Виталий Ярема: Вместе с Игорем Кононенко мы проводим работу по повышению уровня доверия граждан к Президенту и партии БПП «Солидарность»


Виталий Ярема рассказал о собственных политических амбициях и общую ситуацию в стране

Кроме Киевской ОГА президентская вертикаль на Киевщине представлена руководством областного партийной ячейки БПП-«Солидарность». «Моя Киевщина» побеседовала с заместителем председателя областной ячейки президентской партии, бывшим генеральным прокурором Виталием Яремой. В первой части интервью мы поговорили о том, почему он решил работать в Киевской области, политическую ситуацию в регионе и в целом в Украине

— Как бы Вы охарактеризовали себя, и как Вы сейчас на Киевщине начинаете работу? Кто сегодня Виталий Ярема?

— Я пожалуй не буду себя характеризовать, это – некорректно. Люди оценивают ту или иную персону за ее действиями, по результатам ее жизненной деятельности. У меня многолетний опыт работы на разных должностях в правоохранительных органах, в органах государственной власти. Пытался делать все, чтобы укрепить нашу страну, правоохранительную систему, побороть преступность. Некоторое время работал депутатом Верховной Рады, был в оппозиции, принимал активное участие в Революции Достоинства. Видимо, люди должны давать оценку, а не я сам себе, поэтому я не могу ответить на этот вопрос.

— Вы стали заместителем главы киевской областной ячейки партии «Солидарность». Почему выбрали именно столичный регион?

— Сегодня в стране произошло много изменений в органах государственной власти, в политике, когда состоялась Революция Достоинства, которая изменила приоритеты нашего государства, у меня возникло желание вернуться в политику после четырех лет, так сказать, пребывания на пенсии. Я себя вижу в политике на Киевщине, и надеюсь, что удастся баллотироваться и избираться, потому что это моя Малая Родина, потому что там я родился, там много проблем, которые сегодня необходимо решать. Они в значительной степени превышают проблемы столицы. Это социальные вопросы, и проблемы правоохранительной деятельности, инфраструктуры, медицины и тому подобное.

Уровень медицинского обеспечения на Киевщине не поддается никакой критике. Оказание медицинской помощи осуществляется на очень низком профессиональном и организационном уровне. В очень сложном и запущенном состоянии находится вопрос образования. И оно требует не только финансового или материального улучшения, но и вопросы законодательного обеспечения. Учитывая свой опыт работы на государственной службе, я бы хотел внести позитив в развитие Киевского региона.

Ярема на празднике последнего звонка в родной школе на Переяславщине

— Если говорить о политической деятельности в рамках политической партии, которые сегодня Ваши основные функции, блок работы Вы на себя берете?

— Когда я принимал решение как реализовать себя в политическом пространстве, однозначно решил работать вместе с Президентом Украины Петром Алексеевичем Порошенко, работать в его политической силе. Потому что считаю: на сегодня, кроме него, кроме его команды, в стране очень мало политических сил, которые могут конструктивно развивать страну, противостоять внешнему врагу и осуществлять шаги по европейской интеграции нашей страны.

За годы независимости я не занимался партийной работой, но после вступления в ряды партии БПП «Солидарность», партийный актив поручил мне вопросы политико-правовой работы в этой структуре, чем я сейчас и занимаюсь.

— То есть Вы розбудовуєте партийную структуру? Ее не было?

— Нет, она существовала. Есть устав партии, есть партийная организация. Она активно работает. Но политико-правовые вопросы, касающиеся организации работы партии «Солидарность», они находились, я считаю, не на очень должном уровне. Поэтому я взял на себя ответственность активизировать работу партийных ячеек в районах, пересмотреть вопрос о соответствии тех людей, которые возглавляют партийные организации, сосредоточить внимание на развитии партийных организаций, на низких уровнях – районных, поселковых, потому что эта работа на Киевщине была очень ослаблена. Особенно в некоторых регионах, например, Бориспольском, Яготинском, Переяслав-Хмельницком, Згуровском районах, где люди использовали свое нахождение в партийных структурах для того, чтобы сделать себе карьеру, решить собственные вопросы, и когда в них не произошли положительные изменения, они эту работу свели на ноль.

