Сергей Пашинский: «Путь преодолевает только идущий»

Только через 25 лет независимости начинаем осознавать, что войско – один из китов государственности. Если же оно небоеспособное, это вызывает у соседей соблазн принизить слабого, видпанахаты часть территории или вообще его хищнически заглотить. Следствием равнодушия государства и общества к нуждам армии стала потеря Крыма, нарушение целостности территории, многочисленные человеческие жертвы. Сегодня исправляем ошибки, наверстываем упущенное. Остановили врага на восточном рубеже. Но хватит сил самостоятельно сдержать его натиск? Что происходит в украинском войске и вокруг него? Об этом беседуем с председателем Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Сергеем Пашинский.
Pashynskyj_S
– Сергей Владимирович, вы в политике уже много лет, однако в последнее время попали под «обстрел» многих СМИ, которые создают вам имидж какого антигероя. Как вы объясните эти постоянные информационные «наезды»?

– Вы должны понимать, что эти информационные атаки – не случайность. Ведь большинство изданий, телеканалов принадлежит олигархам, финансовым группам, которые пытаются сформировать общественное мнение в интересах собственного бизнеса. И далеко не всегда есть возможность опровергнуть какие-то инсинуации или откровенная клевета. Я искренне благодарен вашей газете за то, что, выразив критическое замечание в мой адрес, согласилась выслушать другую сторону. Так и должно быть в цивилизованном обществе. Поясню, чем же я заслужил такое внимание со стороны средств массовой информации. В течение года работаю над вопросом конфискации активов Януковича и его команды, Арбузова и других, которые с 2010-го по 2013 годы украли у государства около 60000000000 долларов. Так вот, небольшую часть этой суммы, примерно полтора миллиарда долларов, удалось обнаружить, а затем арестовать на счетах Сбербанка. Нравится это владельцам активов? Конечно же, нет. Выдерут за них глаза. Для этого наняли всякую «нечисть» – псевдоэкспертов, псевдожурналистов, различных доморощенных оракулов, чтобы травить людей, которые написали соответствующий закон и теперь добиваются его принятия. Говорят, например, что я хочу эти деньги украсть, хотя это в принципе невозможно. Эти средства идут прямо в госбюджет. Еще кто-то утверждает, что эта сумма уже украдена, а закон хочет только прикрыть сделку. Я, по их словам, выступаю рейдером. В конце концов я обратился с запросом к Сберегательного банка о наличии этих денег и их владельцев и получил справку с подтверждением этого факта. Но и после этого злопыхатели не успокоились. Поскольку я настаиваю, чтобы 10000000000 гривен из денег Януковича были направлены на поддержку нашего военно-промышленного комплекса, меня упрекают, что Пашинский в этом заинтересован, потому что будет какой-то выгоду. Так, уважаемые, я заинтересован! Потому на сегодня выполнение государственного заказа в ВПК профинансировано лишь на 16%! Вдумайтесь! И это в стране, которая воюет! Будем добиваться также, чтобы 20% средств, о которых идет речь, были направлены в образование для повышения заработных плат учителям.

– А что это за тема о топливе Курченко, где вас снова обвиняют в рейдерстве?

– Министерство внутренних дел конфисковало у коммерческих структур приближенного к Януковичу олигарха Курченко 85000 тонн горючего. Я был автором закона, согласно которому этот ресурс надо передать безвозмездно в распоряжение армии для создания стратегического запаса. Военные приветствовали это предложение. Так вот, депутаты даже не проголосовали за этот законопроект, а теперь рассказывают, что это я украл топливо. Народный депутат Виктор Чумак, который имеет имидж непримиримого борца с коррупцией, вышел на трибуну и заявил, что этого ресурса вообще нет. Проверили – есть. Затем, пока длилось следствие, стали появляться различные типы и заявлять, что это горючее не Курченко, а их, потому что они его у него купили раньше. То есть в вопросах, когда речь идет о большой навар, откровенно лгут, называя белое черным. Через государственное предприятие «Укртранснафтопродукт» это горючее было реализовано. Процедура сопровождалась соответствующими решениями суда и Генпрокуратуры. Прошло уже два с половиной года, как ушел Янукович и его сообщник Курченко, а скажите мне, много возвращено государству с того, что награбили они и их подельники? Я вам заявляю – почти ничего, кроме этого горючего. У меня есть справка, что 300 000 000 гривен НДС и акциза от реализации этих нефтепродуктов уплаченные в госбюджет. Вот и все. А весь скандал вокруг этого – не что иное, как попытка господина Курченко вернуть себе конфисковано. Все, кто подкармливает эту информационную утку, просто отрабатывают 30 сребреников одиозного беглеца. Он не жалеет денег, чтобы отомстить за эту конфискацию.

– Ну хорошо, а как вы объясните вашу рыбалку в начале АТО весной 2014 года, когда выполняли обязанности главы Администрации Президента Украины?

