Сергей Бердяев из Обухова — наш «политический Украинец»

На этой фотографии — Сергей Бердяев, брат всемирно известного философа Николая Бердяева. Наша википедия называет его украинском, родным языком указывает русский. Российская наоборот, настаивает на его билингвизм. По отдельным дани 100 из 500 произведений он написал украинский. Знал несколько, не с десяток языков. Один из его 34 псевдонимов — Обуховец. Переводил Франко, одгрибав от Франко. В отличие от младшего на 14 лет Николая был украинофилом, левым, боролся с российским черносотенство и сопроводительным ему антисемитизмом. По некоторым данным родился именно в Обухове. Некоторые российские источники настаивают на сроке Обухов.

— Все предки Николая Бердяева начинали службу в Кавалергардский полк. Александр Михайлович, его отец, тоже был кавалергардом, но стремление к военной карьере у него было слабее, чем в славных предков, он рано вышел в отставку и поселился в своем имении в Обухове, — говорится в одной из биографий его младшего брата-философа.

И самое интересное.

— Первое детское воспоминание Николая Бердяева связано с его няней, Анной Ивановной Катаменковой, — он шел с ней по аллее сада в Обухове, на берегу Днепра, и было ему три или четыре года. Анна Ивановна, женщина горячо верующая, добрая и заботливая, бывшая крепостная деда Николая, выпестовала два поколения Бердяевых. Её, как и многих нянь в русских домах, считали НЕ прислугой, а членом семьи, — добавляет он.

Об этом и больше пишет Николай Суховецкий в статье «Поэт, брат философа».

***

Сергей Александрович Бердяев родился в 1860 году в г.. Киеве. Его дед и прадед по отцовской линии принадлежали к высшей военной аристократии. Отец некоторое время был предводителем дворянства. Мать — из рода князей Кудашевых (отчество) и графов Шуазель-Гуффье (по матери). В доме Бердяевых чаще звучала французская речь, чем русский. Иными словами, это были дворяне не простые, а високосвитськи.

читайте также: Кто и для чего разрушил княжеские замки в Обухове
Жили в фешенебельном районе Нивки. Сергея крестили в одной из лаврских церквей. Первые впечатления ребенка — Киевская лавра, Печерские холмы и все, что вокруг этого. Но большинство детских и подростковых лет парень провел в отцовском имении в Обухове и Палиивци у Фастова. Где-то в разговорах и играх с деревенскими детьми, началась для него украинский язык и Украине.

Так вот — Сергей любил «чернь». Можно было бы подумать, что против этого решительно выступят родители, но нет. За свою «хохломанство» Сергей выпьет горькую чашу до дна из рук других «наставников». Родители исповедовали уважение к выбору сыновей (так будет и в отношениях с Николаем). Услышав, что Сергей с прислугой без запинань разговаривает на украинском, его отдали учиться в киевской Коллегии им. Павла Галагана, где можно познакомиться с потомками казацкой старшины, добрыми советчиками в отношении украинских проблем.

Дни рождения Сергея и Николая Бердяевых разделяет 14 лет. Братья не могли вращаться в окружении общих друзей, знакомых, интересов. Но несколько одинаковое таки было: оба имели неуравновешенные характеры (материнское наследство), отношение к свободе как ценного сокровища человека и, требования отца, и тот, и другой в начале взрослой жизни пытались стать военными. Отец хоть и уважал сыновние свободы, но каждому таки предлагал стать на военную стезю. Удастся — хорошо, не получится — такова судьба, а он выполнил определенные обязанности перед Богом и императором.

Поэтому, выполняя родительскую волю, Сергей после коллегии поехал в Петербургский морской корпуса и немного в нем помуштрувався. Почувствовав, что это не его, отправился за границу и изучал в Брюсселе и Вюрцбурге медицинские науки. С дипломом врача вернулся в Киев, но медицинская практика не пошла. Мешали знания двух десятков языков и желание писать. Поэтому, поработав немного чиновником по особым поручениям при почтово-телеграфном ведомстве, С. Бердяев в чине коллежского секретаря вышел в отставку и ушел в литературу и журналистику.

читайте также: Брат всемирно известного философа изучил «мужицкий язык» в Обухове
В 1881 г.. Его русскоязычные стихи, подписанные разными псевдонимами, печатают киевские газеты «Заря» и «Труд». Затем — другие газеты и журналы. Среди 34 его псевдонимов есть и «С. Обухивець ». Им он подписывал украинские стихи, позже — статьи для газеты «Рада» и других украинских изданий. К 1888 году С. Бердяев накопил в себе более полутысячи стихотворений, более сотни украинском языке. Среди российских значительная часть — на украинскую тематику. А что имел феноменальные лингвистические способности, то переводил на русский язык с латыни, новогреческого, французского, итальянского, испанского, португальского, английского, немецкого, шведского, норвежского, ирландской, венгерской, польской, чешской, болгарской языков. Часто выбирал для перевода произведения, в которых были упоминания о родном крае, его истории.

В то время в киевской прессе печатала рассказы Елена Григорьевна Гродска. С. Бердяев женится на ней. Под влиянием жены сам пишет прозу. Удачными попытками можно считать «Разлука имеется. Оккультическая повесть »,« Ханские дети. Цюрихская пасхальная быль »,« За что? Пасхальная миниатюра »,« Когда она узнала? Рассказ ». Пишет Сергей Олексадрович и рецензии на спектакли украинских корифеев, театра Николая Соловцова, публицистические статьи, обзоры европейской прессы, научно-популярные очерки — и все это публикует в своих газетах и журналах.

