Старые вызовы остаются

Аграрный сезон, как известно, считают от урожая к урожаю, поэтому в новый год переходят не только достижения, но и проблемы и угрозы, возникшие ранее. Конечно, о достижениях говорить приятнее. Но, к сожалению, некоторые угрозы, которые украинские аграрии унаследовали от уходящего, не только никуда не исчезнут, но и могут усилиться.

Сокращение поголовья и экологические войны

По данным Государственной службы статистики, на 1 декабря 2016 года в Украине насчитывалось 7,14 миллиона свиней, что на 5,5% меньше, чем за соответствующий период 2015 года, или на 10,6% меньше, чем годом ранее. Правда, сокращение касалось хозяйств населения в промышленных свиноводческих предприятиях сокращение меньше – на 3,7%, но и свиней там – только половина поголовья в Украине – 3,69 миллиона.

Должно здесь прежде определенное сокращение потребления в начале 2016-го. Правда, как утверждает президент ассоциации «Свинари Украины» Артур Лоза, минимальную точку падения потребления мы уже прошли, поэтому наблюдается определенный рост потребительской активности, но очень осторожное -на 3%. Несмотря на незначительное увеличение потребительского спроса, в новом году, по мнению Артура Лозы, тенденция к сокращению поголовья сохранится. Если сохранится и тенденция к росту потребительского спроса, это приведет к определенному дефициту и росту цен, и соответственно к увеличению импорта, что может привести к дальнейшему сокращению поголовья.

Отдельный вопрос – соответствие свиноводческих предприятий экологическим требованиям. Уходящий, отличился громкими скандалами, иногда до открытого противостояния, как это произошло с предприятием «Сельские традиции», что на Полтавщине. Свиноводы считают, что местные общины намеренно будоражат определенные силы (какие именно, не уточняется), но то, что свинокомплексы часто являются основными загрязнителями сельского окружающей среды – истинная правда.

Очевидно, чтобы таких конфликтов было меньше, следует достигать компромисса между тремя силами: свиноводами, сельскими общинами и экологами. Скажем, некоторые современные свинокомплексы начали строить биогазовые установки – это европейский путь развития. Так, дополнительные расходы, но они окупаются, потому что предприятия получают дополнительный источник энергии. Кстати, и производители сахара переходят на производство биоэтанола из жома – все равно его некуда девать, а за рубежом покупают не очень бойко.

Узаконить отношения между предприятиями, экологами и местными жителями имел законопроект 2009 а-д (?) «Об оценке воздействия на окружающую среду», но Президент наложил на него вето, и правильно сделал. Заместитель председателя Всеукраинской аграрной совета Михаил Соколов отмечает: всего закон вроде бы и неплохой, там предусмотрено публичное обсуждение, но последнее решение все равно остается за чиновником. Брать во внимание итоги публичного обсуждения, или нет – зависит полностью от настроения чиновника, он не обязан объяснять основания для своего решения, поэтому и обжаловать его через суд нельзя. Какой здесь питательный ∂рунт для коррупции, взяточничества и злоупотреблений, можно даже не объяснять. К тому же это касается не только свиноводческих, но и любых предприятий страны.

Ящур у ворот

Молочная отрасль Украины 2016 поставила антирекорд рентабельности: условный молочный индекс, которым молочники оценивают итоги своей работы, с января по сентябрь упал более чем на 30%. Это наибольшее падение за пять последних лет. Производство молока по итогам года будет на 300 000 тонн меньше, чем в прошлом году (правда, качество улучшилось), а экспорт за 10 месяцев 2016-го упал на 12,5% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Только ящура нам не хватало! Он и зловещий нодулярный дерматит крупного рогатого скота уже приблизились к границам Украины и стучатся в дверь. Вице-президент Ассоциации производителей молока Анна Лавренюк предостерегает: если они прорвутся, то вызовут гибель 40-70% поголовья КРС, которого у нас и без того немного: 2,13 миллиона коров по состоянию на 1 декабря – на 3,9% меньше , чем в прошлом году. Напомним: в свое время справедливо предостерегали о приближении африканской чумы, но надлежащие меры в полном объеме не приняли, и теперь она бурлит в Украине, унося жизни бедных свинок.

Против этой беды существуют вакцины, но на их закупку нужно 54 миллиона гривен, а их нет и в бюджете не предусмотрено: примерно такую ​​сумму предоставлено на финансирование всей деятельности Держпродспоживслужбы, включая вакцинацию не только от этих болезней, но и других.

Минудобрения – чрезмерная роскошь?

