста 9 марта 2001 года – был против.

Тем не менее, съезд, на котором партия УНА должна была изменить свое название, все-таки назначили на 22 марта 2014 года. Съезд прошел без Карпюка и единоличным руководителем “Правого сектора” стал Дмитрий Ярош, который, фактически, “рейдернув” партию УНА. А 29 марта 2014 года соратник Яроша Андрей Денисенко в эфире “Шустер Live” заявил, что накануне съезда, 21 марта 2014 года, Николай Карпюк был похищен в Черниговской области Федеральной службой безопасности Российской Федерации.

На самом деле Карпюк оказался на территории России не 21, а 17 марта 2014 года. Он был вывезен с Украины и сдан прямо в руки ФСБ-шников не какими-то загадочными шпионами, а руководителем штаба “Правого сектора” в Киевской области Вячеславом Фурса. Понятно, что это было сделано по договоренности с российской спецслужбой, которая в такой способ убирала Карпюка для того, чтобы он не мешал реализации планов ФСБ в Украине.

Для того, чтобы соблюдать видимость законности, было сделано следующее. Изрядно погуляв с Карпюком в селе Талалаєвка Нежинского района Черниговской области, Фурса посадил Николая и водителя Игоря Янковского в свой автомобиль “Мерседес”, номер государственной регистрации АИ 2662 ВИ. Пока Фурса и Карпюк пели патриотических песен, автомобиль пересек украинский пограничный переход “Бачевск” в Сумской области и вплотную подъехал к шлагбаума с российской стороны. Тут ФСБ-шники – уже на территории пограничного перехода “Троебортное” Российской Федерации – задержали всех троих вроде бы потому, что водитель не выполнил указание пограничника остановиться на определенном расстоянии от шлагбаума.

С целью обеспечить алиби Фурсы в отношении него был составлен административный протокол и на следующий день постановлением мирового судьи он был арестован на 15 суток. После отбытия наказания Фурса преспокойно вернулся в Украину. В отношении Карпюка было вынесено аналогичное постановление.

но как только я в 2015 году впервые обнародовал подробности попадания Карпюка на территорию России, постановление из открытого реестра исчезла и сейчас по этой ссылке – пустая страница.

После административного ареста Карпюка этапировали в Москву и обвинили в том, что он принимал участие в военных действиях в Чечне. При этом доподлинно не известно, действительно Карпюк принимал какое-то участие в российско-чеченской войне – я знаю лишь то, что он воевал на стороне грузин в ходе вооруженного противостояния в Абхазии. Во время допросов Карпюк сказал, что, вроде бы, добровольцем среди чеченцев воевал еще и Арсений Яценюк – для того, чтобы выставить своих мучителей на посмешище.

Что касается Вячеслава Фурсы, то это – известный вышгородский криминальный авторитет, который впоследствии даже баллотировался в народные депутаты, представляясь активистом “Правого сектора”. Интересная деталь: 16 января 2014 года, во время акций протеста на Майдане, когда российские СМИ пугали “дорогих расєян” злобными “правосєками”, Фурса чартерным рейсом №574 беспрепятственно летал в Москву. Был неоднократно в России и после задержания Карпюка. Кстати, именно Фурса со своими людьми захватил и разграбил Межигорье Януковича и усадьбу Пшонки (на память об этом у Фурсы остался легендарный “золотой батон”).

За месяц после вывоза Карпюка в России Фурса с автоматчиками появился в офисе компании “БРСМ-нафта”, которая имеет сеть заправок, и от имени “Правого сектора” потребовал ежемесячной “материальной помощи”. Получив отказ, пригрозил взорвать одну из заправок. Последствия не заставили себя ждать – 22 апреля 2014 года была высажена в воздух заправка “БРСМ” в Переяславе-Хмельницком, в результате чего погибли 6 человек. Также Фурса принимал активное участие в підпаленні и закладке взрывчатки на других заправках “БРСМ”, в частности, в Броварах во время попытки рейдерского захвата этой компании руководством МВД. Финалом попытки рейдерского нападения стала грандиозная пожар на нефтебазе “БРСМ” под Киевом.

Надо думать, что именно из таких настоящих бандеровцев, как Фурса, пресс-секретарь “Правого Сектора” сейчас и предлагает брать пример.

На фото: постановление мирового судьи судебного участка №51 Севского района Брянской области Татьяны Антоновой от 18 марта 2014 года об административном аресте Вячеслава Фурсы, в котором изложены обстоятельства того, как Николай Карпюк оказался на территории Российской Федерации.