Сколько нам нужно водных киловатт?

Потребность строительства новых гидроэлектростанций вызывает сомнения в Минприроды, экспертов и общественности
Минприроды не согласен со строительством новых блоков на Ташлыкской ГАЭС (гидроаккумулирующей электростанции), поскольку это окажет негативное влияние на Национальный природный парк «Бугский Гард». Об этом говорится в письме экоминистр Остапа Семерака в Минэнергоугля.

svet
Обеспокоенность Минприроды поняла: ведь в случае выполнения планов по достройке ТГАЭС ее запуск потребует значительного повышения уровня воды в Александровском водохранилище, расположенном на реке Южный Буг возле города Южноукраинск. И тогда под водой полностью окажется одно из семи природных чудес Украины вместе с краснокнижными растениями и животными и уникальные исторические памятники, в том числе и территория Бугогардивской паланки Войска Запорожского.

То есть будет совершено преступление, ведь затопления территории заповедного объекта – это один из способов его уничтожения, не допускается украинским законодательством. О некоторых из последствий затопления этой территории и о аргументы авторов этой идеи «УК» недавно отмечал в материале «Бугский Гард»: энергетики против экологов с историками »(15 июля 2016). Но ситуация настолько сложна, а история давняя, что одной статьей здесь не обойдешься. Еще важнее, что ТГАЭС – это не отдельный проект, а часть большой программы, о чем речь пойдет ниже.

Отголоски советского прошлого

Интересно, что мнение нынешнего экоминистр совпадает с убеждениями одного из его самых результативных предшественников – Ивана Зайца (возглавлял министерство в 2000 – 2001 годах). Заяц напомнил, что проект гидроэнергетических объектов Южно-Украинского энергокомплекса, в который входит и ТГАЭС, разработанный институтом «Укргидропроект», утверждено приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 11.06.1981 г.. То есть во времена, когда не было ни современных комп ” компьютеров, мобильных телефонов, ни Фейсбука, ни эффективных солнечных электрогенерирующих модулей и теплоизоляционных материалов.

«Сам факт рождения этого проекта является абсолютно устаревшим. И это касается не только Ташлыкской гидроаккумулирующей электростанции. Это и о ГАЭС, которую хотят построить возле Канева, и о ряде ГЭС на Днестре », – подчеркнул Иван Заец на недавней пресс-конференции в Укринформе. По словам экс-министра, дальнейшее развитие всех этих программ приведет к колоссальным потерям и для общества, и для науки. К тому же увеличение площади зеркала Александровского водохранилища усилит испарение воды, отсутствие которой и без того ощущается на юге.

Прошлый засушливый год показал уязвимость нашей страны к изменениям климата, и особенно остро это сказалось на бассейне Южного Буга – единственной крупной реки Украины, бассейн которой расположен в пределах нашей страны. За последние десять лет водность реки уменьшилась почти вдвое ( «Как уберечь Южный Буг для потомков», «УК» от 21 мая 2016).

Директор Научного центра аэрокосмических исследований Земли НАН Украины академик Вадим Лялько на той же пресс-конференции отметил, что повышение уровня Александровского водохранилища до отметки 20,7 метра опасен и по другим причинам. Южно-Украинский энергокомплекс расположен в сейсмически активной зоне, а здешнее геологическую среду пронизано системой разломов разного порядка. Накопление дополнительной значительной массы воды может нарушить равновесие, привести оползни ли. К тому же подъем уровня воды в Александровском водохранилище приведет к подтоплению прилегающих территорий, изменения ее гидрогеологических условий, снижение прочностных характеристик отложений.

А что скажет Европа?

Так же против выступает Минприроды и по построению шести ГЭС на Верхнем Днестре. Поскольку будет уничтожено все прирусловые и русловые природные комплексы Национального природного парка «Днестровский каньон», достанется и Хотинском и Галицкому, различным заказники и памятники природы. Возникнут и международные проблемы. Ведь территории этих парков предусмотрено включить в Изумрудной сети Европы, создание которой на территории Украины предусмотрено Соглашением об ассоциации с ЕС. То есть нарушение естественного состояния парков может привести к срыву выполнения обязательств Украины перед ЕС. Могут быть и другие неприятные международные последствия. Ведь Днестр – река, которая объединяет Украину с Молдовой, тоже активно интегрируется в Европу.

В ноябре 2012 года в Риме во время совещания сторон Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер Украина и Молдова подписали договор о сотрудничестве в области охраны и устойчивого развития бассейна Днестра. Договор ратифицирован Молдовой и, по информации Остапа Семерака, принимают меры по его ратификации Украиной. Но и без этого договора очевидна обеспокоенность (и это, заметьте, очень дипломатическая формулировка) Республики Молдова «намерениями Украины зарегулировать Верхний Днестр учитывая ограниченность водных ресурсов в регионе в засушливый период». А еще международная конвенция Эспо об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, которую Украина давно ратифицировала. Поэтому пока это исследование не проведут, о каких ГЭС на Днестре даже упоминать не стоит.

Смотреть в корень

И достройка ТГАЭС, и строительство ГЭС на и без того замученном Днестре – часть Программы развития гидроэнергетики, которую группа лоббистов активно стремится легализовать в последнее время. Ее авторы пытаются ответить на вопрос «Как улучшить состояние гидроэнергетики?» Но кто сказал, что надо улучшать состояние именно этого сектора? Почему вопрос именно гидроэнергетики рассматривается отдельно от энергетики в целом?

Вероятно, стоит спросить «Как улучшить состояние энергетики?» И вместо развития вредной для окружающей среды, туризма, археологии, сейсмической и климатической безопасности и непопулярной в международном плане энергетики воды надо отдать предпочтение, например, солнечным станциям. Инвесторы, по словам вице-премьер-министра Геннадия Зубко, на создание такой станции в Чернобыльской зоне в очередь выстраиваются ( «Умвельт убер аллес», «УК», от 2 апреля 2016). И принятый недавно с подачи Президента Украины закон о развитии зоны отчуждения предоставляет фантастические возможности для «солнечного» направления.

А может, и еще шире (глубже) посмотреть? И подумать, сколько нам энергии вообще нужно. И тогда вопрос будет звучать еще иначе: «Как нам обеспечить наши потребности в энергии?» И тут лучший ответ – энергоэффективность. Уже много раз упомянуто и в нашей газете: теплоизоляция помещений, уменьшение энергозатрат на единицу продукции, энергосберегающие приборы и привычки.

Почему те, кто поддерживает Программу развития гидроэнергетики, не овладели мудрость «смотреть в корень»? Или хотя бы не поступили по закону. Ведь, как правильно отмечает в письме Остап Семерак, «в соответствии со ст. 14 Закона Украины «Об экологической экспертизе» государственные экологические программы, проекты развития и размещения производительных сил, развития отдельных отраслей экономики подлежат обязательной государственной экологической экспертизе … Согласно части 3 статьи 39 запрещается реализация проектов и программ или деятельности без положительного заключения государственной экологической экспертизы ». Иными словами, вкладывать сейчас средства в Программу развития гидроэнергетики, тратить на нее время и усилия – это все равно, что лить воду в песок. Потому неправомерности реализации Программы можно легко обжаловать в суде, и ряд неправительственных организаций такое намерение уже выразила. И денег – а их гидроэнергетики собираются одолжить у международных банков – серьезные инвесторы без экоэкспертизы не дадут.

Так для чего огород городить и вопреки здравому смыслу и закону проталкивать опасные идеи и проекты? Ответа пока нет. И быть не может, потому защищать Программу – это признать свою ограниченность и подтвердить намерения совершить преступление, нарушив ряд законов Украины.