Валентин Кухаренко: слепой, без ноги, но полон небесного оптимизма

Массовое обнищание украинский, которое особенно быстрых темпов вступило в последние годы, к сожалению, стало уже привычным явлением. И если для улучшения материального положения работающих еще принимаются определенные неоднозначные меры, то о пенсионерах, создается впечатление, просто забыли. Однако и среди этого слоя есть такие, выживать которым особенно сложно.

Жителю Переяслава-Хмельницкого (Киевская область) Валентину Кухаренко 75 лет. Около 20 из них он полностью слепой. Мало того, где пару лет назад из-за заболевания ему еще и отрезали правую ногу. В небольшом домике в центральной части города, где живет, рассказал нашему корреспонденту о своей жизни, как говорится, “на заслуженном отдыхе”.

“Материально ограничиваем себя в чем можем”

– Валентин Степанович, скажите, пожалуйста, кроме пенсии, есть еще какой-то прибыль?

– Живем с женой. На коммунальные услуги получаем субсидию. Пенсия у меня 1600 грн. в месяц, у нее меньше. Вот на эти деньги по сути и выживаем. Возле дома есть огород. Летом есть возможность выращивать различные овощи, а вот, скажем, для картофеля места там уже нет. Конечно, материально трудно. Во многом себя ограничиваем. Мяса, колбас или иные дорогих продуктов не покупаем. Но к такому я был готов еще с детства. Родился в многодетной семье. У нас было правило: исполнилось тебе 16 лет, то уже сам старайся позаботиться о своем содержания. Поэтому и сейчас, хоть и бывает трудно, свои проблемы стараюсь ни на кого не переводить. И считаю, что мне сейчас всего хватает. Правда, в таком возрасте многим людям немало приходится тратиться на лекарства, если есть деньги. Но для себя я их не покупаю, кроме лекарств от давления. И к врачам, собственно, не обращаюсь.

– Вот смотрю на вас – вы полны бодрости. Другой в такой ситуации, возможно, уже давно упал бы в отчаяние. В чем причина такого вашего оптимизма?

– С удовольствием открою этот свой секрет. Когда ослеп, жена немало возила меня к врачам, но безуспешно. И я не знал, что с собой делать. Такая меня окутала тогда депрессия, мрак, не хотелось жить, принял решение отравиться. Договорился со знакомыми и те где получили и принесли мне яд. Однако, как потом я понял, Божий промысел моей жизни был другим. Где-то в те драматические дни, когда я думал все для себя закончить, к нам во двор пришла одна Переяславка. Разговорились. Посоветовала сходить на собрание евангельской церкви “Победа”. Уже не помню, видимо, она и сама их посещала. Мы пошли в ПМК 14, там они тогда проходили, и Бог спас меня в первый же день, хотя до этого в церквях никогда не ходов.

“Мне никакие сны уже не снились года два. А тут вдруг такое! ”

– Вы так и остались верующим, никогда не разочаровывались?

– В тот первый день Бог наполнил меня такой радостью, что когда вернулся домой, повиливав и ту яд, и все свои запасы водки. Перед этим я водку закапывал возле дома, чтобы была про запас. И с тех пор меня даже не тянет к алкоголю. Если вспомнить, то в течение всех этих 19 лет, я верующий, только однажды меня окутывала депрессия. Это, когда мне ампутировали ногу. Меня привезли после операции домой, и у меня было такое состояние, что якобы не мог понять, что со мной произошло. Накатила депрессия. И уже где-то через сутки миновала. Я считаю, что раз уж со мной это произошло, то так было и нужно. И не жалуюсь на судьбу: ни на то, что слепой, ни на то, что остался еще и без ноги. Я знаю главное: Бог меня хранит спасения, чтобы я был на небесах. Я уверен, что если и умру, то буду с Богом.

– Ваш оптимизм это – хорошо. И дает Бог еще какие-то подтверждения для такой уверенности?

