Разорванная бомба правды: как ссложилась судьба знаменитого романа “Бабий Яр” и его автора

Трагедия Бабьего Яра – одна из самых страшных страниц Киева во времена новейшей истории. Поэтому неправильно вспоминать о ней лишь «к дате».
Одним из лучших художественно-документальных произведений, описывает перипетии, в которые попали жители столицы Украины во времена Второй мировой, считается «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова.

Ведь книга написана человеком, который впервые рассказала о трагедии Бабьего Яра как о чем-то близкое и личное, пропустив все это через себя, через 14-летнего мальчика, который тайком записывал в дневник все, что видел и переживал во время оккупации.
О книге и судьбу ее создателя рассказал московский журналист русской редакции «Радио« Свобода »Алексей Кузнецов, который является частым гостем столицы Украины.

Бегство за границу

В одном из номеров журнала «Новый мир» Алексей Кузнецов отметил, что в Киеве память о его отце гораздо актуальнее, чем в Москве и России в целом. Почему так?
«Ответ можно искать очень долго. Думаю, что в первую очередь это объясняется большим значением трагедии Бабьего Яра для Украины в целом. А во-вторых, такое положение вещей объясняется его детективной историей отъезда. Пожалуй, далеко не все ее знают, поэтому коротко напомню », – рассказывает Алексей Кузнецов.
В 1969 году отец подал заявку в Союз писателей на командировку в Англию, рассказывает сын писателя.
Мотивировал свою просьбу тем, что якобы собирается написать роман о ИИ съезд РСДРП. Когда этот съезд частично проходил именно в Лондоне.
Сначала, с 17 июля по 6 августа 1903, «революционеры» работали в Брюсселе. Однако бельгийская полиция заставила делегатов покинуть страну; поэтому съезд перенес свои заседания в Великобританию.
В заявке Анатолий Кузнецов писал, что намерен посетить Британский музей в Лондоне, где работал Ленин. А также побывать на могиле Карла Маркса, который похоронен на Хайгетському кладбище, расположенном в северной части Большого Лондона.
«Поскольку отец имел репутацию прогрессивного, благонадежного писателя, то ему не отказали”, – говорит сын.
Стоит добавить, что, по признанию самого Анатолия Кузнецова, за полгода до заграничной поездки он вынужден был стать внештатным агентом КГБ и доносить на некоторых коллег-писателей. Это, очевидно, и было основным фактором, вможливив получения разрешения на выезд в Британию.
Приехав в августе 1969 года в Лондон, первое, что сделал писатель, – попросил политического убежища (в котором ему впоследствии не отказали).
Также сразу, попав на Запад, дал пресс-конференцию, на которой долго и подробно рассказывал о том, как работала с ним цензура.
А в Союзе начали массово изымать и уничтожать все его произведения и даже какие-то упоминания в литературе о «предателя».
В Британии он не молчал и впоследствии: все десять лет, там прожил, говорил, обличал, в частности на «Радио« Свобода »,« рай »в СССР.
Безусловно, такая «бурная» деятельность Кузнецова вызвала большой гнев на Родине. В частности, люди, которые имели с ним раньше дело в Москве, сильно пострадали.
В Туле писательскую организацию вообще разогнали, ее ответственный секретарь умер из-за нервного стресса. И в Киеве многие получили «по шапке».
Поэтому память о Кузнецове после скандального отъезда осталась весьма не однозначна: многие из знакомых ругали его (и немало ругают и по сей день).

Полная версия – антитоталитарная!

