Современное образование требует радикальных изменений

В воспитательном комплексе упор нужно сделать на моральных и гуманитарных приоритетах, в учебном – в качестве подготовки
Состояние сферы образования определяется прежде всего тем, как к ней относится государство и общество. Как известно, Польшу агрессивное окружение разрывало на куски трижды. И каждый раз ее народ находил в себе силы, чтобы возродить государство.

_zaika

Происходило это прежде всего благодаря школе: уровень мобилизации общества зависит от распространения в нем постулатов национальной историографии, а этому служит образование. Если бы не существовало польской историографии XIX – начала XX в., Не было бы и о восстановлении польской государственности в 1918 году. Неудивительно, что президент Польши Пилсудский не подписывал ни одного указа, а не заручившись поддержкой ректоров вузов и ведущих ксендзов. Отто фон Бисмарк в свое время отметил, что для построения государства важнейшие нет сил оружия и армия, а школьный учитель.

А мы, такие реформаторы, начали строить и объединять новую Украину из полиции. Самая низкая зарплата полицейского составляет 7000 гривен, а зарплата учителя – менее 2000. На собрание ректоров вузов страны, которое состоялось 15 апреля этого года, с первых лиц государства никто не пришел.

Надо определиться, какими знаниями, умениями и навыками должен овладеть студент. Фото Владимира ЗAИКЫ

Видимо, что-то не то делаем

Сначала название несколько фундаментальных фактов, которые в определенной степени отражают влияние современного образования на состояние дел в Украине. В частности, гордимся тем, что принадлежим к 25 стран, в которых очень высокий процент населения имеет высшее образование. А как это коррелирует с качеством жизни в стране, чего мы одни из худших по многим показателям человеческого развития? Или чего товчемося 24 года в грязи кризиса? Или есть сверхразвитой индустрию, благодаря которой производим и экспортируем высокотехнологичное оборудование в развитые страны? Торгуем сырьем или напивсировиною, а ввозим все, что высокую добавленную стоимость.

А Россия, кажется, занимает даже первое место в мире по количеству людей с высшим образованием на 1000 человек. И что же это ей дало, кроме лавров звание «дикой страны»? А мы еще не вышли из силового поля России, поэтому пуповина, которая нас соединяла, хотя и гнилая, но еще функционирует.

Украина занимает одно из последних мест в Европе по качеству высшего образования. Где шеренга вузах в престижных рейтингах? Нет.

Так что же это за образование? Видимо, что-то не то делаем! И не того обучаем!

Природа вещей выстроена так, что если в каком-то процессе наступает застой, деградация, то его надо менять, корректировать и тому подобное. Другими словами, проводить реформы.

Трагизм ситуации в Украине заключается в том, что это слово замацалы до неприличия, оно стало ругательством, и все потому, что осуществляем только первый этап, то есть разрушаем, а второй этап – создание нового – не наступает. Поэтому с таким подходом уже дореформировались к тому, что дальше некуда.

Нынешний кризис высшего образования, по мнению зарубежных экспертов, обусловлена ​​тремя главными факторами: высшее образование очень дорога; оторвана от потребностей общества; использует устаревшие методы обучения. Но, на мой взгляд, решающий разрыв между технологическими возможностями бесконечно производить материальные блага и так же бесконечно низкий уровень моральной, благонравно сознания. Это, так сказать, глобальные факторы. К ним следует добавить чисто наши, украинские: скудное финансирование и неэффективное его использование в сфере образования и жалкая зарплата педагогов. Уверен, что высшее образование отставать, пока не решим проблем, среди которых главные несколько.

На чем следует сосредоточиться

Пока не изменим утварь в наших головах, ничего не изменится. Что нам прежде всего мешает перейти на новый уровень самоорганизации? Страх, жадность и незнание. Чтобы двигаться вперед, нужно изменить страх на смелость, жадность на щедрость, незнание на любознательность. Как это сделать? Путем создания модели человека начале III тысячелетия, где определить, какой хотим видеть человека XXI века, ценности она исповедовать, какие знания, умения и навыки мать, и вообще определить – какой смысл его жизни.

Имея такую ​​модель, следует установить перечень мероприятий, благодаря которым эту модель сделать реальностью. Среди них выделить комплексы воспитания и обучения. При этом в воспитательном комплексе упор сделать на моральных и гуманитарных приоритетах, а в учебном – в качестве подготовки.

Разработав воспитательные и учебные требования, следует определить науки и учебные предметы, а также меры воспитательного направления, которые обеспечат формирование желаемой модели.

Наличие перечня наук и учебных предметов, представляющих каждую дисциплину, а также воспитательных мероприятий диктует необходимость распределить их в пространстве и времени, то есть в формате сквозного воспитания и обучения – от детского сада до магистратуры.

А теперь все это для воплощения в жизнь нужно юридическо обеспечить. Но не в виде отдельных законов по уровням образования, а единственным правовым комплексом, название которого – образовательный кодекс. Это, думаю, стратегическая задача.