– Вот последний пример. У меня есть немало родные и практически все верующие. Старшая сестра Рая живет в Барышевке. И вот дня за два до вашего прихода мне приснился сон. Якобы мы с ней где-то ехали. На автобусной остановке подошли к кассе. Сначала она получила билет, потом к окошку подошел и я. Кассирша мне искренне улыбнулась и тоже дала билет. Я проснулся. Возможно, кто-то в таком сновидении ничего особенного и не увидит, но я размышлял над ним, и он для меня стал откровением. То есть мне пришла полная уверенность, что сестра, как верующий человек, имеет спасения, и для меня тот билет не в автобус, а на небеса. Я потом позвонил сестре и рассказал ей обо всем этом.

Скажу вам еще и такое: мне уже очень давно совсем ничего не снилось, возможно, года два. А тут вдруг такое! Когда проснулся, очень удивился, что во сне я ходил обеими ногами, и видел своими глазами.

В теплую погоду посещает церковь вместе с родней на инвалидной коляске

– Вы когда-то были пастором одной из евангельских церквей, где люди исцелялись. С вами никогда ничего такого не случалось?

– Да, это была дочерняя городская церковь известной киевской общины “Посольство Божье”. Хотя я был тогда уже и слепой, в Киеве меня рукополагали на пастора, и потом я много лет был служителем. Сейчас большинство людей, которые были в той нашей церкви, как и я сам, и мои родные, ходят в переяславской церкви “Небесная страна”. И, кстати, иногда по привычке меня и сейчас называют пастором.

Относительно исцелений, то они и были, и есть, потому что в соответствии с записанных Божьих обетований мы верим, что Бог исцеляет. Когда я ходил, кроме того, что уже был слепой, у меня еще и болело сердце. А мы время от времени ездили в Киев на собрание нашей центральной церкви. И вот однажды собрались с женой ехать, а у меня так болит сердце, что и ходить трудно. Говорю ей: “Ну, дойду до площади, там отдохну, а потом пойду и до автовокзала”. Когда мы уже добрались на собрание в Киеве, Бог меня исцелил. С тех пор сердце перестало болеть. Что касается слепоты, то меня молилась и большая церковь, и лично пастор Сандей, но, как видите не произошло.

– Когда люди в вашем состоянии могли подрабатывать, составляя защелки, розетки и некоторые другие несложные изделия. Является ли это сейчас?

– Когда еще мог ходить, кроме своего пасторства, я еще и возглавлял переяславскую общественную организацию слепых “Вартема”. Тогда в ней насчитывалось где-то до трех десятков человек. Время от времени из Киева по объединению слепых нам передавали работу. Заработать можно было не много, но хоть какая-то поддержка и была. Еще нам как когда тогда оказывали и некоторую благотворительную помощь. В Переяславе и сегодня есть много незрячих людей, но уже много лет никакого такого приработка для них, к сожалению, нет. Хотя следует также сказать, что с тех пор, как мне отрезали ногу, я нигде и не бываю. И ко мне никто не приходит. Так что с посторонними людьми почти не общаюсь.

– А как вообще проходят ваши дни? Что для вас лично жизни на пенсии?

– Поскольку я верующий, для меня все связано с Богом. Когда просыпаюсь где-то в пять утра, и молюсь, и слушаю слово Божие. У меня есть такой электронное устройство, где записана вся Библия. Еще к нам приходят верующие с “Небесной страны”. У нас дома еженедельно проводится собрание домашней церкви. Читаем Евангелия, разбираем их. А уж, когда теплая погода, вместе с родней и я посещаю собрания в нашей церкви на улице Сковороды. У меня есть инвалидную коляску. Так что у меня нормальная жизнь на пенсии. Есть много людей вполне здоровых, обеспеченных, но не имеющих мира в себе. Это – проблема. Меня Бог наполняет и миром, и радостью, и любовью ко всем людям.