Вячеслав Усков: театр имени Саксаганского – на грани катастрофы

О нынешние реалии деятельности Киевского областного музыкально-драматического театра им. П.К Саксаганского «Моя Киевщина» поговорила с уволенным многолетним директором Вячеславом Усковым.

Три года вокруг КП КОР «Киевский академический областной музыкально-драматический театр им. П. К. Саксаганского» шли настоящие баталии: урезание бюджета, митинги, голодовки, судебные процессы. Несмотря на все это театр работал и оставлял за собой статус одного из лучших среди областных театров Украины. Работает он и после смены руководителя, назначенного Киевской областной радой осенью прошлого года. Но складывается впечатление, что движется не вверх, как в предыдущие годы, а скорее по инерции, розгублюючи по дороге и зрителей, и коллектив, и многочисленные достижения. Своими мыслями по этому поводу согласился поделиться предыдущий руководитель театра, председатель Киевского межобластного отделения Национального союза театральных деятелей Украины (НСТДУ), заслуженный деятель искусств Украины Вячеслав Усков.

– Вячеслав Валентинович, КОР провела целых два конкурса на замещение должности генерального директора театра. Вы участвовали в обоих. По результатам второго конкурса победил Богдан Пущак. Согласны ли Вы с такими результатами?

– Прежде всего хочу сказать, что я никогда не боролся за должность. Я боролся за театр, за интересы коллектива и зрителей. Мы вместе строили этот театр, такой, каким его любят зрители, двенадцать лет. Моя главная цель – сохранить и развивать то, чего мы достигли. Для этого нужен руководитель, который будет понимать театр, чувствовать его. Я прекрасно понимаю, что я не вечен, и с радостью передал бы театр в надежные руки. К сожалению, такого человека среди претендентов на должность директора я не увидел.

– …Но конкурсная комиссия решила по-другому, и сейчас победитель конкурса исполняет обязанности генерального директора.

– Исполняющим обязанности Богдан Пущак был назначен еще до завершения конкурса, когда был только кандидатом на должность, хотя против этого протестовал и коллектив, и общество. Что же касается результатов конкурса, то есть выводы юридических экспертиз и юридического отдела облсовета, и юридического отдела НСТДУ, и независимых экспертов о том, что конкурс был проведен с нарушениями законов Украины. Эти факты приняла в расчет комиссия, созданная главой КОГА Александром Терещуком, и рекомендовала депутатскому корпусу облсовета назначить повторный конкурс.

– То есть решение об объявлении повторного конкурса будет приниматься на сессии облсовета? Но ведь не секрет, что некоторые депутаты еще раньше пытались сместить Вас с должности и откровенно лоббировали настоящего руководителя.

– Я уверен, что закон один для всех, независимо от личных интересов или принадлежности к политическим партиям, и уважать его должен каждый. Поэтому верю в справедливость и готовлюсь к следующему конкурсу.

– А тем временем театр должен работать. Нужно ли ему продолжение этой изнурительной борьбе?

– Если Вы заметили, почти полгода я не давал интервью и наблюдал за происходящим. Почему? Чтобы не навредить ни коллектива, ни творческому процессу. Но дальше молчать не могу, потому что почти не осталось ни коллектива, ни творчества.

– Что произошло с коллективом?

– Прежде всего – необоснованные и разрушительные кадровые изменения. Сокращение и перевод на ставки с низкой оплатой. Увольнение под давлением работников, которые выступали против назначения Богдана Пущака. Так почти в полном составе уволился оркестр. Это музыканты, которых знает не только Белая Церковь и Киевская область, но и вся Украина. Они собирали полные залы в Одессе, Харькове, Киеве… Выступали для участников АТО и их семей, играли для учеников школ специальную программу. Господин Пущак поставил их в условия почасовой оплаты, когда они получали копейки. Уволились. Те, кого сейчас выдают за оркестр театра – нанятые студенты и преподаватели учебных заведений, выступление которых обходится театра около 30 тысяч гривен. Это рентабельно? Они будут ездить и выступать по области? Делайте выводы.