Даже в том искаженном (после цензуры) виде, в котором вышел роман Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» впервые, – даже тогда он произвел впечатление разорвавшейся бомбы. А что уж говорить о полном текст, который вышел после отъезда автора за границу. Этот эффект был только усилена!
Сначала рукопись попала к главному советского идеолога – Михаила Суслова и долго лежал у него. Но потом, в 1965 году, «серый кардинал» КПСС таки дал «добро» на публикацию.
Видимо, тогда еще были какие-то жалкие остатки хрущевской оттепели. В 1966 году в журнале «Юность» роман был напечатан, а через год он вышел отдельной книгой в издательстве «Молодая гвардия».
Но надо хорошо понимать, что он обрезан вид (на 30% книга была забракована советской цензурой) и полная зарубежная версия 1970 (и 1991 года в России) – это фактически два разных романы.
И разница существенная: цензурный вариант – книга антифашистская, полная версия – антитоталитарная!
По всему миру моментально вышли переводы романа фактически многие языки (разве что кроме арабского).
Книга имела огромный коммерческий успех и разошлась большими тиражами, поэтому гонорары позволили автору более или менее безбедно пережить переход из социализма в капитализм.
«В этом году я подписал контракт на очередное переиздание на русском языке. До сих пор существует интерес к книге и осуществляются переиздание французском, немецком, английском », – добавляет Алексей.
Мальчик-памятник в Киеве

Что делает книгу особенной? В первую очередь – это не надуманные личностные ощущения, а взяты из реальности. И это самое главное, что выделяет «Бабий Яр» от многих других произведений на эту же тему. А во-вторых – важно, что автор пишет якобы о себе и от своего имени, и в то же время, читая, чувствуешь, что это идет не только от одного человека, а относится ко многим другим.
Памятник подростку, который стоит на углу улиц Кирилловская и Петропавловская в Киеве, который читает немецкое объявление (о приказе собраться с вещами евреям в определенном месте, в определенное время, а в случае невыполнения – расстрел), выполненный Владимиром Журавлем.
Молодой скульптор предоставил мальчику черты юного Кузнецова, хотя … детские фото Анатолия не сохранились. Поэтому скульптор «сыграл назад» – создал лицо, которое никогда не видел, ориентируясь по фото уже взрослого Кузнецова. Памятник многозначен, ведь это памятник не только герою романа, но и романа в целом.
Книга ценна и тем, что в ней есть много пластов, и когда человек читает беспристрастно, с чистого листа, то видит, что там все гораздо шире, чем только события в Бабьем Яру.
Ведь описывается и довоенной жизни, есть эпизоды, связанные с Голодомором, также рассказывается, что происходило и после того, как немцев выгнали из Киева.
Поэтому когда пласт за пластом читатель впитывает в себя все эти события, то глобальность самой ситуации с Бабьим Яром становится гораздо более выпуклые и четкой, чем какое-то научное исследование.
Тем более что Кузнецов впервые поднял эту тему, на которую некоторое время в Союзе было наложено табу.
Для наглядности в романе автор сделал изменения двух родов: часть текста «Бабьего Яра» выделил курсивом (выброшено цензурой), часть загнал в квадратные скобки (дополнения, сделанные в 1967-69 гг.). Все это было сделано для того, чтобы понять, как работала цензура: что она выбрасывала и не допускала.
Изменения, выброшенные цензурой, он восстановил по текстам вывезенных «на себе» – в пиджаке (это треть романа). Несколько дописывал уже в эмиграции – куски-связи, которые, возможно, не актуальны по содержанию, но важные для понимания (в частности «Обращение к читателю из Лондона»).
Когда все эти вставки были сделаны – «полная» книга вышла за рубежом в 1970 году в издательстве «Посев».
Впоследствии автор выразил желание, чтобы и все остальные ее последующие издания были именно в таком виде.
Работа на «Радио« Свобода »

