С верой в магию Нового года

Или кто-то будет спорить, что Новый год – наше любимое семейное торжество? Именно так – семейный, потому что его трудно представить без красивого стола с вкусными и ярко украшенными блюдами, за которым собирается вся семья. Казалось бы, устоявшиеся десятилетиями традиции постепенно наполняются новым содержанием, приобретают новые черты и деталей.

Правила, рожденные временем

Когда Новый год встречали под бой курантов и «голубой огонек» в телевизоре, с бокалом советского шампанского в кругу родственников и друзей. В некоторых семьях обязательно переодевались в карнавальные костюмы и пели, танцевали под елкой. А по старому московскому обычаю, кое-кто в новогоднюю ночь путешествовал по домам друзей, приветствуя их с Новым годом. Так за несколько часов можно было посидеть за несколькими праздничными столами.

Последние десять лет в столице все больше приобретала популярность традиция встречать Новый год на Майдане Независимости под выступления воспалительных артистов и громкий фейерверк, конечно, с бокалом шампанского, бутербродами и сладостями, прихваченными из дома. После трагических событий в центре столицы эпицентр праздника переместился на Софийскую площадь, где теперь устанавливают не только главную елку страны, но и городок развлечений и торговые палатки. Конечно, семейный праздничный стол остался центром и главным атрибутом, объединяет разные поколения.

Времена меняются, изменяя и традиции празднования. Это можно увидеть и почувствовать, пройдясь по залам историко-гастрономической выставки, открывшейся в столице накануне Нового года. Экспозиция состоит из пяти инсталляций, которые воспроизводят праздничную атмосферу различных периодов прошлого века: начало ХХ века, 30-40-е, 80-е и 90-е и наше время. Каждая из них представляет собой уютный уголок тогдашнего жилья с раритетными мебелью, коврами и часами, телевизором и магнитофоном, элементами декора и сервированным новогодним столом.

Эти праздничные инсталляции – не только гастрономические реконструкции, но и исторические, потому что для воспроизведения быта тех времен организаторы выставки опирались на исследования краеведа Анатолия Макарова (книга «Новый год и Рождество. История и традиции»), монография Института истории Украины о повседневной жизни советского общества в 1930-е, архивы киевских газет, консультации известных знатоков киевского прошлого Михаила Кальницкого и Станислава Цалика и многочисленные советы рядовых киевлян, которые щедро делились воспоминаниями о праздновании Нового года в разные периоды.

Пять новогодних столов щедро заполнены бутафорскими блюдами, популярными именно в то время, напитками, обязательными шампанским и боржоми. Декораторы проекта Александра Патока и Папы Вербе признаются, что найти посуду ХХ века оказалось не менее сложно, чем торшер с 1980-х.

«Мы искали все необходимое на блошиных рынках, в частных коллекциях, у бабушек и дедушек, которые живут среди старинных вещей, – рассказывает Александра Патока. – Древним экспонатом стал подсвечник примерно 1905 года. Именно таким в начале прошлого века украшали праздничный стол вместе с ветвями елки. Отдельно мы задействовали бутафории – воссоздали, слепили и вручную расписали пищу и выложили на посуду соответствующих лет. Ведь в каждый период была гастрономическая мода ».

Приятно, что авторы идеи Александр Тодорчук, куратор выставки Зоя Звиняцькивська и другие организаторы – небезразлична молодежь, которая с удовольствием сама заглянула в прошлое и помогла это сделать другим.

Стол, который объединяет

Кесарийский поросенок был главным блюдом новогоднего стола в Киеве в 1900 году. Тогда на местных базарах массово продавали молодых свиней, чтобы запечь их на праздник. «Оно так называлось, потому что на 1 января приходился день Василия Великого, – рассказывает куратор выставки Зоя Звиняцькивська. – А он был архиепископом Кесарии, заместителем свиней и свиноводства. Историки имеют немало открыток и карикатур, изображающих печеных и живых поросят. Улыбающиеся и счастливые, они лежат на подносах, смотрят на людей.

В тогдашних газетах писали, что все рынки Киева торговали поросятами. Выйдя на улицу, можно было увидеть людей, которые несут поросят. Они были недорогими, и многие могли себе это позволить ».

Уже тогда популярными были мандарины, которыми украшали елку. «Мандарины были дороже поросят, потому что их трудно было достать, долго и сложно транспортировать в Киев. А еще елки украшали орехами золота, конфеты вешали на кончики ветвей, а в глубине цепляли мандарины », – рассказывает организатор выставки.

В 1920-е годы Нового года не отмечали, потому что считали буржуазным пережитком. Однако впоследствии эту традицию возобновили. 1935 было принято решение, и за два дня до Нового года изготовлено сладкие подарки для детей, и на официальном уровне состоялись торжества по елками. Ввели выходной день. Тогда возобновилась традиция устанавливать и украшать елку дома.