В 1890-1893 годах супруги Бердяевых выдавало журнал «По морю и суше». Наполняло его политической остротой. Под давлением полиции пришлось распродать журнал одесском перекупщику, который, в свою очередь, продал его одесской Общине. В Одессе журнал без читабельной публицистики, под рукой пугливых «громадовцев», стал никаким. Михаил Коцюбинский, что листал журнал, заходя время в одесской Общины, называл его «Помой и скуки». Случай этот подчеркивает, что журналистом С. Бердяев был совсем не пугливым и умел печатным словом сказать то, что хотел, без оглядки на строгих власть имущих.

В царствование Александра III начались еврейские погромы. Сначала С. Бердяев писал о «деле Дрейфуса», выступая на стороне ее фигуранта. Затем с такой же страстью осуждал русских правых. Газета «Киевлянин», рупор киевских черносотенцев, организовала против него поход, к которому сразу присоединились жандармы. Бердяевых основывают газеты «Киевская заря» и «Работник», однако их одна за другой закрывают. Редакторе Бердяеву угрожают, что посадят.

Ни одна газета тогда не была уверена в завтрашнем дне. Зато процветал «Киевлянин». На одном из нынешних российских сайтов можно прочитать такую ​​характеристику его редактора Дмитрия Пихна: «Издавая« Киевлянин », Пихно ставил своей целью способствовать русификации Юго-Западного края и защищать интересы русского народа, под которым он, как и другие правы, понимал россиян, Украинская и белорусов. В одной из статей «Киевлянина» главная цель газеты была определена так: «Органично слить Киев и Юго-Западный край с широкой центральной Россией, смывая наносную польскую культуру этого богатого края мощной волной культуры национально-русской».

Д. Пихно прославился еще тем, что послал царю телеграмму с требованием отменить манифест 17 октября 1905 В газете «Киевские отклики» по 27 ноября 1905 С. Бердяев публикует «Открытое письмо к п. Пихна», в котором, в частности, сказано: «Вместе с вампирами русского народа, казнокрадами и придворной камарильи Вы еще не теряете надежды укрепить грунт, ускользает из-под ног притеснителей народа». Он отмечает, что «когда чернь, ранее накруток тайными подстрекателями, прекратила разбои, Вы, п. Пихно, пишете в своей газете, что в той толпе остались« Бог и совесть ». Говорить такое … может только большой черносотенец, давно продал дьяволу собственную совесть ». Суетились жандармы, обер-жандарм Киева В. Новицкий, которого Бердяев называл «бешеной собакой», свирепствовал. Ведь это писал не какой-нибудь «инородец», а потомок русских князей и французских графов.

Убегая от судебных обвинений в антигосударственной деятельности, Бердяевых на пять лет перебираются в Москву. Там двое попадают под неистовую критику московских шовинистов. Тех пять лет только обострили нервную болезнь С. Бердяева. Вернувшись 1912 в Киев, он рифмует в блокноте: «Уже дожидаюсь я со страхом ночи, / Ибо сердце заснуть никак не дает. / Закройте хотел бы уставшие глаза, / Чтоб тело могло отдохнуть мое. / Вкраино святая и любая мать! / Ед смерти зратуеш меня только ты. / Поможешь на труд свобидную стать, / И утраченную силу, и судьбу найти ».

Бесполезными были ожидания. По небольшой срок (6 ноября 1914) С. Бердяев умер. Прожил 54 года. Похоронен был на кладбище на Приорке, позже кладбище сравняли с землей

По его украинских стихов. Еще в юности, начиная их писать, С. Бердяев искал способы их публикации. Как этого достичь, подсказал родственник по материнской линии известный впоследствии на всем европейском пространстве украинский социалист-утопист Сергей Подолинский. Стихи необходимо посылать в Черновцы и Львов.

С. Бердяев начал переписываться с Иваном Франко и Осипом Маковеем. Первый включил его произведения в упорядоченной ним сборника «Аккорды. Антология украинской лирики от смерти Шевченко »(Львов, 1903). О. Маковей носил произведения С. Бердяева к различным черновицких газет, приговаривая: «Сей широко образованный человек знает немножко ли не все европейские языки».

Болезнь и переезды автора привели к тому, что литературное наследие С. Бердяева сейчас очень разбросанный, не собран. Не все в том доработку на достаточном художественном уровне. Но все равно, собрать, описать, упорядочить написано поэтом, братом известного философа, является важной задачей новейших исследователей украинской литературы.

Десятки тысяч замечательных Украинский понесли свои жизни и творческие способности к чужим алтарей. Много знаем обратных случаев?

Должны учитывать и то, что жизнь и творчество Сергея Бердяева не укладываются в настоящее время в схемы новейших «собирателей земель», до сих пор «пудрят мозги» нашим «малороссам», рассказывая об Украине как иностранный «интригу», которые отказывают Украине в ее самости . Продуманно, грамотно издана книга избранное Сергея Бердяева многое объяснила бы тем, кто действительно хочет познать истину.

… С Николая Бердяева также не получилось ни генерала, ни профессора естествознания (именно на естественном факультете учился он в Киевском университете). Сначала он считал себя марксистом, за это отбывал ссылку на севере империи. Но диктатуры большевиков не признал. На допросе в Дзержинского, отвечая на вопрос — какой он видит будущую Россию, мужественно ответил: аристократической республикой. В то время Н. Бердяев уже был автором книги «Философия свободы» (1911). Ленин лично составил список известных ученых, которых надо посадить на пароход, который потом прозвали «философским пароходом», и депортировать в Европу. В этом списке значился и Н. Бердяев. За рубежом его слава философа только росла. Ее свет затмили судьбу старшего брата.