Сегодня нами принято решение заменить нескольких руководителей партийных организаций, в частности, в Переяслав-хмельницком, Яготине. Сейчас мы активно работаем по другим регионам, где партийные организации практически не выполняют свои функции, то есть партийные ячейки не соответствуют тем требованиям, которые стоят перед партийной организацией.

— Сейчас в связи с изменениями законодательства руководители райгосадминистрации не являются госслужащими, и не исключено, что кто-то из руководителей будет привлечен к партийной работе. Не будет ли это выглядеть как админресурс, если кто-то из руководителей райгосадминистрации возглавит партию?

— Я – юрист, и придерживаюсь правовой точки зрения, что позволено делать все, что не запрещено законом. Это – конституционный принцип. Не исключаю того, что руководитель районной администрации будет возглавлять партийную организацию и воплощать в жизнь те принципы, которые предусмотрены уставом партии. Тем более партия сегодня представляет Президента Украины, который реализует те свои предвыборные обещания и программные принципы, с которыми он шел к людям.

— Проехав несколько районов области, видно, что активизировались приемной. Но те люди, которые критикуют президента, они несколько лет свои приемные финансируют, поддерживают. Не поздно ли открывать приемные партийные за девять месяцев до президентских выборов?

— Вы знаете, я вспоминаю один из брифингов президента Украины. В ответ на вопрос журналистов он сказал, что он в своей жизни еще ни одни выборы не проиграл, и не собирается следующие проигрывать. Он уверен в себе.

Я думаю, что сегодня украинское общество растет в плане сознания. Мы не можем ориентироваться на электорат, который был в 2012 году или еще до этого, когда можно было покупать избирателей, раздавая пайки, деньги социально незащищенным людям. Тогда это приводило к тому, что в парламент попадали люди, которые не являются законодателями, политиками, но идут туда для защиты своих коммерческих интересов или для защиты от преследования правоохранительных органов. Сегодня мы видим, что большая часть депутатов даже не посещает Верховную Раду, и из них законотворцы – никакие. Это все люди, которые купили себе должности на мажоритарных округах. Сегодня, я считаю – и это заслуга, в первую очередь президента, его открытости к демократическим изменениям, которые произошли за последние четыре года – эти методы борьбы на выборах не будут проходить, потому что люди уже понимают, что это позорит избирательный процесс. Они понимают, что если они будут выбирать за деньги президента, то уровень их жизни, и все в их стране вообще не изменится.

Власть в Украине принадлежит людям и они имеют право выбирать того президента, и того депутата, которого они считают нужным. Единственное, что агитация должна проходить с соблюдением законов и в правовом поле. Правоохранительные органы должны обеспечить правопорядок во время агитации и голосования, чтобы не было подкупа и других нарушений избирательного законодательства. Каждый имеет право на свою точку зрения. Сегодня происходит просто оголтелая критика в адрес президента даже по вопросам, за которые он не несет конституционной ответственности. Я считаю, что это станет понятным людям, и избиратели разберутся, степень ответственности каждой из ветвей власти в Украине.

Мы находимся в очень затруднительном положении, и с точки зрения экономической, и с точки зрения политической. Мы видим, что за четыре года страна вошла в такую перманентную стадию войны с Российской Федерацией, которой мы не видим конца. Часть нашего общества считает, что нужно садиться с Путиным за стол переговоров, и говорить о том, как закончить военное противостояние. Часть – абсолютно против этого, говорят, что нужно лишь укреплять оборонную систему нашей страны и отвоевывать нашу территорию, глазу которую временно оккупировала Россия. В таких условиях работать президенту очень трудно, очень трудно принимать политические решения.

Мы видим поддержку наших внешних партнеров, но все равно нет единой точки зрения относительно того, как реагировать на те процессы, которые происходят в Украине, на границе, на оккупированных территориях. Многие из руководителей европейских стран хотят экономического сотрудничества с Российской Федерацией и не хотят поддерживать санкции против РФ. Высказываются о снятии санкций с Российской Федерации, а это означает, что они поддерживают агрессию. Решение этих сложных вопросов находится в компетенции Президента Украины. И украинская дипломатия делает много возможного и невозможного для того, чтобы держать ситуацию на пользу Украины, чтобы заставить агрессора остановиться. И если садиться за стол переговоров, то садиться за нашими условиями, под нашим контролем, а не под требованиями Российской Федерации. Потому что требование РФ одна – мы должны отказаться от Крыма, чего мы никогда не сделаем, по крайней мере до того времени, пока президентом будет Петр Алексеевич Порошенко. И поэтому сегодня РФ финансирует различные политические силы Украины для дискредитации президента и правящей коалиции.

