Трагическая случайность или убийство: загадочная смерть білоцерківчанина Ярослава Богомаза до сих пор не расследовано


Ярослав Богомаз

Более года назад «Моя Киевщина» освещала загадочную гибель молодого парня в Белой Церкви на железнодорожной колеи. Речь идет о 29-летнего Ярослава Богомаза, который при загадочных обстоятельствах, после посещения развлекательного заведения «Камелот», ночью оказался на рельсах в удаленном от дома месте и получил смертельные телесные повреждения, предварительно, от наезда поезда. Как известно, сначала правоохранители квалифицировали дело по ст.115 (умышленное убийство), а впоследствии переквалифицировали ее в ст..276 ч.3(нарушение правил безопасности движения, которое повлекло гибель человека). Тогда дело получило огласку из-за того, что родные не поверили в несчастный случай

Напомним, 6 апреля 2017 года в 4 часа утра на железнодорожном пути было найдено тело Ярослава. По словам родных, которые прибыли на место происшествия, тело погибшего было в синяках и ссадинах, нехарактерных для травм нанесенных наездом поезда. По заключению судебно-медицинской экспертизы на теле молодого человека были раны, ссадины, кровоизлияние на голове, перелом костей свода и основания черепа, костей лицевого скелета, повреждения оболочек и таканин головного мозга, перелом правой локтевой кости, кровоизлияния на теле. Здесь стоит отметить, что тело парня поезд не переехал, а зацепил концовку ноги. При экстренном торможении поезда (сбросил скорость до 37 км/ч), при столкновении тело Ярослава сместило на середину реек, ударом травмировало голову и отрезало большой палец ноги.

Что касается машинистов, то со слов родственников, их следователем на месте происшествия опрошены не было, поскольку поезд после определенной задержки движения все же направился к месту назначения. И через некоторое время вышеуказанные свидетели опрошены не были. Среди критических моментов с начала этого расследования нужно отметить тот факт, что из найденных на месте вещдоков (пачка сигарет, окурки и бутылка пива) не было снято отпечатков пальцев. Также сотрудники полиции не изъяли записи с камер видеонаблюдения развлекательного заведения «Камелот», в котором накануне отдыхал погибший.

Тогда убитые горем родные погибшего Ярослава начали стучать во все двери. Обратились к журналистам, и параллельно начали проводить собственное расследование. Когда же «Моя Киевщина» начала собирать информацию, нам стали известны некоторые подробности из жизни Ярослава. Собственно, эти подробности и заставили нас задуматься над тем, что исключать версию убийства не стоит.

Еще в начале расследования, чтобы быть объективными «Моя Киевщина» обращалась за комментарием к Белоцерковского отдела полиции, где нам сообщили о возбужденное уголовное дело по ст. 276 ч.3. Больше комментариев следователи не давали, ссылаясь на ст..222 УК Украины. Материал вышел в печать, и мы все же надеялись что дело сдвинется с места.

Прошло почти полтора года и до нашей редакции снова позвонила мать погибшего парня Наталья с просьбой о помощи. По ее словам, еще в начале расследования не было проведено необходимых процессуальных действий, которые могли бы повлиять на квалификацию статьи уголовного производства. Именно это, по мнению матери, может привести к тому, что дело просто закроют.

«На сегодняшний день в деле почти нет никаких сдвигов. Отсутствуют заключения экспертизы, которая бы указывала на повреждения вызванные поездом или наоборот, повреждения были получены при других обстоятельствах. Неизвестно почему не было назначено дополнительную экспертизу исходя из травм погибшего согласно первоначальной ст..115. Нет и отпечатков и экспертизы слюны с окурков которые были найдены на месте происшествия. Неизвестный время смерти и трафик движения поездов с 3 до 4 часов на том участке ж/д где было найдено тело. Основные свидетели, которые могли бы оказать существенную информацию правоохранителям до сих пор не допрошены. Я думаю что сотрудники полиции намеренно затягивают дело»,- рассказывает Наталья.

Стоит напомнить, что молодой человек работал в игорном зале государственных лотерей «Лотомаркет». Как нам стало известно ранее, за несколько недель до гибели, из другого зала «Лотомаркету», на котором Ярослав работал перед этим, начались систематические звонки на мобильный парня. Именно допрос сотрудников этого заведения мог бы стать рычагом для следствия, ведь с трафика телефона Ярослава известно, что накануне гибели и в тот злосчастный вечер ему настойчиво звонили 4 человек, которые работают в охране залов «Лотомаркет».

