Украинский спецназовец: На войне стало довольно скучно

105188Находясь в кратковременном отпуске, один из спецназовцев ССО (сил спецопераций) дал согласие встретиться и рассказать о жизни на передовой, но просил не называть его имени.
Его спецподразделение дислоцируется в Донецкой области в «зеленой» зоне.
Но работает по всей линии соприкосновения, там где «надо»: ребят постоянно куда-то «забрасывают» на несколько дней … Нет ни одной точки на карте АТО, где бы они ни были!
В подразделении служат только контрактники, средний возраст которых – 30 лет.
В общем УСН – сборная «солянка»: сюда собрали людей из всех спецназов, которые только были в Украине (3-й армейский спецназ, Нацгвардия, ГУР, СБУ и т.д.).
Сначала в элитном украинском часть «выдергивали» небольшие подразделения, которые имели высокий уровень подготовки: «согнали» всех вместе и назвали УСН.
Сейчас сюда сразу набирают на службу, но попасть в подразделение очень трудно.
«Как был страшный недобор на контракт, так и остался»

– Когда подписали контракт и на какой срок?
– Подписал в феврале 2015 года на пять лет. А вот некоторые из моих товарищей поподписывали фактически бессрочные контракты: «до окончания особого периода».
– Какие бытовые условия и как «часто» происходит ротация?
– Служу в элитном подразделении, поэтому у нас с ребятами условия лучше, чем в «стандартных» военных. Например, недавно американцы проспонсировали и нам дали нормальные домики. А до этого жили, как и все, в палатках с «буржуйками». Однако на «передке» все спят под землей – в землянках, так безопаснее.
С собратьями на «передке» постоянно не стоим – время от времени ездим туда «работать» … У нас своя специфика. Домой я «катаюсь» каждые два месяца, а всего ребята из других подразделений – раз в полгода ездят домой, и то, если повезет. С ротацией сейчас очень трудно, потому что наверху думали, что когда поднимут зарплату, то народ «повалит» на контрактную службу.
А в реальности – как был страшный недобор на контракт, так и остался: желающих служить нету. Поэтому на ротацию многие не могут попасть – некем заменить. Есть ребята, которые по полтора года сидят на «передке» безвыездно. Их никто не отпускает: ты пишешь «заявление» о том, чтобы тебе дали кратковременный отпуск домой, а эту бумажку при тебе и рвут …
– А какая зарплата у контрактников?
– Зарплату выплачивают полностью i вовремя. Минимальная у рядового контрактника – 7000, а в, например, прапорщика – 9000. Плюс предусмотрены доплаты. Они зависят от того, в какой из трех зон ты находишься. Скажем, ежемесячная доплата в 4200 гривен, если ты на «нуле» и постоянно там живешь.
Ну а чем дальше от «передка», тем меньше доплаты (третья линия – где 1200 гривен ежемесячно). Правда, не очень «ровно» выплачивают так называемую «боевую тысячу», которую предстоит выплачивать на «нуле» за каждый день боев.
– Бои сейчас идут постоянно?
– Постоянного ничего нет – все меняется. День – война, день – тишина. Сейчас все по «точкам»; нет такого, как было раньше, – прямая линия фронта, все воюет. Может быть такое, что вот здесь каждые три минуты падает мина, а через три километра, на соседнем блокпосту, – полгода уже никто не стрелял. Как правило, стреляют там, где нет контрабанды! А там, где ее «гоняют», войны нет, там всегда тишина. И «летит» контрабанда в обе стороны: каждый день кто зарабатывает миллионы. Перевозят, что душе угодно: на той же стороне дефицит всего.
С оккупированных территорий как ездили к нам за едой, так и ездят. Когда проезжаешь любое КПП (или КПВВ), видишь людей, которые круглосуточно там спят в машинах, ожидая очереди, чтобы проехать на нашу территорию. И так же – чтобы вернуться обратно домой. Сейчас любое КПВВ (контрольный пункт въезда-выезда) – это маленький городок, где есть масса ларьков с едой, чаем и т.п.
«Каждый погибает до десяти человек»

– Официально же уверяют, что желающих служить по контракту немало …
– Одно дело – служить в мирное время, другая – сейчас … Люди не хотят рисковать своей головой даже после повышения зарплат. Тем более что реальные потери скрывают. Мы с ребятами из других подразделений общаемся, ведь звоним друг другу, так вот, проанализировав, пришли к выводу, что когда достаточно тихо и некая «средняя» война на всей линии соприкосновения – в день погибает до … 10 человек! А по телевизору скажут – один. А если речь идет о серьезном бой в какой-то только одной точке, то только здесь можем потерять 10 бойцов, а еще 30 получают ранения.
По официальным данным, погибших за все время АТО – около 5600 бойцов, но, опять же, по нашим с ребятами подсчетам – все 30 000 наберется! В первое время многих вообще не считали: ребята гибли сотнями, и где ямку выкопали – там всех в «братскую» и закапывали. Например, в тех же добробатах фактически не было списков людей – их вообще никто не считал. В Иловайскому и Дебальцевский котлах сколько полегло ребят из «Донбасса», «Азову» и других добробатив – никто точно не знает. Ребята воевали, а в списках их не было …
А тем, что выжили, также туго – многие не могут доказать своего участия в боях, ну и, соответственно, статуса, выплат не получают. Например, какой-то из добробатив переподчинили в МВД. Им подают списки погибших, а те футболят в ВСУ: и те, и те говорят, что это не их ответственность, бумажки со списками «плавают».
– В плену гораздо больше наших, чем официально говорят?
– Никто этого не знает. Наше подразделение постоянно ездит на обмены и мне неоднократно приходилось «туда» конвоировать «Сепар», а «оттуда» забирать наших. Поэтому общался и с теми, и с теми …
Наши с пленными «Сепар» нянчатся, как с малыми детьми; им здесь – нормальные еда и бытовые условия. Мы же играем в суперьевропейську страну! А из наших пленных «там» издеваются: все ребята приезжают поломанные, как физически, так и морально …
«Перспектив по завершению войны в ближайшее время нет»

