Сергей Парашин: Третий этап преобразования объекта «Укрытие» – это компромисс между фантазией и реальностью

На стенах рабочего кабинета Сергея Парашина – два больших изображения. На первом – территория зоны отчуждения, на втором – схема объекта «Укрытие». Того самого, над которым только нависла «Арка» (новый безопасный конфаймент, НБК). И за процессом надвигающейся которой в течение недели внимательно следила вся Украина. НБК – сооружение, по утверждению экспертов, – уникальная в мировом масштабе. До полного завершения работ, как известно, остался год: конфаймент должны сдать в эксплуатацию до ноября 2017 года. К этому времени власти должны определиться с дальнейшей судьбой «Укрытие»: ученые и инженеры анализируют три варианта возможного развития событий.
«Во всех сегодня, похоже, неправильное представление о ситуации: у общественности, власти, – говорит Сергей Парашин. – Наша задача – приблизить его к реальности, отойти от искажения действительности. В этом смысле удивительно важной выглядит работа по актуализации стратегии модернизации укрытия над ЧАЭС ».
«Конечной цели на сегодня не достигнуто – и не существует планов, как ее можно достичь»

– В конце 1986 было создано объект «Укрытие», который решил проблему аварии на Чернобыльской атомной станции для одного поколения украинский. Сегодняшний проект – НБК «Арка» – позволит решить ее еще для двух поколений. Конечная же цель – избавиться от последствий аварии на ЧАЭС навсегда, то есть для десяти, двадцати, тридцати поколений. По состоянию на сегодняшний день эта цель не достигнута – и плохое, что не существует планов, как можно ее достичь.
«Арка» будет стоять сто лет – и за это время гарантировать безопасность людей и окружающей среды. Это совершенно точно. Ведь предыдущий объект, спроектированный на 30 лет, свою миссию выполнил полностью: радиоактивные вещества, накопленные там не выходят на поверхность.
– Международное сообщество начало активно инициировать решение проблемы ЧАЭС 25 лет назад, практически сразу, когда Украина получила независимость. Эти события как-то связаны между собой?
– После аварии на ЧАЭС возникла серьезная психологическая травма для людей практически во всем мире. И эта травма не заживала. Вследствие нее атомная энергетика начала приходить в упадок, останавливались целые отрасли промышленности, обслуживающих ядерщиков. И вот двадцать пять лет назад, чтобы успокоить общественность большинства стран мира, решили придать импульс локализации последствий аварии на ЧАЭС. Для этого надо было сделать два шага: закрыть Чернобыльскую станцию ​​и решить проблему «Укрытие». План преобразования этого объекта предусматривал несколько этапов. Два из них сегодня реализуются.
Первый – стабилизация «Укрытие», чтобы объект, фигурально выражаясь, не развалился в процессе работы. Второй – покров у него «Аркой» и осуществления подготовительных работ для третьего этапа, который предполагает сделать «Укрытие» безопасным для следующих поколений. Он не входил в этот план и не входит и в дальнейшем.
«Если бы работали по-другому, могли бы не достроить« Арку »вообще»

– Первые сроки предусматривали завершение работ по строительству НБК «Арка» в 2015 году. Сейчас – в 2017-м. Соответственно выросла стоимость проекта – с 550 000 000 до 1,5 миллиарда долларов. Почему так произошло?
– Действительно, стоимость объекта выросла в три раза, сроки его сооружения – в два раза. Впрочем, это можно было прогнозировать еще на первых этапах строительства НБК. При заключении контрактов Украина утверждала, что стоимость и сроки – нереальны. Для нас это было очевидно, и мы об этом откровенно заявили. Дискуссия продолжалась два года. В конце нам ответили: «Вы неправы!». И поскольку финансировал Европейский банк, мы согласились.
Второе – и что очень важно – при строительстве «Арки» впервые было применено не только подвижную систему, которая позволила передвигать конструкции, но и впервые в мире было собрано и аккумулировано бюджетные средства различных государств в одном банке, который и финансировал проект – в другой стране. В такой ситуации управления процессом значительно ухудшается. Поэтому объективно, что работы затянулись.