От балета, который некогда был гордостью театра, украшением и представлений и шоу-программ, из 24 артистов осталось три пары. Сократили репетитора по классическому танцу, который давал основу для развития артистов во всех жанрах для постановок других балетмейстеров. Главный режиссер и главный балетмейстер по совместительству, который создал балет театра, был отстранен от обязанностей и был вынужден уволиться. Так же руководитель литературно-драматургической части, которая, кроме основных обязанностей, переводила для театра пьесы, писала тексты песен, что, кстати, и сегодня звучат со сцены, не выдержала созданных условий и уволилась. Заведующий музыкальной частью, который написал тысячи музыкальных произведений и аранжировок для театра, переведен на должность рядового звукорежиссера. Дирижера, которая за несколько месяцев вывела оркестр на новый уровень, мотивировала и сплотила, было устранено, а затем сфабрикованные выговора как повод для увольнения.

Артистов переводят на низшие категории, соответственно, с более низкой заработной платой. И таких примеров можно назвать еще очень много.

Таким образом театр потерял специалистов, которых годами искали по всей Украине, которых мы пытались заинтересовать и удержать в театре.

– Как коллектив воспринимает такие изменения? Почему не протестует?

Я не могу говорить от имени работников, но я могу их понять. Вы только представьте: три года они протестовали, митинговали, голодали, отстаивая свои права. Власть их так и не услышала. Последние митинги и голодовки освещали все местные и центральные СМИ. От властей не было никакой реакции. А людям надо работать, кормить семьи, за что-то жить. Кто может освободиться – освобождается. Другие терпят, потому что боятся потерять работу, зарплату. А что им остается?

– Ходят слухи, что много актеров дорабатывают до конца театрального сезона и будут увольняться, это правда?

– Это не слухи. Я общаюсь с работниками театра и знаю, что у многих есть такие планы. Для театра это катастрофа. Театр потеряет артистов, которых уже полюбил зритель, которые достигли высокого уровня мастерства. Конечно, можно сказать, что придут новые. Но кто придет работать на таких условиях?

– Главное условие – заработная плата. Я знаю, что она не выплачивается в полном объеме. С чем это связано?

– Финансирование театра – очень важный вопрос. Во всем мире театры получают дотации от государства. У нас тоже, потому что для того, чтобы театр мог себя окупить, билет должен стоить около 800 гривен. Но в законе «Про театр и театральное дело» сказано о доступности театра. Сможет ли человек со средним доходом заплатить столько за билет? Нет. Эту возможность обеспечивает государство. Театр им. Саксаганского – областной, поэтому финансируется из областного бюджета. Ранее все эти средства шли исключительно на зарплату работникам. На материально-техническое обеспечение мы зарабатывали сами. Для меня на первом месте был человек. Настоящий актер, профессионал, который обеспечен и защищен финансово, сыграет и на голой сцене, на стульчике.

Почему сегодня не хватает на зарплату? Не знаю. Областной совет выделил на первый квартал достаточно средств, которых хватило бы и без сокращений штата и снижения ставок. Возможно, руководитель выделил часть из них на материально-техническое обеспечение. Но это не рационально, потому что театр в период новогодних и весенних праздников зарабатывает достаточно на свои нужды.

– Возможно, расходы театра выросли?

– Основные расходы театра, связанные с обслуживанием населения Киевской области, то есть с выездами в населенные пункты, и с выпуском новых спектаклей. Вы сами можете констатировать, что выездов по области сейчас стало гораздо меньше. Что касается премьер – за полгода была выпущена только одна большая спектаклей «Моя прекрасная леди».

Зато расходуются средства на оплату труда по договорам там, где раньше театр справлялся своими силами, силами штатных работников. Установлена дорогая пропускная система через турникет. Это при том, что у 80 процентов работников ненормированный рабочий день. Оплачиваются мероприятия, которые позиционируются как творческие встречи, но не несут пользы для работников. Это только то, что видно невооруженным глазом.

– Богдан Пущак публично заявляет, что в театре все хорошо, что театр зарабатывает даже больше, чем раньше. Возникает вопрос: почему не хватает денег на заработную плату?

– К сожалению, информация о финансовой деятельности театра остается между господином Пущаком и главным бухгалтером. Единственный выход – инициировать проверку соответствующими структурами финансовой и хозяйственной деятельности. Тогда все станет понятно и можно будет исправлять ошибки.