– Почему обмены всегда непропорциональные?
– Так было всегда. Мы, как правило, берем в плен более их бойцов … А сначала, летом 2014 года, творилось такое … С той стороны в плен наших почти и не брали (и наши тоже, но это замалчивается), как бы для работы. Раненых просто добивали …
Также «замяли», как наших десантников с 95-й бригады по линиям электропередач развешивали … Наши решили отомстить: зашли ночью на блокпост, где стояли кадыровцы, и порозпиналы чеченов на крестах (для них это самое страшное, ведь они мусульмане) .
Тогда мы заезжали в город и никто не знал – кому принадлежит (бывало, что городок час наше, другую – их): «линия» постоянно, ежечасно менялась. Сейчас линия столкновения фактически выровнялась, и все четко знают, где чья территория. На войне стало довольно скучно …
Этот «замороженный» конфликт всем сторонам выгодно, ведь все на нем зарабатывают бешеные деньги – и наши верхи, и «Сепар», и Россия. Перспектив по завершению войны в ближайшее время нет! Скорее всего, что все «это» еще будет тянуться в «замороженном» виде не менее 3-5 лет, стоит вспомнить аналоги: Приднестровье, Абхазию, Чечню.
Реально, есть только один способ решить «гордиев узел» – это открытое силовое противостояние с Россией. И наше руководство этого боится, вот мы все и сидим и чего ждем …
Финансируют сейчас то, что дорого и чего у нас мало. Потихоньку деньги «вбрасываются» (здесь Порошенко пошел правильным путем) на ПВО – закупают новые системы, оборудование, ракеты.
Ведь россияне больше всего нас превосходят по авиации. В пехоту денег меньше вкладывают, потому что «мясо» всегда есть и его не жалко. Старой советской «консервы» (БМП, «ГАЗов», «УАЗов») много и все это «добро» потихоньку со складов получают и бросают на передовую – это «расходный» материал: что машины люди.
Также понемногу закупают новые танки, крепнет авиация. В частности, начали модернизировать (их очень нам не хватало) МИ-24 – штурмовые (ударные) вертолеты поддержки пехоты. Сейчас они уже могут и ночью летать, а до недавнего времени – нельзя. Авиация на войне – страшная сила: никакая «арта» рядом не стоит по сравнению с авиаударами!
«За 2014 перебили всех« идейных »Сепар»

– Угрозы со стороны бандформирований – реальные?
– Они каждый день такие страшилки выпускают в «эфир», правда, предварительно напившись … За 2014 перебили всех «идейных» наркоманов и алкоголиков, которые взяли оружие и кричали: «Россия, приди!». Они не умели воевать, а такие долго на войне не живут.
Дольше живут только хорошо подготовленные, то есть кадровые военные. Сейчас с той стороны бандформирований, против которых мы воюем, более 90% – наемники: кто раньше служил в русской или нашей армиях. Ведь не секрет, что наши туда очень много «перешло». Например, весь «Беркут» из восточных регионов в полном составе перешел на другую сторону. Аналогично поступило немало наших военных подразделений из юга и Крыма. А все остальные – русские!
– «Коллег» не приходилось встречать?
– Общался с спецназовцами ГРУ РФ Ерофеевым и Александровым – охранял их в больницу. Они рассказывали, что к нам просто «ломятся». В подразделения заходят с вопросом: «Пацаны, кто едет воевать на Украине?» И желающих море, ведь «здесь» им платят в три раза больше, чем на родине.
Сколько таких «отпускников» наши «покромсалы» в Донецком аэропорту! Мне до сих пор непонятно, почему и зачем россияне столько своего спецназа, притом элитного, «положили» в аэропорту ?! Там горели все «Вымпел», ФСБшники, Грушники. Очень хотели взять аэропорт i показать, что никто не может им противостоять, а наши клали их сотнями. В боях за Аэропорт погибло более половины всего российского спецназа …
– Какой моральное состояние в нашей армии?
– Мотивация в войсках сейчас велика. Все хотят идти вперед, но через Минские соглашения нам фактически не дают стрелять, но по нам – палят!
Несмотря на то, что мы уступаем противнику в технике и авиации, мы недели через две дошли до своей границы. Но это никому не выгодно «сверху», плюс никто не хочет брать на себя ответственность. Понятно, что крови будет много … Нам смогут противопоставить где двухсоттысячных армию, но и наших не меньше!
– Как считаете, мы могли бы удержать Крым?
– Однозначно! Крым «сдали» так же как и Донбасс! Я разговаривал с ребятами из ВВ, которые тогда служили в Донецке: они сами звонили в Киев и просили дать разрешение на подавление мятежа. Их одного подразделения хватило бы, чтобы отстоять Донецк. Но из Киева последовал ответ: «Никто не трогать и ничего не делать!». Весь восток тупо сдали! Явно были договоренности …
НАСТРОЕНИЯ
– А как народ с «той стороны» настроен?
– Да смотря где! Скажем, два города на расстоянии 30 километров друг от друга. Так в одном – 70% населения нас, а в соседнем – все с точностью до наоборот. Но в основной массе – все «Сепар». На Донбассе так всегда было, поэтому и сейчас мало что изменилось.
Ведь наше государство всегда на это «забивала», а надо было давно уже вести нормальную политику: и социальную, и мозг людям «промывать», настраивая их «правильно». Но этого никто не делал! Там все ТВ-антеты только на Россию и настроены …