— Один народный депутат из Киевщины обвиняет Вас в том, что Вы через свое окружение давите на него. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию, были ли такие факты давления, были предложения отказаться от округа?

— В 2012 году во время выборов в Верховную Раду я попросил своего родного брата, который сегодня является фермером на Переяславщине, поддержать кандидата в народные депутаты Сергея Мищенко, так как тогда он позиционировался как оппозиционер. И мой брат, и большое количество людей с Переяславщины помогали ему, проводили агитационные акции для поддержки этого кандидата. И благодаря этому, только благодаря этому Сергей Мищенко стал народным депутатом. Затем прошли времена, начались события связанные с Майданом. На одном из майданов в Переяславе выступил мой брат и спросил: где же наш народный депутат Сергей Мищенко, которого мы избрали, почему он не принимает участия в протестных акциях против Януковича. И после этого в сессионном зале ко мне подошел Сергей Мищенко и высказал угрозы в адрес моего брата. Произошел скандал, во время которого я поставил его на место. Его знакомства , его дружба, и его отношения с Пшонкой – это вопрос пусть исследуют журналисты, если им это интересно. Я не люблю копаться в нижнем белье. Но я знаю, что этот человек не был идеологически с майданівцями.

То, что он сегодня олицетворяет какого патриота – это неправда. Он знал о том, что я начинаю работать на Киевщине, на просторах партии «Солидарность». Конечно, это его очень взволновало. Он испугался и начал писать разные глупости про меня и мою семью, которые абсолютно не соответствуют действительности. Я не имею желания вступать с этим аморальным человеком в противостояние. Это вопрос избирателей – как они оценят работу того или иного политика на округе. Не хочу ничего говорить об этом человеке. И придет время, когда все его коррупционные схемы вылезут наружу. Люди, особенно его избиратели, узнают про этого волка в овечьей шкуре.

Сегодня мы с одно партийцами проводим работу, встречаемся с населением, рассказываем людям о том, что происходит необоснованная, совершенно безосновательная критика президента Украины, большинство которой – надуманные факты, сформированные политическими силами и крупными финансовыми структурами, которые не хотят видеть президента Порошенко в следующем сроке. Потому что для них надо поменять курс Украины, надо посадить Украину за стол переговоров с Россией, чтобы мы отказались от Крыма, от претензий на свои территории.

Конечно, огромные средства вливаются на борьбу против Порошенко, и будут иметь какой-то положительный для них результат. Мы видим, какими билбордами сейчас засорена тенриторія Украина. Интернет, телевидение завалено одним лицом. А откуда деньги? Кто это все финансирует? Конечно, это огромные средства. И большое количество олигархов, особенно русских, не желающих видеть президентом Порошенко. Я считаю, что моя позиция в этой ситуации абсолютно прямая, абсолютно понятна: необходимо продолжить тот курс, который мы выбрали тогда, когда доверили должность Президента Украины Петру Алексеевичу Порошенко. А это курс евроинтеграции, санкции против РФ и безвизовый режим, а также попытка объединить украинцев вокруг основного идеологического и духовного органа – православной церкви. Это все, конечно, раздражает Путина, и всех этих шавок, которые вокруг него крутятся. В частности, и колобарантів, которые живут в Украине. Они все будут работать против Порошенко. Я сегодня стою рядом с президентом и буду бороться за то, чтобы Украина не меняла свой курс, и мы ее развивали как демократическую, европейскую державу.

— Если вспомнить период Вашей работы в прокуратуре, почему-то постоянно возникает ассоциация с информационным пространством в плане дезинформации. Сегодня возбуждено уголовное дело о препятствовании деятельности правительства Яценюка, когда люди начали давать показания о платные заказные акции. Не считаете ли Вы, что Ваше время работы в Генеральной прокуратуре сопровождался подобным процессом, и не стоит этот вопрос поднять в таком же формате, как по правительству Яценюка?

— Я думаю, что история все эти факты рассудит. Я не думаю, что этому всему нужно давать какую-то юридическую оценку. Потому что чрезвычайно большие мощные силы были задействованы, когда я работал Генеральным прокурором, для того чтобы меня дискредитировать на той должности, и для того, чтобы сменить вообще работу правоохранительной системы.

