Сломать хребет оффшорной мафии

Несколько дней назад мировые СМИ вытащили на свет остальные фигурантов панамского оффшорного скандала. Как уже сообщалось, среди них есть и имена более 600 украинских бизнесменов. Можно сделать вывод, что оффшорная болезнь поразила экономику большинства стран мира, однако в нашей она достигла острой и даже загнивающей стадии.

Bondar_Ol_1
Напомним, что оффшоры – это зоны, которые используют для так называемой оптимизации налогообложения. То есть ряд стран, введя на своих территориях минимальный или нулевой налог, берут на хранение капиталы из других государств i неплохо на этом зарабатывают. Оффшорами пользуются бизнесмены во всем мире, чтобы избежать налогообложения на родине или же уменьшить его до минимума. Поэтому бюджеты государств теряют солидные деньги. Как бороться с этим злом? Об этом разговор с экс-главой Фонда госимущества Украины Александр Бондарь.
– Александр Николаевич, дает панамский список полное представление о масштабах так называемой оффшорной проблемы?

– В этом списке фигурируют клиенты только одной юридической компании, которая регистрировала офшоры в основном на Виргинских островах, а серые зоны, имеющиеся на Кипре, в Австрии, части Великобритании, Сейшельских островах и многих других странах, вообще оказались вне поля зрения. Прошло всего несколько десятков тысяч оффшорных схем, но это капля в море по сравнению с тем, что скрыто от человеческих глаз. То есть мы увидели лишь вершину айсберга. К остальным, видимо, когда-то еще дойдет очередь. Наибольшей популярностью у наших бизнесменов и политиков пользуется Кипр. Но добраться до компаний, зарегистрированных на этой территории, очень трудно, потому что она относится к европространства, к тому же официально не считается оффшорной зоной. Наша власть также предохраняет неприкосновенными схемы, через которые деньги перетекают на этот остров. Наверное, потому, что там зарегистрированы компании большинства украинских бизнесменов. К тому же львиная доля так называемых иностранных инвестиций поступала в Украину именно с Кипра.

– Как вы считаете, перерастет этот шум вокруг оффшоров в конкретную политику борьбы с ними?

– Пока идет война компроматов, и ничего больше. То один политик что-то раскопает на другого, то этот «ответит». Кроме потери в общем имидже Украины, ни к чему обнародования отдельных сведений не приведет. Гласность в этой сфере – хорошее дело, но в нашей стране она не будет никаких последствий. Ну, назвали фамилию какого-то политика или бизнесмена, а дальше что? Он скажет, что у меня там хранится несколько тысяч долларов на черный день, и все. Это за границей после обнародования таких фактов должностные лица уходят в отставку, каются и так далее. У нас все происходит не так. За деньги «офшорника» сейчас развернуто пиар-кампанию в их защиту, выступают экономисты, юристы, мол, они вынуждены так делать, потому что условия для бизнеса в этой стране ну просто ужасны. Еще немного, и у бизнесменов, которые уклоняются от уплаты налогов, над головами золотые нимбы засияют. И не они нам, а мы им будем виноваты. Тогда как те, кто им оппонирует, в общем ставят правильный диагноз: коррупция, ухода от налогообложения, убытки для государства и т.д., однако рецепты выписывают неэффективны.

– Но правительство обещает навести порядок в этой сфере …

– Все, что предлагают Петр Порошенко и Владимир Гройсман, – это идеи Януковиче – Азарова. Кстати, команда последнего продвинулась в борьбе с оффшорами гораздо дальше, чем нынешняя власть. Ведь закон о трансфертном ценообразовании был принят еще при Януковиче. Однако он не работает: не хватает каких-то нормативных актов. Новации, которые предлагаются, оторванные от реалий. Я вообще не понимаю разговоров о том, чтобы закрыть офшоры. Как мы сможем вмешаться в законодательство Кипра, Панамы или Виргинских островов? Надо создавать такое законодательное поле, чтобы одной украинской компании было невыгодно скрывать деньги в так называемых серых зонах. Я уверен: если бы наши чиновники и политики держали свои капиталы не в оффшорах, а в отечественных банках, то не допустили бы банкротства около ста из них, в результате чего пострадали десятки тысяч рядовых вкладчиков.

– И что вы предлагаете?

– Еще в 2012 году я разработал законопроект, касающийся этой проблемы, – «О легализации капиталов, находящихся и зарегистрированных в Республике Кипр, оффшорных зонах и других юрисдикциях, освобожденных от двойного налогообложения, или имеющих льготный режим налогообложения». Именно в этой стране, – как уже сказано, – большая часть капиталов украинских олигархов, именно там начиналась их оффшорная эпопея, были разработаны основные схемы вывода денег из Украины.