Слишком много было согласований. Если бы это делала сама французская компания «Новарка», в состав которой входят две крупные французские компании «Буйг» и «Винси» с годовым денежным оборотом каждой по 30000000000 долларов, то дело пошло бы быстрее. «Арка» стоит 1,5 миллиарда долларов. Это 4% их годового оборота. Конечно, такие компании умеют работать, и если бы они работали с каким-то одним правительством, то сделали бы все гораздо быстрее. Плюс, можно выделить два общих фактора, которые также снижали темп работ: сама зона является сложной, а также нестабильная политическая ситуация в стране.
Стоит отметить и еще один момент: 15 лет назад Европейский банк создал специальную Группу управления проектом со сооружения НБК «Арка». Она управляла от имени станции и осуществляла все заказы, закупки, а также подготовила контракт по строительству «Арки». За последние годы западная часть этой группы уменьшалась, зато росла доля украинского. Впрочем главная часть – закупки – остается за западной стороной.
Раньше я считал, что это неправильно. Но сейчас изменил свою точку зрения – слишком уж сильно выраженная нестабильность отечественной власти. И наши западные партнеры в свое время это прекрасно осознавали. Возможно, если бы не этот подход, то мы бы вообще не довели дело до конца.
«Три пути. Первый: захоронить разрушен реактор (ОУ) на глубине одного километра »

– Как вы оцениваете возможность реализации третьего этапа – приведение объекта «Укрытие» в экологически безопасное состояние в соответствии с мировыми стандартами?
– Общая цель безопасности считается достигнутой, если связанные с существованием объекта риски, как в близком, так и отдаленном будущем, будут снижены до уровней, которые реально достичь с учетом экономических и социальных факторов. И какие приемлемы на отдаленную перспективу – учитывая возможные последствия для здоровья будущих поколений. Как определяет Стратегия дальнейшего преобразования объекта «Укрытие», третий этап – это работы по изъятию радиоактивных отходов с объекта.
Стратегия, как известно, была утверждена в 2001 году (демонстрирует документ). Вот его подписали Гайдук, Патон. Здесь все очень подробно расписано, правильно, но … Но неосуществимо в ближайшее время. Главным образом потому, что соответствующие технологии очень дороги. А это значит, что документ надо актуализировать, посмотреть, что изменилось за эти 15 лет. Соответствующее исследование Агентство из зоны отчуждения вместе с Чернобыльской станцией заказали трем научно-исследовательским институтам. Именно сегодня настало время внести этой стратегии соответствующие коррективы.
И сделать это надо быстро, ведь стратегия предусматривает: приступить к следующему этапу мы сможем сразу после того, как начнет работать оборудования внутри «Арки». То есть после 30 ноября 2017 года. Иными словами, мы имеем в запасе год.
Перед инженерами сегодня есть три пути. Первый: разобрать все, что есть внутри «Укрытие», сложить в контейнеры и заложить в хранилище. Наибольшие предостережения вызывает вот эта часть (показывает на схеме), где содержится радиоактивное топливо, это активная часть. Рядом – бетон, конструкции.
Стратегия требует: разбирать надо все – 200 тонн топлива, смешанного с бетоном. Технически это выглядит так: материал загружена в контейнеры – на площадке рядом, затем захоронять в подземном хранилище в недоступных геологических пластах на глубине около одного километра. В зоне отчуждения ЧАЭС есть такие места – мощные гранитные пласты, которые позволят пробурить и заложить эти контейнеры еще на миллион лет. Только вот контейнеров может быть сто тысяч и более, а объемы хранилищ запредельные. Впрочем подобных хранилищ пока не построен. Можно выполнить такую ​​масштабную работу? Сомневаюсь.
Подземное хранение: требования, опыт Европы и США

В мире предлагают хранить высокотоксичные отходы на большой глубине – таким образом можно избавиться от проблемы на десятки тысяч лет. В целом ряде стран такие хранилища сегодня активно строятся. Например, Онкало на западном побережье Финляндии, с планируемым сроком функционирования 100000 лет. В США рассматривают сооружение «ЮккаМаунтин» – между пустыней Мохаве и Большого Бассейна пустынь (штат Невада) – в 130 километрах от Лас-Вегаса. Контейнеры, которые намерены эксплуатировать там, рассчитаны на срок годности от 12 000 до 100 000 лет, и предполагается, что они выйдут из строя примерно через два миллиона лет.
Швеция, как и Финляндия, рассматривает захоронения радиоактивных веществ в граните, Германия – в соляных шурфах, Франция – в толстом слое глины, который не изменился за последние 160 000 000 лет. Ведь главный принцип – не переводить наши проблемы на плечи потомков.
Требования к этим подземных хранилищ очень жесткие, например, чтобы вода не проникала даже через миллионы лет. Наука имеет над этим поработать. И еще такие хранилища очень дорогие. И, по моему мнению, невозможны для Украины в настоящее время. Причем, невозможны не только для нашей страны, но и для мира они очень дорогие. Нам пока трудно прогнозировать, в какую сумму обойдется реализация такого проекта. Международное же сообщество, которое профинансировало два первых этапа, завершает свою работу в Украине сразу после того, как НБК начнет работать.
«Можем построить в зоне отчуждения« пирамиду Хеопса »