Должность Генерального прокурора аккумулирует в себе очень много правоохранительных функций, основной является надзорна функция расследованием, и, конечно, моя позиция тогда, в 2014 году, относительно системных хищений миллиардов средств из украинского бюджета, и расследование этих схем, преследования лиц, которые этим занимались, не устраивала, в частности, и новое руководство государства, в том числе и работников Кабинета Министров, которые, придя на должности, сели практически на те же схемы, которые использовал Янукович и его преступная команда. Обратите внимание на мое выступление в парламенте в феврале 2015 года, где я называю все эти факты –системные хищения государственных средств из так называемых государственных монополий, например, «Нафтогаз», «Укрнафта», «Энергоатом», «Центрэнерго», «Укртелеком», «Укрзализныця» и тому подобное.

Конечно, такое развитие событий не устраивало ни руководство Кабинета Министров, ни тех криминально-олигархических структур, которые питались из государственного бюджета. Поэтому в отношении меня, руководства Генеральной прокуратуры была организована беспрецедентная дискредитационая кампания с привлечением средств массовой информации, проплаченных акций, карманных народных депутатов.

Каждое заседание парламента начиналось с выступлений Соболева или Парасюка, из уст которых звучали совершенно нелепые и лживые обвинения в мой адрес.

В конце 2014 — начале 2015 года следователями Генпрокуратуры проводились масштабные процессуальные действия, направленные на документирование преступных схем в органах власти. Вспомните хотя бы несколько эпизодов нашей деятельности по ПАРівському углю, по деятельности руководителей «Центрэнерго», по выведению с Украины миллиардных средств через Национальный Банк. Когда я увольнялся с должности, следователи Генеральниї прокуратуры проводили около 70-ти обысков в структурных подразделениях НАЭК «Энергоатом». Под стражей находились несколько руководителей государственных компаний. У меня вопрос к журналистам и так называемых «общественных деятелей»: а в каком состоянии находятся эти производства сейчас? Почему они не являются предметом обсуждения в обществе?

В 2014 году Генпрокуратурой были объявлены в розыск 22 сторонники Януковича за совершение преступлений во время Революции Достоинства. Сейчас все они сняты с розыска, по большинству из них сняты санкции в Совете Европы. Сегодня уже некоторые из них выступают в СМИ и критикуют власть, пытаются реабилитироваться в глазах украинского общества.

У меня вопрос к «карманных депутатов» Лєщенка, Наема, Парасюка, Куприя — А почему Вы молчите, не поднимаете эти вопросы в парламенте? Видимо, что-то не так с нашими «правдорубами». Или уже перестали платить?

Сегодня в нашей стране информационная политика построена так – кто платит деньги, тот заказывает музыку. Президент посещает зарубежные страны, находится в военных частях, делает все для того, чтобы перестроить армию, для того, чтобы не сняли санкции с РФ, для того, чтобы объединить наших партнеров против России. Под этот шумок вся эта нечисть, которая сегодня собралась в Украине и зарубежом, делает все для того, чтобы Украину разорвать. Формирует имидж президента, как какого-то монстра, который способен справляться с ситуацией в стране. Я считаю, что это несправедливо, и образованные люди должны понимать те процессы, которые сейчас в Украине происходят. Уверен, что уровень сознания украинского общества такой, что на выборах 2019 года Петр Алексеевич победит и продолжит европейский курс нашей страны.

— Пока президент работает, в Киевской области представители «Нового курса» Тимошенко, а также представители «Опоблоку» контролируют весь медиа-блок. Как так случилось, что третий губернатор Киевщины не является самостоятельным по сути? Почему у каждого губернатора есть некий серый кардинал, представленный в него куратор… Что еще должно произойти в стране, чтобы губернатор работал на государство, а не на своего политического шефа, патрона? Что нужно сделать? Очередную революцию?