Чего следует избавиться

Но поскольку недавно сменилось руководство Министерства образования и науки, хочу подчеркнуть, чего новое руководство сферы образования должно решительно избавиться.

Помню, как хорошо все начиналось с презентации в начале работы созданной команды новых требований к лицензированию и аккредитации в апреле 2014 года. От всех вузов страны собрали предложения по этому проекту. Более того, само министерство предложило автоматическое положительное решение о предоставлении лицензии по истечении оговоренного срока для прохождения этой процедуры. Например, если определенный срок рассмотрения (два месяца) лицензионной или аккредитационной дела всплывает и МОН не успело провести процедуру, то лицензию или аккредитацию предоставляют автоматически. На самом деле лицензионные дела лежат в МОН по шесть-семь месяцев. Получения приказа о проведении этих экспертиз зависит от решения одного человека. Есть примеры космического ускорения этих процедур для отдельных вновь вузов, а дела других откладывают на неопределенный срок. Не хочется говорить о создании условий для злоупотребления, но …

Действующие условия лицензирования образовательной деятельности, мы получили только через два года, не имеют ничего общего с прогрессивным проектом. Новые условия концептуально такие же, как и предшественников. Единственным достижением можно считать снятие бессмысленной нормы о 14 квадратных метров на одного студента. И это их педагоги ждали целых два года! Почти год все вузы страны не могли лицензировать новые специальности. Трудно назвать это государственным подходом на фоне структурных изменений в экономике Украины и еще и в условиях экономического кризиса. При желании вузов сделать уникальную образовательную программу с привлечением ведущих зарубежных специалистов, как в лучших университетах мира, не пройдем даже первого этапа лицензирования, потому что эти специалисты не будут в штате. Когда покончим с этим дубовым сталинизмом в работе с кадрами?

Еще о печальных «достижения». Так и не создано НАЗЯВО, хотя выборы проведены. Может, с таким составом и с такой организацией выборов это НАЗЯВО и не требовалось образовании, но это не значит, что можно не выполнять требования закона о высшем образовании. Уместно заметить, что в последнее время в системе Министерства образования и науки появились не очень благозвучные управленческие аббревиатуры – ЕДЕБО, НАЗЯВО, часто рядовые граждане воспринимают их как ругательство.

Вопрос финансирования высшего образования требует кардинальных изменений. Система государственного заказа устарела, она не опирается на объективные данные. Стоимость подготовки одного студента за государственные средства все еще оторвана от реальных ресурсных потребностей для обучения студентов на различных специальностях. Дело в том, что в результате многолетнего лоббирования определенных университетов и министерств в Украине сложилась значительная диспропорция стоимости подготовки за государственный счет. Например, в 2014 году подготовка одного студента бакалавра права за бюджетные средства существенно отличалась в университетах, которые подчинены разным ведомствам: Минюст – 20000 гривен, Фискальная служба – 30 Минкультуры – 46, Минобороны – 104, СБУ – 115.

В ситуации всеобъемлющей коррупции в обществе система определения стоимости подготовки студентов за государственный счет должна быть простой и понятной для большинства заинтересованных сторон. Только при таких условиях можно достичь приближенной соответствия между стоимостью и ресурсными потребностями подготовки.

МОН, найдя какие-то юридические коллизии, отказывается от предоставления государственного заказа для частных вузов в 2016 году, как было указано в законе о высшем образовании. Неудивительно, что специалисты МОН разглядели их тогда, когда подошел срок исполнения. Ранее педагоги и в частности университет «Украина» неоднократно отмечали этих проблемных вопросах как в процессе обсуждения проекта закона, так и после его принятия.

Вместо лицензии все вузы страны имеют акт согласования. В законе о высшем образовании такого документа не предусмотрено.

Уже приближается вступительная кампания. Когда будут новые лицензии? Уже не говорю о том, когда будут новые ОКХ для новых специальностей, МОН обещало предоставить еще в прошлом году. Которая была потребность вводить перечень, если не разработаны учредительных документов?

Как следствие, имеем невыполнение МОН ключевых требований закона о высшем образовании.

Наконец. Желательно, чтобы МОН было образцом в выполнении своих обязанностей по имплементации требований закона о высшем образовании в соответствии со сроками, указанными в настоящем документе. Хотим видеть наше профильное министерство не только разрешительной и репрессивной системой, а европейской прогрессивной институцией, настроенной на содействие развитию национальной украинского образования.

Поэтому призываю всех должностных лиц, от которых в той или иной степени зависит дальнейшее развитие образовательно-воспитательной сферы и всех педагогов объединить усилия и осуществить настоящие реформы. Надо отбросить имитацию изменений в образовании. Пришло время сделать радикальные шаги по мировоззренческого, материально-технического и финансового ее обеспечения. И изменить технологии обучения. Недавно прочитал, что образование XX века умащивала студента на пассажирское место, а автомобилем управлял учитель и система. В XXI веке ученик пересаживается в кресло водителя и сам определяет путь. Поэтому все вместе помогут ему в этом!