Вкус родного хлеба

Украинский селекционные учреждения, лишены надлежащего государственного финансирования, сегодня ведут неравную борьбу с западными конкурентами. Главное их оружие – высокое качество сортов и земледельческое просвещение. Поскольку пшеница сейчас не является коммерческой культурой, ученым приходится искать в среде аграриев настоящих подвижников, чтобы создать семенные хозяйства-маяки.
xleb
Со старым закалкой и новым мышлением
АГРОФИРМА «Рассвет», что в Козятинском районе Винницкой области, – один из таких. Возглавляет ее талантливый земледелец Николай Мельник, человек старого ґарту, нового мышления. Сумел построить многоотраслевое хозяйство, ключевое направление производства которого семенная пшеница сортов Института физиологии растений и генетики (ИФРГ). Кроме этого, в «Рассвете» построили линию для переработки соломы на отопительные брикеты, выкопали каскад прудов, в которых разводят рыбу, установили солнечные батареи и ветряк для производства «зеленой» электроэнергии. На День поля к Николаю Васильевичу съехались коллеги из многих областей Украины, Молдовы и Беларуси.

Презентацию сортов пшеницы проводил Владимир Оксьом – селекционер, один из учеников академика Владимира Моргуна. Сорт ИФРГ можно легко отличить от другого по форме листа, колоса, высотой, оттенком цвета стебля. Осмотрели 42 участка – нету двух похожих между собой. Селекционер же безошибочно узнает сорт, несмотря на табличку, подробно характеризует параметры каждого. «На создание одного сорта уходит 15 лет, так, чтобы он имел перспективу, автору следует предусмотреть потребности производства на много лет вперед», – объясняет Владимир Оксьом.

Десятки лет ученики Владимира Моргуна работали над улучшением определенных свойств пшеницы – устойчивости к морозам, засухам и болезней, над способностью растений эффективнее усваивать минеральную пищу. В результате могут предложить земледельцам довольно широкую линейку современных сортов с актуальными параметрами. Их более 50. Генетический потенциал урожайности каждой – более 10 тонн с гектара. Однако Фаворитка по этому показателю чемпион в Украине. Несколько лет назад КФХ «Ладис» на Черкасщине, на промышленных посевах этого сорта получило 131,6 ц / га. Это достижение мирового уровня, несмотря на то, что самая высокая урожайность пшеницы на планете зафиксирована в Новой Зеландии – 156 ц / га.

Между тем средняя урожайность озимой пшеницы в Украине составляет всего 35-40 ц / га. Как видим, разница между этой «серой серединкой» и верхней планкой урожайности колоссальная. Если преодолеем этот разрыв, то сможем ежегодно производить более 100 млн тонн, что в свою очередь превратит нас в одну из самых влиятельных государств мира, постоянно подчеркивает академик Владимир Моргун. Он привлекает внимание к тому, что уже сегодня, по данным всемирного фонда «Живая природа», в мире голодает около миллиарда людей, а 2050 году когда население планеты достигнет 9000000000 человек, хватит 50 процентов продовольствия. Итак, имеем раскрыть потенциал украинской земли на полную, иначе наши нивы постоянно посягать чужой глаз.

Резервы замкнутого круга
По мнению заместителя директора ИФРГ Николая Гаврилюка, самый дешевый и доступный резерв повышения урожайности – внедрение научно обоснованных севооборотов. Несколько лет назад Кабмин издал постановление, которая регламентировала соотношение подсолнечника и кукурузы в зерновых в структуре посевов, но под давлением крупных агропроизводителей, которые больше заботятся о прибыли, а не о сохранении земли, этот документ отменили. Отныне каждый вновь хозяйство, как хочет. Особенно негативно такая вольница сказывается на юге, где 30-50% площадей пшеницы сеют после нетипичных предшественников – рулевых, подсолнечника, кукурузы. Поэтому не только снижается урожайность, но и распространяются болезни, ухудшается качество зерна. Многие аграрии постоянно опаздывают с севом. Мол, осень теплая – успеем. От посева до прекращения вегетации должно пройти 50-55 дней, а бывает всего 20-25. В результате после возобновления вегетации получаем сжиженного густоту. Поэтому государство снова должен вернуться к вопросу упорядочения системы земледелия. Надо стимулировать этот процесс налоговыми льготами, бюджетными дотациями, считает М. Гаврилюк.

– Еще один важный вопрос – семеноводство, – продолжает Николай Никитич. – Есть уже четвертую редакцию закона «О семенах и посадочном материале», но она плохая. Члены аграрного комитета внесли предложение поменять статьи, которые еще больше затрудняют ситуацию, связанную с защитой интересов национального семеноводства: отменяются ограничения на ввоз сортов зарубежной селекции и их сертификацию. Была в законе статья «Ввоз для научных целей и экспонирования сортов зарубежной селекции». Теперь ее изменили так, что вместо нескольких килограммов можно ввозить десятки тонн семян! То есть создали лазейку для импорта. До сих пор не решена проблема сертификации семян. С 1 июля ликвидируется Сильгоспинспекция, которая осуществляла эту процедуру. Однако известно, какая структура будет заниматься этим в дальнейшем. Мы хотели создать собственные сертификационные лаборатории – говорят, нельзя. Замкнутый круг. Словом, в этой очень важной сфере мы не чувствуем государственных подходов.

нашествие чужого
– УКРАИНСКИЙ зернопроизводство сегодня испытывает мощный давление не столько со стороны западной науки, сколько отечественного менеджмента, воспитанного якобы на зарубежных методиках, хотя то, что делают эти специалисты, не имеет с ними ничего общего, – делится мыслями заместитель директора ИФРГ Виктор Швартау. – Американские, французские и другие фермеры используют исключительно отечественные сорта пшеницы. Между тем наши вкладывают огромные деньги в зарубежные. Это порочная практика. Дело в том, что пшеница в отличие от кукурузы не является космополитом. Высокопродуктивные сорта для Франции надо создавать именно в этой стране, так же для Англии, Германии и т.д. Коньком западных сортов является высокая производительность, наших – высокое качество благодаря сбалансированному содержанию микроэлементов, экологической чистоте зерна, которой нет в мире. Западные сорта – фуражные, характеризуются низким зольной индексом. Это означает, что они содержат мало микроэлементов, а также азота, калия, кальция. То есть с диетической точки зрения хлеб из западных сортов пшеницы проигрывает нашему. Хочу обратить внимание еще на одну деталь. На какой рынок хотят поставлять зерно наши крутые корпорации? Если на европейский, то его ограничивают квоты. Но дело в том, что на суперценные зерна пшеницы сортов типа Наталья академика Моргуна эти ограничения не распространяются. И если бы отечественные экспортеры сумели представить украинское зерно тамошним потребителям должным образом, показав все ценные качества, то могли бы продавать его по очень высокой цене. Потому что такое зерно невозможно выработать в одной другой стране мира. Но почему этот золотой ресурс не используется? Потому экспорт монополизировали иностранные компании. Тогда как за рубежом этим занимаются кооперативы фермеров. Наши аграрии должны взять это дело в свои руки, – убежден Виктор Валентинович.

Нашествие зарубежного семян в Украине сегодня приобретает характер стихийного бедствия. Есть десятки примеров, когда после уничтожения национального семеноводства во многих государствах стоимость посевной единицы росла в три-пять раз. В Украине западные корпорации уже задушили производство семян кукурузы, овощей, сои и подсолнечника. Отечественное семеноводство пшеницы пока держит оборону только благодаря энтузиастам и настоящим патриотам. На украинской земле должны выращивать украинский хлеб, а не немецкий или французский.