— Я этого не буду утверждать. Я общаюсь с губернатором, и последнее наше общение было перед голосованием в Киевоблсовете, где я высказал свою точку зрения в СМИ и был подвергнут очень большой критике. Потому что Киевщина, пожалуй, один из немногих регионов, где пропрезидентская политическая сила находится в оппозиции, против нее объединились и «Батькивщина», и «Опоблок», «Укроп», «Свобода» для того, чтобы не дать возможность президенту реализовать свои программные принципы на территории Киевской области. Это все дошло до того, что жители Киево-Святошинского района были вынуждены перекрывать улицы, и ехать пикетировать улицу Туровскую в Киеве, где находится офис «Батькивщины», чтобы высказать свою точку зрения в такой вот способ, чтобы заставить все же областную раду проголосовать за бюджет. И сегодня бюджет работает, хотя, я считаю, что достаточно неэффективно. Это связано с длительными процессами по соответствующим тендерам, срокам и обжалованием этих тендеров. Но ведь и есть те социальные программы, которые необходимо выполнять для того, чтобы обеспечивать жизнедеятельность области.

Критику ситуации, которая складывается в социальной сфере, экстраполируют на адрес Президента. Вовремя дали пенсию, не отремонтировали дорогу, не залатали крышу на школе – во всем виноват президент. Такая информационная политика…

К сожалению, большинство людей не понимает, что эти вопросы касаются органов местного самоуправления и, в частности, областного совета.

— Вернусь к вопросу относительно противостояния между облсоветом и обладминистрацией. Обозреватели отмечают: на самом деле там нет противостояния, а есть иллюзия борьбы. Даже есть информация, что действующий губернатор готовится идти чуть ли не от «Батькивщины» на следующие выборы. Как Вы оцениваете – насколько это влияет на перспективы развития Области? Что нужно сделать, чтобы избежать этого политизации органов местной власти и органов самоуправления области?

— У нас, к большому сожалению, политизирована вся система органов власти, вопреки Конституции, в частности, и правоохранительные органы. Когда мы перестанем в парламенте назначать руководителей органов исполнительной власти по квотному принципу, тогда у нас не будет политизации и политической коррупции. Мне не известно, что губернатор Киевской области собирался баллотироваться от «Батькивщины». Я знаю, что он назначен президентом, и если бы такие факты имели место, Президент отреагировал бы. Я про такие вещи не знаю.

Председателем партии в Киевской области является Игорь Витальевич Кононенко. Мы с ним сотрудничаем и налаживаем тщательную работу по повышению уровня доверия населения к такой политической силы, как БПП «Солидарность».

— То есть та роль, которую себе отвоевал нардеп, бывший «регионал» Ярослав Москаленко по своему влиянию на ситуацию на Киевщине, всех устраивает?

— Вы задаете вопросы в утвердительной форме. Я не могу отвечать на них утвердительно. Если вы знаете какие-то дополнительные факты, то это ваши факты. Ярослав Москаленко – депутат ВР, он сегодня входит в коалицию парламентских фракций. Я знаю, что он много работает в Киевской области, в том числе, проводит много акций для популяризации политической силы «Солидарность» и «Воля народа». Если есть какие-то факты предательства, например, работы на какие-то другие политические силы, я думаю, что у президента есть достаточно сил и полномочий отреагировать на все эти процессы, если эти вопросы касаются деятельности КОДА. Но я про эти факты, кроме каких-то слухов, честно говоря не слышал.

— Как Вы видите процесс объединения общин? Или это должны быть общества равных – как одна из идей, которые продвигают, это должно быть в пределах отдельных районов? Как, по Вашему мнению, правильно объединять общины, нет одного правильного рецепта?

— Вы знаете, я профессионально сформировался в административно-командной системе, в структуре, которая имеет такое понятие, как «единоначальність», и для меня структурированная система органов власти или правоохранительных органов, всегда является примером эффективного управления. Государство-область-район-город-село – это административно-территориальное деление, который предусмотрен Конституцией. И, по моему мнению, все органы государственной власти, правоохранительные органы соответствующим образом должны быть сформированы, действовать соответствующим образом. Так, кое-кто скажет, что это – советская система. Но сегодня, когда в стране происходит так называемое реформирование, в частности, и органов местного самоуправления, я далек от того, что все населенные пункты в результате ОТГ смогут на одном уровне обеспечены финансово и материально для того, чтобы решать свои вопросы на местах. Это связано, в первую очередь, с наличием тех или иных предприятий на этих территориях.

Есть территории, где совершенно отсутствуют зарегистрированные налогоплательщики, и эти населенные пункты существуют без государственного бюджета, без поддержки районной власти или областной. Логично, что они будут заброшены, если объединятся с такими же населенными пунктами. Поэтому к этому вопросу нужно подходить очень взвешенно.