Суд над пастбищем


Начале 2015 года жители сел Дунаев и Богдановка Кременецкого района случайно узнали, что их скотинка осталась без пастбища. Выяснилось, что неизвестный местной общине человек с Бучацкого района уже имел на руках приказ тогдашнего Главного управления Держкомземагентства области об утверждении проекта землеустройства. В документе, датированном еще августом 2014-го, речь шла о праве аренды почти сотни гектаров земель запаса за границами населенного пункта сроком на 25 лет для ведения фермерского хозяйства. Под плуг отходили три участка, на которых давно выпасался крупный рогатый скот с обеих деревень.

pasovushe

Неудивительно, что такую ​​новость община встретила очень эмоционально, ведь основной доход семей, хотя и небольшой – от молока. «Почему тернопольской чиновник отдал землю единолично, без согласования с сельской властью? Так несправедливо! »- Возмущались люди.

Родной брат погибшего на столичном Майдане героя Небесной сотни Александра Капиноса Сергей призвал обратиться к тогдашнему руководителю областного земельного ведомства Виктора Мартынюка, чтобы он отменил свое распоряжение. На сессии предложение поддержали депутаты Дунаивськои сельского совета. Аргументировали тем, что распорядители земель не учли потребности местного сообщества, издавна пользовалась выгонами.

Однако в бывшем Главном управлении Держкомземагентства области только руками развели: отменить собственное решение не могут. Мол, когда принимали, еще не действовало положение, которое обязывало согласовывать его с местными властями (оно вступило в силу с середины октября 2014 м. – Авт. ). И упрекнули сельсовете: если бы она раньше фермера подала заявку на изготовление проекта землеустройства по отводу земельных участков под общественное пастбище, то, возможно, прислушались бы к ней. Но поскольку такой инициативы не было, то поезд ушел …

Поэтому дунаивськи и Богдановские Миньки остались на перроне без всякого гектара паши (согласно расчетам, на содержание одной коровы нужно один гектар земли, в том числе для выпаса). А крестьяне оказались перед выбором: или совсем избавиться скота, или попытаться вернуть пастбище через суд. Остановились на втором варианте.

Дунаивська сельсовет от имени общины обратилась к Тернопольского окружного административного суда, чтобы отменил распоряжение областного земельного ведомства. И закон встал на сторону крестьян. Однако Главное управление Держгеокадастру области не показалось – передало дело в Львовского апелляционного административного суда, но и там проиграло. Поэтому земельщики подали кассационную жалобу в Высший административный суд Украины.

– А мы в свою очередь направили туда свое возражение, что считаем жалобу необоснованной и нарушающей конституционные права нашей территориальной общины, – сообщил дунаивський сельский голова Сергей Плетюк. – Поэтому пока идут суды, коровы еще пасутся там, где привыкли. А как будет дальше, не знаем.

Изменит судебное решение привычную картину сельского бытия, вопреки ограничениям кадастровых карт вырывается «за пределы населенного пункта», увидим позже. Между тем есть повод подумать о горькой судьбе молочной отрасли в регионе в целом.

В Гусятинском, Залищицком и Кременецком районах она прозябает исключительно благодаря личным крестьянским хозяйствам, ведь ни одно сельхозпредприятие, годами пользуясь тамошней пашней, не удосужилось завести хотя бы одну (!) Корову – арендаторов интересует только земля. И никто им не ставит условия: хочешь хозяйничать – развивай животноводство. Поэтому подступиться к землицы для них не проблема. Только вот в Дунае произошло неожиданное заминка …

Хотя областная власть неустанно призывает крестьян создавать мини-фермы, организовываться в молочарни кооперативы, сдвигов не видно. Прежде всего должны издевательски низкие цены на молоко (язык не поворачивается назвать мизерную выручку от реализации продукции вознаграждением за тяжелый труд). И материальные затраты на содержание КРС следует учесть. А если есть выпас, они все же меньше.

Пока почти 90% производимого в области молока – с крестьянских дворов. Впрочем, к сожалению, настораживает другая статистика – встретить корову в селе уже можно только через три-четыре дома.