– Если мой самый большой грех как главы Администрации в том, что в воскресенье утром поехал на рыбалку, то, наверное, не так уж я и антигерой, как пишут. Я могу с гордостью сказать, что в течение последних двух с половиной лет с начала событий на востоке посвятил очень много времени делам, связанным с укреплением обороноспособности нашего государства. И если сравнить армию по состоянию на апрель 2014 с той, которую имеем сейчас, то это земля и небо. Есть в этом результате и моя доля труда.

– Какой механизм действия закона о спецконфискацию и какие силы препятствуют его принятию?

– Он очень простой. Согласно конвенции ООН, к которой Украина присоединилась в 2005 году, чтобы эффективно бороться с мафией, наше государство должно иметь соответствующее законодательство. Суть его заключается в следующем. Если у кого есть имущество, которое непонятно откуда взялось, и если существуют обоснованные подозрения, но нет прямых доказательств, то суд может установить, что это имущество добытое незаконным путем, и принять решение о его конфискации. Во-первых, этот законопроект распространяется исключительно на денежные активы и ценные бумаги Украинского государства, потому что часть средств банда Януковича сохраняет в облигациях внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Во-вторых, чтобы успокоить депутатский корпус, мы пошли на то, что этот закон будет касаться только тех лиц, которые на время его принятия находится в межгосударственном или международном розыске. И в-третьих, этот закон действует полгода. То есть мы устранили любые подозрения, что этот механизм может быть использован против кого-то, кроме Януковича. Почему вписали туда его фамилия? Потому что европейские партнеры подсказали нам, что это будет считаться выборочным правосудием. Кроме того, они выразили ряд других замечаний. Мы их учли во второй редакции и подали на рассмотрение ВР снова. Однако боюсь, что не найдется необходимое количество голосов для его принятия. Но я не собираюсь сдаваться. Мы уничтожили Януковича политически, обязаны добить его и экономически. Иначе этот спрут снова вернется.

– Вы упомянули, в каком плачевном состоянии была армия в марте 2014 года. Всех людей, которые ее в свое время привели к ручки, мы знаем – министры обороны, их заместители, меньше чины. Будут ли они наказаны, ведь на их совести значительной степени и потеря Крыма, и война на Донбассе, и многочисленные человеческие жертвы?

– В течение последних 25 лет военно-промышленный комплекс и армия были дойными коровами для коррупционеров. Продано сотни вертолетов, истребителей, зенитных комплексов. Помните, хвастались, что входили в первый десяток стран по объемам торговли оружием? Но это не достижение, а преступление, потому что торговали не тем оружием, которое производим, а той, которая нам досталась в наследство от Советского Союза. Деньги, которые получали за нее, не пускали на развитие, ничего не построили и не запустили никакого производства за четверть века. У нас нет ни одного нового вида оружия. Как глава профильного комитета, я где-то месяц назад инициировал слушания по этому вопросу. Есть несколько составляющих нашей безопасности. И главная из них, принимая во внимание огромное количество авиации в нашей противника, уже, к сожалению, не возможного, а реального, – противовоздушная оборона. Когда сделали ревизию, поняли, что сегодня мы фактически беззащитны. Потому что новейшие комплексы С-300, которые получили в наследство от СССР, были реализованы по два с половиной миллиона долларов, как избыточные, посреднику, а тот перепродал их по 25000000 долларов. И таких сделок за годы независимости осуществлялось тысячи! Причем в каждом случае товар продавался в десятки раз дешевле, а разница ложилась в карман. Это была чистая коррупция. В ней испачкали руки все министры обороны. То же со штурмовиками Су-25, которые были распроданы по цене «мерседеса» – примерно по 350 000 долларов. Это очень грозное и эффективное оружие, и если бы мы ее должны, то события на востоке разворачивались бы по другому сценарию. Бойцы, которые вышли из Иловайского котла, сегодня молятся на тех летчиков в Су-25, которые прорубили им коридор для отступления. Поэтому 2016-й мы провозгласили годом ПВО. Встал вопрос закупки штурмовиков и зенитных комплексов. Но где взять деньги? По генералов, разбазарили армию, ведется следствие. Я уверен – они будут строго наказаны. Такое нельзя прощать …

– В какой мере удалось восстановить работу военно-промышленного комплекса?

– Он тоже был практически уничтожен, но теперь большинство заводов работает в три смены. Это далось ценой сверхчеловеческих усилий. Вы знаете, что такое возродить завод? Все разворовано, то, что осталось, ржавое, кадры разбежались. Надо было найти инженеров, слесарей, токарей, сводить концы с концами. Мы это сделали. Но теперь предприятия «оборонки» снова под угрозой остановки из-за нехватки финансирования. Поэтому в очередной раз обращаюсь к депутатам: побойтесь Бога, проголосуйте за закон о спецконфискацию, который позволит поддержать оборонный комплекс. Возрождая ВПК, мы возрождаем экономику. Почему американская экономика стала настолько конкурентоспособной? Потому что 60% ноу-хау поступает по военно-промышленного комплекса. ВПК – это не только вопрос оружия, но и интеллекта нации. Однако развитие отрасли сдерживает не только недостаток денег, но и нормативно-правовая база, которая осталась еще со времен СССР. Представьте себе: заводы работают по инструкциям 1960! Государственный оборонный заказ принимается на год, но люди, которые занимаются производством, убеждены, что оно должно действовать хотя бы три года …

– Всех шокировала трагедия в Иловайске, и все примерно представляют, почему это произошло: через тупость генералов, слабость армии, коварство Путина. Может подобное снова повториться?