– Как ситуация в театре повлияет на зрителей? Чувствуют ли они изменения уже сегодня?

– Излишне говорить, что театр без зрителя жить не может. Много лет мы работали, чтобы завоевать самое главное – доверие. Создавали коллектив, подбирали репертуар, ездили во все уголки Киевской области. И люди нам верили. Сегодня они еще идут в театр, потому что видят своих любимых актеров, качественные спектакли, выпущенные ранее. Сегодня они еще прощают ошибки. Но многие из них уже не хотят приходить завтра. Это боль театра и моя боль. Если кто-то думает, что я радуюсь неудачам нынешнего руководителя, то он очень ошибается. Но театр должен быть в надежных руках настоящего профессионала. Не для удовлетворения моих или чьих-то амбиций, а в интересах зрителей.

– То есть театр поддерживает иллюзию расцвета и благополучия. И некоторые высокопоставленные лица в этом помогают. Как Вы прокомментируете хвалебные выступления депутатов КОР Ольги Бабий и Вячеслава Хмельницкого на празднование 85-летия театра?

– Возвращаемся к тому, что театр, к сожалению, в определенный момент стал разменной монетой в политических играх. Кто, как не Вячеслав Хмельницкий был инициатором того, что театром сейчас руководит не специалист, человек, которого даже нельзя было допускать до конкурса из-за отсутствия соответствующего образования и стажа работы на руководящей должности? Ольга Бабий говорит, что скоро театр выйдет на европейский уровень. Уничтожение коллектива, финансовые махинации – это по-европейски? Выпуск спектакля, которая разрекламирована как мюзикл, только с одной (!) общей репетицией актеров и оркестра – это европейский уровень? Это, прежде всего, неуважение к зрителю, которому предлагают «халтуру» и унижения актерского достоинства!

Именно эти люди и их сторонники три года мучили театр – инициировали урезание бюджета посреди бюджетного года, чем еще тогда склоняли меня к сокращение штата работников; называли театр «нарывом на теле Киевщины», который требуется уничтожить; дезинформировали депутатов и руководство области, говоря, что театр не подает отчеты, а руководитель транжирит деньги. А в это время театр работал и стал первым среди областных театров Украины по показателям проката спектаклей и посещаемости; все отчеты подавались вовремя, финансово-хозяйственная деятельность велась правильно и в рамках закона, что подтвердила не одна проверка.

И сегодня эти люди празднуют победу, потому что считают, что добились своего. Давайте подумаем, чего именно они добивались? Разве они думали о театре? Да нет Ольга Бабий, ни Вячеслав Хмельницкий никогда не интересовались театром в творческом плане. Они ходили на спектакли? Спросите, что они видели из всего репертуара! Очевидно, что интерес к театру у этих людей лежит совсем не в плоскости искусства. И они имеют наглость говорить о перспективах развития, о европейский театр. И они радуются, что удалось сделать решающий, по их мнению, шаг к уничтожению театра!

Я прошу не верить дезинформации, которую они и дальше распространяют. Я умоляю не верить некоторым чиновникам, которые говорят, что в театре сменилось руководство, но театр не изменился. Изменения ужасные, но пока что скрыты под гримом. Скоро они станут необратимыми – и область останется без театра. Или с театром, за который будет стыдно. Даже не знаю, что хуже.

– Есть ли выход из ситуации? Как можно сохранить театр?

– Сегодня все зависит от депутатов КОР. Большинство из них действительно переживают за театр, отстаивают интересы жителей области. Я встречался со многими депутатами. Анатолий Даниленко, Наталья Бигари совершенстве владеют ситуацией и оценивают ее на профессиональном уровне. Леонид Глиняный, Сергей Федорченко и другие тоже озабочены судьбой театра, понимают проблему и пытаются решить, за что я очень благодарен. Надеюсь, что для всех депутатов культура и духовность тоже не просто очередной пункт в повестке дня. Я верю, что они примут правильное решение. Театр можно сохранить. Для этого надо обязательно провести проверку, о которой уже было сказано и объективно оценить деятельность театра. И провести повторный конкурс на должность руководителя театра – честный и с соблюдением законов Украины.

Надежда Савчук, «Моя Киевщина»