Уникальный Обуховский мастер рассказал о возвращении к ремеслам

Обухивець Николай Майко н ародився 1962 года в селе Снякивка на Черниговщине. С 1982 года работал водителем совхоза “Обуховский”, с 1998 – “Укртелекома”. Уже в зрелом возрасте занялся коллекционированием кирпичей из разрушенных храмов, стал создавать их макеты, фрагменты замков Украины, модели традиционных земледельческих орудий труда. Создал уникальное историко-этнографическое оформление помещения Обуховской ООШ №4.

Об этом говорится в интервью by Елена Артюшенко с автором сюжета ( НИКОЛАЙ МАЙКО – МАСТЕР, меняющий МИР, ОО НАРОДНАЯ СОВЕТ Обуховщине ).

***

С какого времени и от чего началась у Вас «болезнь» познания своих корней и использования его для современного творчества?

Еще в школе я увлекся ручным трудом, охотно мастерил. Это увлечение осталось на всю жизнь. А «разгорелось» настоящим огнем желания найти, сохранить, восстановить наше наследие где в тридцать пять лет. Нашел в родном селе на чердаке старую кирпич с клеймом Ивана Кобиляцького. Кирпич была с разрушенной советской властью в 37-м году п`ятикупольнои церкви. Тогда люди разобрали кирпича с ней и держали на чердаках как обереги. Матери расспросил, откуда и. Вышел на улицу: сидят старухи, подхожу к ним и показываю кирпич из разрушенной церкви, с клеймом. Одна из женщин взяла ее, поцеловала, к сердцу приложил. Поняв, что для этих женщин значила церковь и память о ней, я стал собирать кирпичи из потерянных навсегда храмов – бесценные материальные свидетельства нашего духовного наследия. Есть у меня кирпич из разрушенной в тридцатых годах Обуховской Свято-Воскресенской церкви с клеймом Бердяевых. С Нещеривськои церкви, которую построили Гудымы. Был еще такой тогдашний производитель кирпича Ясько из Киева. С его кирпича построил сахарозаводчик Зайцев Григоровской сахарный. В моей коллекции есть кирпич этого производителя с разрушенной церкви с Дмитриевич. Старые дома в Киеве – тоже его клеймом. Был еще такой популярный производитель кирпича Лунев. Нашел я кирпича с его клеймом с фундамента бывшей деревянной церкви в Григорьевке, которую сожгли комсомольцы, а стояла она там, где школа. Уже в наше время на открытии Григорьевского школьного музея я познакомился с местной женщиной, которая рассказала мне о церкви. Таким образом я собрал тысячи экземпляров кирпичей. И за каждой – жизнь наших предков. Так я начал изучать историю храмов, их архитектуру, родословиях выдающихся людей. А чтобы показать своим современникам, как выглядела та или другие церковь, я начал создавать их макеты. Затем в сферу моей заинтересованности вошли знаменитые замки Украины: Луцкий, Хотинский, Любарта и другие. Не у всех есть возможность их увидеть, поэтому я начал создавать макеты фрагментов этих замков и изучать их историю, потому что людям же надо рассказать о них.

У посетителей выставок больше интереса к Вашим моделей бывших орудий труда. Они – точные копии в деталях и еще и в рабочем состоянии.

Действительно, людям интересны не только сами, например, крупорушка, жернова или станок, а и принцип их работы. Например, у меня 13 образцов различных ткацких станков. И все работающее: и орудия труда, а также образцы старинного оружия, которым особенно интересуются мальчики. Жернова я нашел у себя на родине в болоте, пожалуй, люди спрятали их во время коллективизации. Деревянное все сгнило, а каменные круги привез сюда, помыл. Спасибо Игорю Васильевичу Лавренюку, с которым встретился возле музея Малышко. Он меня впервые видел и я. Попросил у него дубовые доски для реставрации. Я и не ожидал, но через несколько дней доски мне привезли.

Вашему делу, как и подобной ей, всегда приходится преодолевать различные трудности и преграды. Потому что, как говорят, большое видится издалека. Работает не на всех дано видеть в этих моделях, в кирпичах полезную обществу дело.

Я мастер-одиночка. Сам отыскиваю, собираю, восстанавливаю. Как водитель «Укртелекома» езжу по всей округе. Пока мои коллеги что-то ремонтируют, я обязательно иду в местный музей, все рассматриваю, знакомлюсь с краеведами. Недавно познакомился с хорошим человеком – директором Жукивцивськои школы Басенко Василием Андреевичем, который показал мне сельский музей. Там я увидел надгробную чугунную плиту известного промышленника Черноярова, на которой высечена имена похороненных представителей одной семьи. Кстати, что меня еще поразило в Жуковцах: чистый уличный туалет, даже с туалетной бумагой! Маленькая деталь, характеризующая и общество, и ее руководителей. Здесь поняли, что Европу построить можно и в селе, и для этого не много надо. Люди по району уже знают мою коллекционерская страсть, предлагают старинные вещи, подсказывают, где раздобыть. Материалы для реставрации использую свои. Основная моя работа – это кропотливое восстановление экспоната, приведение его в рабочее состояние.

Ни один художник не останавливается на достигнутом, а всегда строит планы на будущее.

У меня замыслов очень много. Жаль, на все не хватает времени, потому что еще должен зарабатывать себе на хлеб. А еще город, родственные заботы. Если бы я имел возможность полноценно работать как мастер, то наверняка больше пользы стране принес. Вот сейчас работаю над копией Запорожской Сечи: изучаю, планирую, где будут стоять курени, церковь, пушки, казацкие чайки, какой будет ограда, с чего все это изготовить. Нужно сосредоточения, покой, а его нет. Кручусь на одной ноге, потому что везде надо успеть. И до старости все меньше времени, поэтому надо спешить.

Творческая деятельность подводит каждого к определенным философских выводов: о нашем бытие, о нашем предназначении на этой земле, о ценности – ложные и настоящие.

Мы на земле в гостях, поэтому должны успеть побольше сделать добра. А что мы имеем: одни строят, другие разрушают. Одни ломают, другие восстанавливают. И мы ничего не создают, не останавливаясь врут. Как лгали нам о «бандита» Зеленого, а на самом деле он герой, потому что отдал свою жизнь за народ. Как лгали нам о коммунизме, а оказалось, что жили мы в концлагере. А мастера творили и продолжают творить на энтузиазме, потому что Бог нам дал такую ​​ношу. Он на шкафах стоят мои станочки, скрытые от влаги, ждут встречи с людьми. Еще один сделаю – станок времен трипольской культуры. Неравнодушные к искусству люди предлагают мне интересны проекты, поэтому некогда отдыхать. Я этим живу. Даже когда фильмы исторические смотрю, обращаю прежде внимание, как, например, изогнутый лук, какой формы меч, как работает станок – все «мотаю на ус», все мне понадобится в творчестве.