Достоин внимания тот факт, что машинист поезда и его помощник были допрошены следователем только через 8 месяцев и то, только благодаря настойчивости матери Ярослава, которая уговорила и финансово поспособствовала их приезда из другой области. Тогда оба мужчины предоставили показания и четко указали, что погибший неподвижно лежал на путях и никак не реагировал на сигнал поезда. Собственно это позволяет подозревать, что парень был или без сознания, или же уже неживой.

С самого начала следователем по этому делу был Максим Десятник, который только что закончил ВУЗ и пришел на службу в полицию. Как отмечает мать погибшего, которая едва ли не каждую неделю ходит в отделение полиции, все доказательства и факты собственного расследования следователь даже не принимал во внимание и откровенно игнорировал наставления коллег по службе в стратегии и последовательности следственных действий. Также Наталья обращалась к руководству следственного отдела, а именно Сергея Сушко с жалобами на Десятника, потому что он вообще не занимается расследованием. Тогда, накануне годовщины трагедии (в марте 2018) журналисты портала «Моя Киевщина» обратились за информацией к Белоцерковского отдела полиции, где нам сообщили следующее.

«Следствие работает, мама ходит к следователю, к руководству, все ее пожелания и указания выполняются. И та информация которая предоставляется родственниками — проверяется. Допрошено уже очень много людей. В частности, по инициативе потерпевшей сейчас следствием проводятся повторный комплекс исследований и экспертиз. А именно трассологическая и судебно-медицинская экспертизы, и именно на основании выводов экспертов, возможно, встанет вопрос о переквалификации этого дела в другую статью. Заблаговременно, говорить о переквалификации мы не можем, в связи с тем что у нас нет заключений экспертов» — отметил представитель Белоцерковского отдела полиции Андрей Семеренко.

Понятно, что правоохранители не прогнозируют сроки, когда поступят выводы, ведь по их словам, проведение вышеуказанных исследований может длиться около года, если не дольше.

Впоследствии семья ходатайствовала о смене следователя. Сначала в ходатайстве было отказано, зато в помощники Десятнику приобщили коллегу, следователя Татьяну Морковську, которая рьяно взялась за раскрытие дела, но со временем, неофициально, почему-то была отстранена от дела. Матерью погибшего была написана жалоба о бездействие следователя в прокуратуру на имя Путяты Г.В. В конце концов в апреле 2018 таки дело было передано следователю Роману Степаненко, который в силу занятости или по другим причинам не торопится с ее расследованием. Хотя на руках у нового следователя на данное время уже есть трафик телефона и сетка передвижения Ярослава в ту трагическую ночь.

Комментируя журналистам ход расследования Роман Степаненко отметил что он действует в рамках действующего законодательства, дополнительные свидетели будут допрошены, а что же до трафика телефону конкретного ответа не озвучил, ссылаясь на тайну следствия. Здесь стоит сказать, что милиционер откровенно сомневается в том, что кто может быть причастен к смерти молодого человека. Более того, следователь не исключает, что якобы нетрезвое состояние парня, который накануне отдыхал в клубе, мог стать причиной несчастного случая. Но экспертиза показала, что он был состоянии алкогольного опьянения средней степени, а наркотических средств в организме не обнаружено. Между тем свидетели, которые также отдыхали в «Камелоте» того вечера, отмечают, что Ярослав не употреблял никаких крепких алкогольных напитков, кроме пива.

По словам друзей и членов семьи Богомаз, они имеют много зацепок, которые могут указывать на причастность к этому делу определенных лиц.

«В большей степени, по нашему мнению, это касается бывших коллег Ярослава, с которыми у него возникли финансовые недоразумения. Именно в последние дни перед смертью, они активно звонили Ярославу, даже ночью. Непонятно почему многих кто имеет отношение к месту работы Ярослава («Лотомаркет») должным образом или вообще не допрашивают. Человек может быть причастным сразу после трагедии сменил номера телефона и покинул пределы Киевской области. Парня по сей день нет в городе, вопрос — почему его не допрашивают? Вообще складывается впечатление что кто в этом заинтересован!», — рассказывает Наталья.

Сейчас семья погибшего хочет знать правду, какой она не была бы. Сейчас дело уже на контроле в прокуратуре. Белая Церковь. Наталья также планирует обращаться за услугами адвоката, который надеются, поможет разобраться в этом запутанном деле.

Понятно, что с одной стороны есть закон, процессуальные действия и кодекс, с другой стороны материнские чувства и вера. Семья Богомаз стремится, чтобы правоохранители должным образом расследовать это дело и умоляет посодействовать в этом расследовании высшее руководство МВД Украины.