Через год после побега из Союза Анатолий Кузнецов получил работу на радиостанции благодаря известному журналисту Леониду Владимиров, который работал на «Радио« Свобода ». Впоследствии, когда Владимиров стал главным редактором, то через свое высшее медийное руководство получил разрешение сделать товарищ интересную, серьезную, щедрое предложение: писателю раз в неделю оказывали определенное эфирное время, когда «мог делать, что хотел»!
И Кузнецов-старший воспользовался этим в полной мере. Он 10 лет вел программы, и за все это время к нему не было особых претензий. Тексты он писал сам, и эти беседы на «Радио« Свобода »со Алексей издал отдельной книгой.
Но главное, что дала писателю радиостанция – это не «жалованье» за работу, а возможность творчески состояться именно в «чужом» западном среде. Беседы в произвольной форме в жанре «Писатель у микрофона» на «Радио« Свобода »- это была уникальная возможность прямого обращения к своему читателю и очень интересный опыт.
К сожалению, когда он начал писать в Англии, то там его литература «не пошла»: фактически не было опубликовано ни одного беллетристического произведения. Поэтому лучшим его произведением (разве что можно выделить книгу «Артист миманса») остается «Бабий Яр».
«Я выдал еще одну« ненаписанной »отцом книгу, – улыбаясь, говорит Алексей. – Каждый из Лондона он посылал моей маме открыточки, на которых делал вкратце «зарисовки» из лондонской жизни. Все это я собрал, систематизировал, другую половину книги написал сам – она ​​была издана под названием «Между Гринвичу и Куреневкой», вышла в 2002 году в Москве ».
В Союзе все литтворы «кромсалися»
Анатолий Кузнецов был человеком откровенным. Время говорил: «Я человек сейчас свободна: хочу пишу, а хочу не пишу!»
Он сильно увлекся жизнью в Лондоне, много ездил по стране, а затем передавал свои впечатления слушателям на радио и жене в листовках-листах. Это были своеобразные публицистические произведения, сильнее пользователя там книги.
То писатель говорил, что уехал (а фактически сбежал) прежде всего потому, что ни одну из своих книг в Союзе ему не удалось выдать в том виде, в котором они были написаны (те же «Зведный билет» или «Удаление жажды»). Все его произведения были нещадно изуродованы цензурой, это очень угнетало писателя. Он не хотел писать «в стол».
Несмотря на то, что делает писатель, – надо смотреть на результаты его труда. Последний его роман «Огонь», который вышел в СССР в 1969 году за три месяца до его отъезда, – это была классическая производственная драма о сталевара. Роман «Огонь», проникнутый глубоким пессимизмом, его тема – крах надежд и судеб.
Киев-Тула-Москва

Смешной есть предыстория рождения в 1960 году Алексея Кузнецова. Его отцу как талантливому молодому писателю решили дать квартиру, ведь своего дома он в Туле тогда не было. Жена Анатолия Кузнецова жила тогда в Киеве и вот-вот должна была родить.
Поэтому, следуя формальностей, чтобы получить ордер на квартиру, молодому Анатолию Кузнецову пришлось заполнять бланки и в одной из граф «Состав семьи» «от фонаря» он написал: «Кузнецов А. А., сын». И угадал! ..
«Вскоре папа забрал мою маму из Киева, где у нее осталась вся родня, в Тулу, – рассказывает Алексей. – В России мы прожили пять лет, а после этого произошло событие, достаточно яркая для писательской среды тех лет. Наша семья фактически распалась: отец остался в Туле писать, а мама поехала поступать в институт в Москву, потому что очень хотела учиться. Меня отдали в Киев к бабушке ». Но, несмотря на все это тогда называлось «счастливой писательской семьей».
В Киеве Алексей прожил без родителей восемь лет в маминой родне из шести человек в крошечной квартире. Почему так долго? В 1969 году его отец уехал в Англию, а мама в 1970-м окончила институт, i три года «скиталась» по Москве в поисках работы и жилья. Впоследствии ей удалось выменять тульское квартиру на однокомнатную коммуналку в Москве.
Ведь оставаться в Туле она не могла, так же, как и в Киеве: после отъезда мужа атмосфера и там, и там была не очень «полезная» и благоприятная для жизни. Поэтому в 1973-м мать наконец забрала к себе сына, и Алексей стал москвичом.
PS Осталось очень мало документов из жизни Анатолия Кузнецова в Лондоне. Все они были опубликованы впоследствии сыном Алексеем, это – беседы на радио, переписка с женой и некоторые публицистические статьи (написаны в начале эмиграции, в частности «Как я покинул Россию»).
До сих пор вызывает много вопросов и остается загадочной внезапная смерть Анатолия Кузнецова: в мае 1979 года у него родилась дочь от второй жены, в июне он умирает. В августе ему исполнилось бы только 50 …