Олигархи и политики, зарегистрировав компании в оффшорах, положили деньги в очень уважаемые банки в Европе и Америке. Но чье же имя стоит за тем или иным оффшором и счетами, никто не знает. То есть деньги таким образом легализуются, приобретают статус «чистых». Например, в 2005-м, после Оранжевой революции, Ахметов перерегистрировал все свое имущество на кипрскую оффшорную компанию СКМ, так же сделали и другие олигархи. И если вы посмотрите на список владельцев крупнейших украинских банков, инвестиционных фондов (это, кстати, открытая информация), то увидите в нем преимущественно кипрские компании.

Действие моего законопроекта распространяется не только на оффшоры, но и на другие юрисдикции, позволяющие избегать налогообложения, то есть серые зоны включая Кипром, Австрией и другими странами Евросоюза. Документ предлагает такую ​​схему возврата денег в Украине, от которой их владельцы не смогут отказаться. Согласно ей, предприниматель в рамках строго полугодового периода должен перерегистрировать все свои объекты, расположенные на территории Украины, с кипрской на украинскую юрисдикцию. То есть закрыть предприятие за рубежом и открыть здесь. Бизнесмены, которые попали под действие этого закона, обязаны перевести все деньги с иностранных банков на счета компаний, зарегистрированных в Украине. 50% этих средств остаются для развития и инвестирования, остальные засчитывается в бюджет. Я считаю это вполне приемлемой платой за легализацию капитала, который потом никто трогать не будет. Но можно обложить эти деньги и меньшим налогом, скажем, 10%, как решат депутаты.

– Предусмотрены за невыполнение требований такого закона какие-то санкции?

– Заупрямился олигарх – его собственность в Украине, принадлежит той или иной оффшорной компании, национализируемого и выставляется на повторную продажу. Причем это делается через полгода без всякого суда, автоматически. То есть в реестре владельцев вместо оффшора появляется Фонд госимущества Украины. Причем это касается любой собственности – или приобретенной путем приватизации или перекуплен, или унаследованной. Вы можете этого не делать, никто вас не будет наказывать в уголовном порядке, просто ваши активы и недвижимость перейдут в собственность украинского государства …

Если бы этот закон был принят, то за деньги, которые останутся в иностранных банках, их владельцы ничего не смогли бы приобрести в Украине. Это только на словах все легко возвращается по требованию государства, которое обокрали, на самом деле практически сделать так невозможно. Это мы видим из того, сколько мороки с деньгами Януковича.

– Вы не боитесь обвинений в попытке ввести большевистские методы в отношениях с бизнесом? Может, лучше применить экономические подходы, создав благоприятный налоговый климат?

– Не боюсь, потому что я никогда не состоял в рядах компартии и не разделяю ее методов. Вот, скажите мне, почему средний и малый бизнес, который обходится без оффшоров, должен платить налоги, а большой – избегать их? Все должны работать в одинаковых условиях. Я считаю, что в период военных действий целесообразны любые законные способы, улучшающие экономическое положение Украины и привлекают деньги в госбюджет, для того чтобы выиграть войну с агрессором. По подсчетам западных экспертов, за последние 20 лет из Украины выведено около 200 млрд гривен. За год на зарубежных счетах оседает более 10 млрд. Я уверен, что против этого закона прежде всего будут отрицать международные финансовые организации, так как деньги, которые хранятся на Кипре и в европейских банках, работающих на западную экономику, а проблемы украинской их не беспокоят. Но надо наконец показать характер и сломать хребет оффшорной мафии. Возвращены деньги, уплаченные вполне налоги – это решение большинства проблем государства.

– Какова судьба этого законопроекта?

– Он был зарегистрирован, но даже не рассматривался на профильном комитете, поэтому в сессионный зал не попал. И понятно почему: парламент в то время полностью контролировали олигархи. Сейчас их влияние тоже весьма значителен. Антиоффшорных реформе они будут сопротивляться изо всех сил. В период последней президентской и парламентской кампаний я разослал этот законопроект почти всем кандидатам и лидерам партий. Однако не дождался от них даже готовности дискутировать по поводу этой проблемы. Поэтому рассчитываю на поддержку украинской общины. Кстати, этот выброс панамского компромата, который произошел не без участия самых влиятельных стран мира, по моему мнению, рассчитанный на возмущение гражданских обществ. В некоторых странах возмутились и отправили в отставку «оффшорных» чиновников. У нас пока люди ворчат только на кухнях. Время занимать активную позицию. Надо показать свое отношение к людям, которые во время войны, когда патриоты отдают жизнь за Родину, держат свои мошонки за рубежом, учат там своих детей, то есть ведут себя как продажные шкуры. Я уверен: если они не докажут свой патриотизм, то украинская община должна показать им на дверь.