Свидетель убийства Амины Окуевой рассказал подробности кровавой ночи

Первым на месте убийства Амины Окуевой и ранения Адама Осмаева в киевском пригороде Глеваха оказался местный житель Станислав, который возвращался с работы

Об этом сообщает информационный портал “Моя Киевщина” со ссылкой на “Главком”.

Уже за час рассказал об увиденном в Facebook, но удалил свое сообщение, как только узнал, на кого именно было совершено покушение.

В тот вечер он встретился с женой на железнодорожной станции – сам только что вернулся из Киева, а жена ехала в столице и попросила мужа не идти домой лесополосой, ибо там падают сухие ветки, которые могут травмировать. Электричка жены опоздала на две минуты – машина с Аминой и Адамом успела проскочить переезд между этими поездами.

Еще на станции Станислав услышал необычный грохот, но даже не подумал, что это могла быть автоматная очередь. Уже через несколько минут он по дороге домой наткнулся на расстрелянное авто.

«Она еще была жива, последние вздохи… вся в крови», – вспоминает он страшные подробности увиденного.

Под Адамом в машине тоже была лужа крови от ранения в ногу.

«Ремнем сам себе перемотал», – пояснил свидетель.

Также он добавляет, что его удивило это непривычная тишина вокруг, хотя обычно возле станции бегают стаи бездомных псов, а в тот вечер не было ни одного.

Напомним, что 30 октября, появилась информация о трагической гибели Амины Окуевой в пгт Глеваха Васильковского района, где обстреляли автомобиль с кустов на железнодорожном переезде

«На следующий вечер они снова были. Я говорил полиции, что их перед терактом усыпили, чтобы они не мешали. Не выказали стрелка», – предположил очевидец.

Недалеко от места расстрела Станислав показал тело мертвого пса и высказал догадку, что тот умер от большой дозы снотворного. Его слова подтверждает и сторож автостоянки, которого от киллера отделяли лишь десятки метров.

На звук автоматной очереди охранник не вышел – говорит, сработал инстинкт самосохранения. Но исчезновение животных он тоже заметил.

«Собаки не лаяли, погода плохая была. Я не знаю, почему они не лаяли», – говорит он.