Второй вариант: частично разобрать нестабильные конструкции, а часть с ядерным топливом сделать контролируемой и захоронить на месте. И таким образом обустроить хранилище. Возможно, подвести снизу плиту – чтобы гарантировать безопасность на тысячу лет.
Это можно сделать за десять лет. И цена будет вполне реальной. Существует, впрочем, третий – промежуточный – вариант.
– По вашему мнению, какой из этих путей является оптимальным для нашего государства?
– Чтобы ответить на этот вопрос точно и исчерпывающе, надо провести ряд фундаментальных исследований. Впрочем, даже поверхностно анализируя ситуацию, можно сделать вывод, что наиболее приемлемым является именно вариант захоронения на месте. Я считаю его реалистичным: минимум изъятий, но при этом мы не консервируем проблему на десятки поколений. Пирамида Хеопса стоит тысячелетиями. Мы можем сделать еще одну такую ​​пирамиду Хеопса в зоне отчуждения ЧАЭС.
Ведь безопасность – это не только забота об окружающих, это – не нагружать людей опасной работой для решения бессмысленного задачи. Чтобы полностью разобрать разрушенный четвертый энергоблок, надо будет привлечь немало людей, потратить огромные средства. И эти средства – можно предположить, что сумма составит около 100 000 000 000 долларов – предстоит собрать с населения. Изъяв, разумеется, из других необходимых для людей направлений финансирования. Не уверен, что это целесообразно.
Экономика и безопасность должны быть сбалансированными. Когда все в один голос твердят только о безопасности, они таким образом перегружают экономику. Когда экономика становится во главе безопасности, происходят аварии. Найти золотую середину – это задача для элиты. Собрать экспертов, убедиться, что их идеи поддерживает международное сообщество, в частности в лице МАГАТЭ.
– Как будет выглядеть «пирамида Хеопса» в ЧАЭС?
– Вот схема: зона отчуждения, станция (рисует). Эта часть зоны будет выведена из потребностей населения навсегда. Проект закона находится на согласовании в Кабинете Министров. То есть население сюда не вернется уже никогда: ведь территория загрязнена плутонием. Очистка от этого элемента экономически нецелесообразно в течение нескольких тысяч лет. Остается буферная зона. Это один из аспектов безопасности: если нет населения – снижается вероятность угрозы.
Главный вопрос, который стоит перед учеными: как будет вести себя ядерное топливо. Предполагается, что оно будет лежать там без движения, превращаться в пыль, но ядерной реакции не будет – конфигурация не позволит. А чтобы пыль не распространялось, мы сделаем камеру и контролировать процесс. Еще сто или двести ближайших лет. Остальную часть забетонируйте, плюс рядом стоит «Арка».
Опыт захоронения на месте в мире существует – в Российской Федерации. Таким образом они там «похоронили» один свой «грязный» реактор.
Следующий дедлайн – 2023