– Больше года назад я встречался с высокопоставленным делегацией НАТО, мы обсуждали вопрос поставок нам оружия. Камнем преткновения была боевая способность нашей армии. Я сравнил Иловайске трагедии с Дебальцевским котлом. В августе 2014-го россияне ударили во фланг наших механизированных бригад значительно превосходящими силами, прорвали фронт; имели место массовые факты дезертирства, части врага зашли в тыл Иловайскому группировке, закрыли котел, затем произошла трагедия. Через шесть месяцев Путин в Минске рассказывал, что мы в Дебальцево сдались, а потом еще месяц шли бои. Но, утверждаю, без команды никто не ушел. Да, мы понесли серьезные потери, но поверьте, у нашего противника они были намного больше. Мы отступили, но не было паники, мы не убежали. Это на одного четырехзвездочного генерала произвело впечатление. Пообещал, что будет рекомендовать своему правительству поставлять нам оружие.

Повторится нечто подобное? Надо помнить, что любая армия, которая не воевала, уступает той, что боевой опыт, а у русских такой есть – Чечня, горячие точки. По техническому оснащению мы также капитально отстали. В России хоть и кризис, но в этом году на армию выделили почти 50000000000 долларов, а мы – всего три. Несмотря на это боеспособность нашей армии возросла в разы. Потому что в нем появились тысячи людей, которые не на словах доказали, что являются настоящими воинами. Командиры батальонов стали командирами бригад, последние возглавили оперативные управления. В этом кабинете побывали все командиры бригад. Это глубокие, самодостаточные, спокойные и уверенные в себе люди, которые не ходят по ток-шоу, а не переписываются в «Фейсбуке», а проявляют себя на поле боя. Они прошли плавильный котел войны. Я всем говорю, что если дать им современное оружие, то они нас защитят, потому что умеют это. Кроме этого, есть более 150 000 демобилизованных воинов. Эти люди знают, что такое война. Я не хочу проводить параллели, но все же сравню: у нас сегодня намного лучше ситуация, чем в Финляндии в 1940 году. Они смогли остановить нашествие в соотношении один к десяти. Если будем действовать как нация и не слушать популистов и демагогов, то эту войну не проиграем.

– Что вы думаете о перспективах нашей оборонной интеграции с НАТО?

– Я абсолютно убежден, что ключи от всех европейских перспектив надо искать не в Варшаве или Брюсселе, а здесь, дома. Если у нас будет сплоченная политическая нация и мощное государство, то мы станем и членом НАТО, и ЕС. Ну куда нам сейчас в НАТО? Главное требование этого блока – 2% ВВП на оборону. Чтобы достичь стандартов этого оборонного альянса, нужно списать все наши МиГ-29 и приобрести F-16. Польша недавно по 8000000000 долларов купила противовоздушные системы «Патриот». Мы готовы к этому? Согласно стандарту НАТО, 65% военного бюджета должна распределяться на денежное содержание личного состава, остальные – на вооружение и модернизацию. У нас до 2014 года 95% всех средств шло на зарплату. В 2014-2015 годах это соотношение нарушилось в пользу вооружения, однако в этом году вновь возобновилось. Поэтому надо серьезно работать и над развитием экономики, и над укреплением демократических институтов. Было бы хорошо, если бы в Варшаве приняли решение о поставке нам элементов оборонных технологий.

– Слышим много патриотических заявлений о том, что минский процесс «сдает» интересы государства, с агрессором не надо возиться, и т. П.

– Минские переговоры однозначно помогли нам выиграть время, но должны понимать, что это очень сложный процесс, когда каждая сторона отстаивает свои приоритеты. Я за то, чтобы мирное урегулирование происходило согласно букве этих соглашений. Если договорились прекратить огонь, значит, прекращаем с обеих сторон, записано отпустить всех заложников, тоже выполняем, и так далее. Однако попытки пропихнуть в наш парламент Гиви, Моторолу и им подобных не увенчаются успехом. Меня удивляют призывы немедленно ввести военное положение. Что это даст? Ну, власть в регионах перейдет к военным комиссарам, и что дальше? Согласятся ли люди на то, чтобы в них изымали деньги, технику на военные нужды? Я не затрагивать сейчас геополитических тонкостей, но приблизить мир, на мой взгляд, сможем только тогда, когда у нас будет хорошо вооружена, мобилизована армия, когда победим внутренних врагов – коррупционеров, демагогов и популистов. Англия, Германия, Франция, перед тем как стать государствами мирового уровня, прошли свой путь – долгий, трудный и кровавый. Поверьте, и мы его преодолеем, об этом свидетельствует то, как достойно мы прожили последние два года …