Всеукраинская аграрная совет и Ассоциация свиноводов Украины при поддержке Ассоциации производителей молока обратились в Кабмин с требованием отменить антидемпинговые пошлины на аммиачную селитру и отказаться от планов введения пошлин на карбамид и КАС (карбамидно-аммиачную смесь) российского производства. Такие пошлины предлагает ввести Министерство экономического развития и торговли якобы в защиту отечественного производителя.

Такая пошлина вроде и справедливое – зачем нам кормить агрессора? Но это при условии, если бы имел справедливость отечественный производитель. Химики сетуют, что не могут конкурировать с более дешевой продукцией российских производителей. Может, и так, но почему тогда экспортная цена на удобрения украинского производства до 40% ниже, чем для отечественного земледельца? Неужели цену перевозки теперь не добавляют к цене товара, а вычитают из нее?

Кроме того, здесь речь идет не просто о защите отечественного производителя, а о лоббировании интересов монополиста в Украине – группы компаний OSTCHEM, принадлежащей Дмитрию Фирташу. Представители аграриев отмечают: в июле 2014-го уже было введено антидемпинговые пошлины на аммиачную селитру российского производства, что привело к монополизации рынка одним производителем, рост цен на аммиачную селитру и производные удобрения на внутреннем рынке.

Несмотря на громкие заявления компании-производителя, она не смогла обеспечить аграриев необходимым объемом удобрений, и те должны были прибегнуть к импорту, а из-за пошлин дополнительно потеряли почти 7 млрд гривен только в 2016 году. Конечно, внутренний рынок нужно защищать, но не таким образом!

Серое земледелие

Еще одна угроза, которая в новом году только усилится, – так называемое серое земледелие. Ведь на возмещение НДС – до сих пор большая проблема. Как отметил Михаил Соколов, ДФС, нарушая требования законодательства, не обнародует реестров заявок на возмещение, чтобы не было видно, что кто-то его не получил или получил не в полном объеме. Кроме того, если в реестре указано решение возместить кому НДС в полном объеме, то его можно обжаловать, а нет реестра – и оспаривать нечего!

Все больше аграриев, чтобы не платить НДС без надежды на возвращение, переходят на обработку чужих участков без официального оформления, на основе устных договоренностей с землевладельцами. Урожай реализуют за наличные, частью той наличности или урожая рассчитываются неофициальным арендодателями. По некоторым данным, сейчас до 50% пахотной земли в Украине обрабатывают так.

Выгода здесь, кажется, обоюдная: тот, кто обрабатывает, не платит налогов, а владелец земли не должен оформлять договор, соответственно не имеет никаких официальных доходов, не платит налога на доходы физических лиц и сохраняет право на получение социальной помощи и субсидии. При таких условиях аграрий, который ведет хозяйственную деятельность официально, оказывается в невыгодном положении. А государство не только недополучает налогов – летит кувырком вся статистика, никто не может точно сказать, сколько на самом деле земли находится в обработке, действительный урожай и тому подобное.

Это питательный ∂рунт для коррупции и уголовных преступлений. Ведь местное руководство должно знать, находится на самом деле эта земля в обработке и кто ее обрабатывает, а если же не знает, то, пожалуй, лично заинтересовано не знать.

Но это еще не самое худшее – расцветает рэкет. Вот выращивает аграрий урожай на чужой земле без оформления аренды, а как подходит время жатвы – видит на этом поле, которое сам обрабатывал, чужие комбайны в сопровождении крепких парней. С ними происходит примерно такой диалог:

– Это же мое!

– Где оно твое? Документ покажи!

А документа нету. Такие рэкетирские жатва приобретают уже массовый характер. Информацию, на кого наехать, получают, пожалуй, от того же местного начальства, которое, когда не надо, не знает, а когда надо – знает. Конечно, можно сказать: так им и надо, ничего государство обманывать. Но если учесть, что некоторые сельские общины для защиты от рэкетиров уже организуют собственные вооруженные отряды, то советский выражение «Битва за урожай» скоро может получить буквального значения. Нам еще гангстерских войн вроде американских хватало.

Правда, многие общественные организации аграриев предлагали ввести налогообложение пашни в расчете на гектар, независимо от того, обрабатывают ее или нет. В таком случае владелец земли, которой якобы не обрабатывают (а на самом деле обрабатывают нелегально), уже не будет привилегий по сравнению с тем, кто заключил договор аренды. Но законодатели побоялись принять такой законопроект, мол, пострадают бабушки и дедушки, для которых арендная плата – единственное средство существования. Хотя справедливо платить за них такой налог должен арендатор. А забота о малообеспеченных нетрудоспособных крестьян – конечно, заслуживает похвалы, но не путем правонарушения.