– Некоторые атомщики, в том числе ваши бывшие коллеги, в свое время заявляли, что «Арка» не выполнит своей задачи по предотвращению попадания в атмосферу радиоактивных выбросов, поскольку не является герметичной.
– Я думаю, что это неправильное утверждение. У нас и без «Арки» не зафиксировано утечка вредных веществ с ОУ в течение последних тридцати лет. Единственная проблема – дождевые потоки, которые потом приходится выкачивать. Выбросов в атмосферу не зафиксировано: на станции очень строгий контроль. Когда же заработает «Арка», вероятность негативного влияния дополнительно уменьшится.
Но это не значит, что снижается острота проблемы с необходимостью принять правильное решение по проблеме Чернобыльской станции.
Времени в запасе у нас есть ровно 100 лет. Но уже в течение пяти следующих лет надо определиться с работами внутри «Арки». Как известно, некоторые несущие элементы первого «Укрытие», что 30 лет назад ставили дистанционно, стоят на неустойчивых опорах. Именно поэтому гарантию дали только до 2023 года. Это условный гарантийный срок, после которого ожидается увеличение вероятности обвала этих конструкций. В момент падения пыль, радиоактивные элементы могут быть выброшены наружу. В этом есть риск. Поэтому до 2023 года предстоит сделать выбор: либо разобрать эти конструкции – это большие балки по 70 метров, или … Конфаймент позволяет работать внутри.
– Эти работы могут стартовать в 2017 году?
– Да, но только при определенных условиях. Которые пока не выполнены. Скажем, есть кран, но нет другого оборудования для его работы. Не решена также проблема с финансированием работ. Ведь в 2010 году Европейский банк принял решение не финансировать работы, не относящиеся непосредственно сооружение «Арки». Сейчас можно констатировать, что мы можем не успеть сделать это вовремя. Поэтому должны ускоряться.
Это проблема, которая не имеет выпасть из поля зрения. Ведь Европейский банк, правительства иностранных государств пока не готовы предоставлять нам поддержку. Доноры устали …
НАША СПРАВКА

Сергей Парашин работал на Чернобыльской атомной станции со дня запуска первого блока – в 1977 году.
От 1994 до 1998 года – генеральный директор станции.
От 2007 года до 2011 года – заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны.
Сегодня – советник председателя Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения.
«АРКА» В ЦИФРАХ

Длина НБК – 165 метров.
Высота – 110 метров.
Общий вес – 35200 тонн.
Самый длинный элемент – 55 метров.
Тяжелый элемент – 83 тонны.
Длина моста – 96 метров.
Высота подкранового пути – 76 метров.
Общий вес металлоконструкций – 2200 тонн.
Заключен бетона – 9,6 тыс. М3.
Проектный срок эксплуатации – 100 лет.
Стоимость проекта – 1,5 миллиарда долларов
Об объекте

НБК «Арка» – подвижная наземная конструкция, самая крупная из когда-либо построенных. Надвигающейся НБК осуществлялось с помощью специальной системы, которая состоит из 224 гидравлических домкратов и позволяет передвигать конструкцию на расстояние 60 см за один цикл. НБК был построен вблизи 4-го энергоблока ЧАЭС и преодолел 327 м, чтобы накрыть объект «Укрытие».
Компания «Новарка», построившая НБК, является консорциумом французских строительных компаний «Буйг» и «Винси». Строительство началось в 2012 году после масштабных подготовительных работ на площадке. -За больших размеров НБК его пришлось строить двумя частями, которые были подняты и успешно соединены друг с другом в 2015 году. Внутри арки НБК установлен кран для будущего демонтажа конструкций объекта «Укрытие».
ИСТОРИЯ ВОПРОСА

26 апреля 1986 – авария на Чернобыльской атомной станции. Выполнения краткосрочных мер, чтобы взять ситуацию под контроль.
Июнь 1986 – решение правительственной комиссии о долгосрочной консервации 4-го блока.
30 ноября 1986 – завершение строительства объекта «Укрытие».
1992 год – проведение международного тендера на превращение ОУ в экологически безопасную систему. Тендерная комиссия приняла концепцию, которая предусматривала реализацию программы из семи этапов: анализ ОУ, информирование общественности о состоянии ОУ, стабилизация строительных конструкций ОУ, строительство новой безопасной оболочки над ОУ, сооружения хранилища для радиоактивных отходов, строительство технологического корпуса для РАО, а также изъятия , дезактивация и хранения радиоактивных материалов.
1994 год – Европейская комиссия инициировала тендер на разработку ТЭО на преобразования ОУ в экологически безопасную систему.
1995 год – разработано ТЭО и отчет, содержащий вывод из 5 пунктов: конструкция ОУ нестабильна и неустойчива к сейсмических воздействий; состояние конструкций «Укрытие» не позволяет безопасно удалять радиоактивные отходы; надо построить новую защитную оболочку, которая позволит безопасно провести демонтаж четвертого блока; необходимо построить объект для хранения радиоактивных отходов; Украина не может сама финансировать проект без международной помощи.
11 сентября 1995 – Кабинет Министров Украины определил «Энергоатом» клиентом для работ по преобразованию ОУ.
Июнь 1997 – группа «G-7» приняла план мероприятий на ОУ ЧАЭС.
20 апреля 1998 – определен западный консорциум для создания группы управления проектом.