Новогодний стол 1940 года в экспозиции с довольно скромными блюдами. Здесь видим холодец, сельдь под луком, соленые огурцы. Мандарины, которые начали выращивать в СССР в Абхазии, созревали накануне Нового года. Они заняли почетное место на празднике. Шпроты на новогоднем столе оказались только после 1949 года, когда Латвия уже входила в состав СССР, хоть популярные консервы начали изготавливать еще с 1890-го.

Уголок квартиры с 1980-х поражает не только модными тогда коврами, проигрывателем пластинок, но и щедрым столом. Здесь можно увидеть знаменитый оливье, салат «Мимоза», печеночный тортик, холодец, заливную рыбу, курицу гриль, разнообразную мясную нарезку. Таким было модно в то время меню. Блюда с майонезом свидетельствовали о незаурядных способностях хозяев в добыче дефицита. Красная и черная икра, карбонад и балык, салями стали украшением новогоднего стола и свидетельством достатка. Получив баночку с майонезом, ее берегли к праздникам, чтобы, разбавив сметаной, смазать салат оливье, изготовленный по значительно упрощенным рецептом, чем его придумали повара в XIX столетии. Интересно, что это буржуазное достояние во все времена настолько нравилось советской верхушке, что его запретили, а готовили даже в рабочих столовых, не говоря уже о партийных, но разрешалось им полакомиться только ударникам труда несколько раз в неделю.

Переходим к более близким к нам времен. В 1990-е годы железный занавес упал, советские люди почувствовали себя жителями большого мира, Украинцы увидели близкие и дальние страны. Полки магазинов начали наполняться необычными продуктами, деликатесами и экзотическими фруктами. Это нашло отражение в новогоднем столе. Теперь в моде морепродукты, удивительные фрукты, ананасы, французские сыры и бельгийский шоколад. Шампанское и лимонад дополняет модная новинка – растворимый напиток «Юппи». Киевлянам так полюбился киевский торт, который начали производить с середины 1960-х, что традиция сначала отстоять очередь, а потом обязательно полакомиться ним в новогоднюю ночь осталась надолго. И до сих пор популярно встречать Новый год под телевизионный «голубой огонек».

А как же без Деда Мороза?

И какой Новый год без Деда Мороза? Нам кажется, что он был всегда. Стоял на привычном месте под елкой и раздавал подарки на детских праздниках. Но сказочный дедушка появился относительно недавно.

В течение XIX века символом Нового года выбирали и ангелочек, и мальчика с букварем, и молодого солдата, а также древнеримского бога Сатурна – старика с косой на плече. Этих персонажей изображали на почтовых открытках, появлялись они на новогодних карнавалах, но так и не смогли воплотить дух веселого и сказочного праздника.

Со временем пришло понимание, что не надо выдумывать нового персонажа, а использовать образ популярного среди людей святого Николая, который, по легенде, заботился о детях и приносил им подарки, совместив его с героем дохристианских славянских мифов Морозом, Морозко, величественным духом зимы. Снегурочка – полный произведение народной фантазии, внучка Деда Мороза. В XIX веке она стала особенно популярной благодаря опере Римского-Корсакова.

Традиции ставить фигурку Деда Мороза и Снегурочки под елку долгое время не существовало, и массово изготовлении начали только в 1930-е годы. До 1970-х технология и материалы почти не изменились: изготавливали Дедов Морозов из ваты, облитой клеем и украшенной блестками. Лицо делали из папье-маше и вручную расписывали красками, и сказочные дедушки были неодинаковыми: одни выходили серьезными, другие – веселыми. В 1970-е их стали производить из нового материала – пластмассы, хотя старые и сейчас считаются лучшими.

Уже позже среди игрушек под нашей елкой появились популярные в других странах Санта Клаусы, которые отличаются от наших дедушек. Традиционно Дед Мороз не в штанах, он одет в тулуп и имеет длинную бороду.

На выставке 30 раритетных фигурок Дедов Морозов из разных регионов Украины демонстрируют, как менялся образ главного символа Нового года. Этими экспонатами с радостью поделились Украинцы, в которых до сих пор сохранились свидетели их детства. Самый ценный экспонат – из коллекции харьковчанки Екатерины Ковпак. Он родом из 1950-х годов, сделанный из ваты и не реставрированный.

Наконец. Каждый из нас своими семейными традициями составляет общую картину современного празднования встречи Нового года. Когда историки с интересом пересматривать наши фото в Фейсбуке или Инстаграми, возможно, удивляться нашим радостным лицом в морозную новогоднюю ночь, проведенную у елки на площади родного города. Собирать рецепты наших любимых праздничных блюд. И знать, что мы, как и наши деды и отцы, любили собираться за семейным столом, чтобы вместе встретить Новый год, который для всех поколений остается наполненным магией и сказкой, верой в счастливое будущее.