Приватизация как театр абсурда

За два с половиной года наши чиновники ничего не построили для государства, не создали ни одного рабочего места, зато готовы продавать за бесценок все, что, по их мнению, плохо лежит, потому что считают реализацию госимущества главным источником наполнения бюджета. Одесскому припортовому заводу отведена роль маяка в этом процессе, таким в свое время была «Криворожсталь».
Bondar_Ol_1
Напомним, ОПЗ является одним из крупнейших предприятий химической отрасли Украины, специализируется на производстве аммиака, карбамида, жидкого азота и кислорода, диоксида углерода, сернокислого натрия. Также занимается перегрузкой химической продукции, поступающей из стран СНГ на экспорт, является монополистом на украинском рынке услуг по приему, охлаждению и перегрузке аммиака. В прошлом году валовой доход предприятия составил более 11 млрд гривен. В течение последних 10 лет на этот объект облизывались все украинские олигархи, но получилось, как в той поговорке: если кусок сала бьются два или больше котов, в результате все остаются ни с чем.

Борьба за объект достигла пика в 2009 году. Кабмин выставил ОПЗ на торги, определив начальную цену четыре миллиарда грн (500 млн долл.). Участники торгов – компании «Нортима» Игоря Коломойского и «Фрунзе-Флора» Константина Григоришина, а также российская «Азот-Сервис», связанная с «Газпромом», – внесли залог: по 400 млн грн каждая. Тогдашний президент Виктор Ющенко своим указом остановил решение Кабмина о продаже этого завода, однако премьер Юлия Тимошенко заявила о продолжении его приватизации, мол, это было предусмотрено меморандумом, подписанным в рамках сотрудничества с Международным валютным фондом. Торги состоялись, несмотря на протест Виктора Ющенко и на то, что в 2008-м СНБО внес ОПЗ в список стратегически важных объектов, не подлежащих приватизации. В конкурсе победила компания «Нортима», она предложила государству за ОПЗ пять миллиардов грн (625 млн долл.). Впрочем, радость Коломойского по поводу приобретения завода оказалась преждевременной – буквально через полчаса ФГИ отменил результаты конкурса. Тогдашний руководитель ФГИ Дмитрий Парфененко объяснил это тем, что в действиях участников конкурса есть признаки заговора, поскольку итоговая цена значительно ниже реальной стоимости ОПЗ.

С 2011 года в ОПЗ стал подбираться Дмитрий Фирташ, который обеспечивал предприятие газом через свои Ostchem Holding Ltd и Group DF в 430 долларов за куб, тогда как покупал его на российско-украинской границе у «Газпрома» по 265 долл. При этом минудобрения ОПЗ поставлял компаниям олигарха по заниженным ценам. По результатам такого бизнеса Одесский припортовый только в 2013 году понес убытки на 1140000000 грн. Эта «плодотворная» сотрудничество продолжалось и после евромайдан. 3 ноября 2014 Одесский суд постановил взыскать с ОАО «Одесский припортовый завод» (ОПЗ) 1210000000 грн долга в пользу Group DF за поставленный природный газ в январе – июне 2014-го. На сегодня долги завода перед олигархом составляют около 200 млн долларов. Кроме этого, над ОПЗ висит иск Коломойского, который оспаривает в суде решение ФГИ об отмене результатов конкурса с 2009 года.

В течение последних двух лет руководство предприятия продолжало «химичить» с закупками газа, что указывало на попытки доказать ОПЗ до банкротства. Эти сделки без особого успеха пытался поломать председатель облгосадминистрации Михаил Саакашвили. В конце концов, за ОПЗ вынуждены были взяться правоохранители. Две недели назад НАБУ задержало председателя Наблюдательного совета предприятия Сергея Перелома и первого заместителя председателя правления ОПЗ Николая Щурикова. Вот с таким довольно грязным «багажом» Одесский припортовый подошел к своей второй приватизации.

Аукцион по продаже государственного пакета акций ОПЗ правительство назначило на 26 июля, определив его стартовую цену в сумме 13200000000 гривен (около 512 млн долларов). 18 июля истек срок подачи заявок на участие в конкурсе. Однако ни одной заявки так и не поступило. В связи с этим ФГИУ вынужден признать конкурс несостоявшимся, «в связи с отсутствием спроса».

– ЭТО серьезный провал экономической политики и чувствительный удар по имиджу государства. Но меня удивляет, что в СМИ по этому поводу царит тишина. Впечатление такое, будто на эту тему наложено табу, – комментирует ситуацию наш постоянный эксперт, экс-глава Фонда госимущества Александр Бондарь . – Пригласили для подготовки конкурса около десятка иностранных советников, заплатили им несколько миллионов долларов, шумели на каждом шагу о том, что со стороны инвесторов наблюдается бешеный интерес к этому объекту, поэтому цена на него взлетит до небес, уверяли об исключительной прозрачности процедуры, а в результате – громкий пшик. ФГИ называет множество объективных причин, которые помешали продать этот объект, но я вижу две простые вещи: во-первых, инвестиционная привлекательность нашей страны упала до нуля, никто не хочет работать там, где царят бандитизм и рейдерство, где нельзя и шагу ступить без взятки, во-вторых, государственное имущество Украины за два года деятельности действующей власти обесцененное до неприличного уровня. Даже 500 млн долларов – это не деньги для такого объекта, а если бы цену снизили на 30%, как предлагали иностранные советники и МВФ, то это опустило бы инвестиционный рейтинг Украины до уровня государств третьего мира. То есть власть сознательно играет на понижение стоимости имущества в Украине, чтобы его можно было раздавать даром своим и нашим. На эти цели работает также обесценивание национальной валюты, разрушение банковской системы, распродажа за бесценок имущества ликвидируемых банков. При таких условиях никто ничего не будет покупать у нас дорого. Вы сначала наведите порядок в финансовой системе экономики, а затем объявляют конкурс на продажу объектов.

– Не связан провал конкурса с намерениями передать объект в руки какой-то группы, приближенной к власти, прикрываться подставными оффшорными фирмами?

– После того как стало понятно, что эта власть отличается от предыдущей только риторикой, такие намерения очевидны даже для людей, далеких от экономики. То есть мы видим естественное стремление хапнуть. Впрочем, если так, то пусть делают это просто и тихо, как за Януковича: сразу передадут имущество в нужные руки, но не разбрасываются по сторонам высокопарными словами, которые и так обесценились. Не надо смешить людей. Зачем было ради одного объекта вносить кучу изменений в законодательство? ФГИ заявил, что во время повторного конкурса, который собираются назначить на октябрь, стартовую цену снизят на 30%. Однако для этого опять же нужно вносить изменения в законодательство. Если снизить цену на треть, то это будет означать, что государство получит около 350 млн долларов, что почти вдвое меньше, чем предлагал в 2009 году Коломойский! Я не знаю, что это будет за инвестор, который приобретет завод за такую ​​мизерную цену, серьезным его назвать нельзя, следовательно, объект может оказаться в неопределенных руках. Серьезный инвестор – это тот, который готов даже переплатить в несколько раз, как это произошло во время приватизации «Криворожстали». То есть происходит полная профанация приватизации. Если так будет и дальше, то, я думаю, этот процесс будет выглядеть театра абсурда …