Приватизация ОПЗ: власть не способна провести разгосударствление крупного актива

Очередная неудача с приватизацией Одесского припортового завода осталась почти незамеченной. Однако этот провал дорого стоить Украине. Куда приведет затягивание продажи завода – об этом в редакционной мысли «ЭП».
За последние два года было немало речей о привлечении крупных западных компаний, приватизации и внешние инвестиции. В итоге – ни знаковой приватизации за 2,5 года. Страна живет в двух параллельных плоскостях: одна – в телевизоре, на «круглых столах» и форумах, другая – в реальных намерениях и решениях.
Случай с ОПЗ – не просто второй раз перенесен конкурс. Это большой провал и позор для Украины, что ставит крест на приватизации в Украине как явлении. Люди, которые (не) принимали соответствующие решения, повлекших утрату государством сотен миллионов долларов и сделали из Украины государство-идиота.
«Знаковая приватизация», которая должна была стать образцом разгосударствления и драйвером для привлечения инвестиций, превращается в посмешище. И здесь важно правильно расставить акценты. Ответственные за это не только глава Фонда госимущества, но и Президент, Премьер и экс-премьер.

Однако если Владимир Гройсман возмущается, Петр Порошенко молчит. В нем есть свое мнение по этому поводу, но никому ее не говорит, и так в течение 14 месяцев. Как бы ни пытались первые лица «ускользнуть», но все мы понимаем, что страна по-прежнему находится в ручном управлении: ни одна процедура не работает, все вопросы решают или Премьер, или Президент.
Вернемся немного назад. В Украине было, по крайней мере, два примера успешной прозрачной приватизации.

Первый – приватизация энергетики, куда была приглашена американская корпорация АES.

Второй – реприватизации «Криворожстали». Это были открыты конкурентные продажи, которые привели игроков мирового уровня. В обоих случаях приватизация происходила с участием первых лиц государства, которые проталкивали необходимые решения «бульдозером» и встречались с потенциальными покупателями.
В случае с ОПЗ мы видим немотивированную власть, которая не заинтересована в «большой приватизации». Госпредприятия и в дальнейшем рассматриваются как источник удовлетворения интересов бизнес-групп, приближенных к властной верхушки.
Почему надо продавать

Если в стране кризис и она отягощена неэффективным государственным имуществом, делает страна? Продает это имущество. И наши чиновники публично заявили, что они пойдут тем же путем.
ОПЗ был определен №1 в этом процессе. Актив сразу взяли на карандаш и на радары все международные инвесторы и потенциальные покупатели. И это надо было использовать. Прошло три года.

Если ОПЗ не продать, останавливаются глобальные процессы приватизации и разгосударствления экономики. Правительство вывело предприятие в такой фокус, что опции «передумать и взять что-то другое» у нас нет. Нет ни одного другого объекта аналогичного качества или калибра.
Предприятие в двух шагах от уничтожения. Оно убыточно, и 2017 тоже будет планово убыточным. Отрицательная ценовая конъюнктура на мировых рынках минеральных удобрений и отсутствие положительных прогнозов ее роста, высокая цена на газ – это реалии, в которых сейчас живет завод.

В зоне плановой убыточности даже те предприятия, для которых газ является относительно дешевым, не говоря о ОПЗ, для которого газ исключительно дорогой. Предприятие работает благодаря решению правительства, обязал «Нафтогаз» поставлять ему газ до 31 декабря 2016 года.

Что будет дальше – неизвестно. Каждый новый запуск завода стоит более 100 млн. Грн., А длительный простой может привести к его разрушению. Ежемесячно ОПЗ теряет миллионы долларов. Это плановые убытки, которых избежать при нынешних ценах на газ.
Без дотационного газа и кредитов ОПЗ работать не сможет. Завод исчерпал свой ресурс. Накоплены большие долги, которые продолжают расти.
Что не так

Продать ОПЗ – значит взять за завод столько, сколько рынок готов за него заплатить. Однако Президент, Премьер и глава ФГИ всячески затягивали со стартом конкурса и заигрывали со стартовой цене, существенно удешевило актив.

Летом завод стоил сотни миллионов долларов, сейчас он мог быть продан за сотню миллионов. А дальше – еще хуже. На каждом таком продлении страна фактически потеряла сотни миллионов.
Также чиновники не привлекли к конкурсу компании мирового уровня. Наоборот – они сделали все, чтобы европейские или американские компании потеряли интерес к конкурсу. Это произошло прежде всего из-за нежелания властей решить проблему долга ОПЗ перед Дмитрием Фирташем, который превышает 250 млн. Долл.
Таким образом украинская власть в лице главы Фонда госимущества, правительства и Президента признает, что она не способна провести приватизацию крупного актива, к которому было приковано внимание всех международных стейкхолдеров.
Приватизация в любой стране – это не популистское мероприятие. Это не мероприятие, на котором люди зарабатывают карьерные баллы. Человек, который встает и говорит о массовой приватизации, зарабатывает тысячи врагов и фактически уничтожает свою карьеру.
В Украине это до сих пор непроходимый вариант, потому что у нас нет политиков, которые были бы у власти не ради себя, а ради общей цели. Их нет. Точка.
Ни правительство, ни Президент, ни Фонд государственного имущества не занимались рыночным продажей Одесского припортового завода. Отсутствие заявок в двух кампаниях по продаже ОПЗ – лучший тому доказательство.