Соня Кошкина (шеф-редактор, LB.ua): Жить по-новому

Как вы знаете, в прошлый вторник я получила в фб-приват дословно следующего содержания сообщение: «Следующая цель после Окуевой – это ты. Готовься умереть и жди свою смерть. Кислотой в лицо».

Признаться, случись это в любое другое время, я бы не придала значения. Сумасшедших, тем более – фанатичных пророссийских ботов в сети много. Время от времени все журналисты, общественники сталкиваются с проявлениями их «повышенного внимания». Как правило, далее словесных нападок дело не идет. Но во всяком правиле есть свои исключения. Наличие у меня минимум одного открытого конфликта – по Сенному рынке – однозначный повод бить тревогу.

Судите сами. Начиная с конца апреля (с момента, когда Ольга Балицкая обнаружила у себя под окнами гроб, внутри которого лежала кукла с ее лицом) – непрекращающиеся угрозы, грязные медиа-кампании на «сливных бачках»; в мае – «ограбление» квартиры родителей (на самом деле просто взлом с целью запугать); летом – четыре подряд хакерские атаки на LB.ua (аккурат в то время, когда мы опубликовавшем выводы Союза архитекторов по Сенному); в день рождения – хакерская атака на телефон, когда он разрывается от непрекращающихся звонков три дня подряд. Потом опять несколько медиа-кампаний. Ну и тд.

Наконец – угроза убийством. Да еще и сразу после расстрела машины Адама Осмаева и Амины Окуевой, в результате которого Амина погибла.

Ответьте честно: очутились бы на моем месте, вас бы это встревожило?

Ответ, полагаю, очевиден.

Теперь – к сути. Непосредственный автор угроз – тот, кто их писал – следствию известен. Это – вполне реальный человек, с установленным ФИО, пропиской, актуальными контактными данным и т.д. Однако анализ его деятельности за последнее время однозначно указывает на то, что он – всего лишь исполнитель. Заказчик остается неназванным, и это тревожит больше всего. Когда источник угрозы понятен, с этим просто – жить, считаться, принимать превентивные меры и т.д. Когда непонятен, получается бой с тенью: ты в любую секунду готов к удару, но не понимаешь с какой стороны он настигнет. И, главное, по какой причине.

Связываю ли я угрозы со своей профессионально деятельностью?

Безусловно. Только с ней. Никаких других причин (личных и тд.) нет

Связываю ли я происходящее с ситуацией вокруг Сенного рынка? Однозначный ответ должно дать следствие (и оно этим сейчас активно занимается), но я сама склоняюсь именно к этому. «Запугивание», «создание пожара на флангах» – традиционная тактика «британского инвестора». Вполне возможно, предметно реализовать обещанное заказчик не планирует, однако угроза убийством – преступное действие, за которое Уголовный кодекс предусматривается вполне предметную ответственность. А если добавить, что речь идет о препятствии журналисткой деятельности, ситуация еще усугубляется.

Так или иначе, она неординарная и требует соответствующей реакции.

Исходя из чего, следователь принял решение о необходимости предоставления – как минимум на срок разбирательства – мне соответствующей охраны. И теперь я учусь с этим жить. Привыкая к тому, что настоящая борьба – это не только громкие заявления и красивые позы, но реальные риски и непредсказуемые последствия.