Председатель киевской областной организации “Батькивщина” Константин Бондарев: Я бы хотел управлять страной

О пять лет деятельности нынешней власти, предстоящие выборы, необходимость кардинальных изменений на Киевщине, а также план «Б» в случае поражения Юлии Тимошенко читайте в интервью с экс-народным депутатом, главой ячейки «Батькивщины» в столичном регионе Константином Бондаревым

– В свое время областной совет Вас рекомендовал на должность главы областной администрации. Тогда между КОГА и КОР наблюдалось определенное противостояние. Если говорить о политические амбиции на уровне Киевщины – есть ли сейчас желание быть руководителем области?

На самом деле, никакого противостояния не было. Была ситуация, когда после революции случайные люди пришли к руководству Киевской областной государственной администрации. Люди, которые не имели отношения ни к Области, ни к процессам управления общественной жизнью на данной территории. После выборов в местные органы власти Администрация Президента, к сожалению, не осознала своих ошибок и не поняла, каких людей приводить к власти нельзя. По этому вопросу нужно советоваться с территориальной общиной, прежде всего.

Мы пытались наладить сотрудничество, но очень сложно это делать с людьми, которые не имеют команды, профессии, опыта. Приходит новый человек, и она сразу имеет большую нагрузку, большое количество проблем, которые нужно было решить еще вчера. Этот человек проработал полгода и ее увольняют, опять же при этом никто не спрашивает мнение общества. Это неправильно, когда раз в полгода меняют одно лицо на другое, и никто никому не объясняет, почему эти изменения произошли.

Тогда я поехал на Банковую и соответствующим людям поставил вопрос о том, будут ли они пытаться что-то сделать на Киевщине, будут и в дальнейшем свободные места заполнять случайными людьми и экспериментировать. Это вопрос звучал не лично от меня, оно было от всех политических сил, которые были представлены в нашей области. На этих переговорах я только представлял территориальную общину Киева. Мне ответили, что нам сообщат. И, конечно, это никого не устроило. Поэтому было принято решение показать, что все политические силы объединены, и поэтому мы коллегиально решили выдвинуть единого кандидата и предложить рассмотреть эту кандидатуру Президенту. Однако мы понимали, что это не будет принято гарантом. Но это была попытка начать диалог между исполнительной властью и территориальной громадой. Тут же и встал вопрос о том, кто будет фронтувати эти решения. Ведь было понятно, что это конфликт с Банковой. В конце концов, я взял на себя эту нелегкую ношу. И позже она ко мне «прилетела» в виде уголовных дел и других последствий.

Все политические силы поручили мне руководить этим процессом и быть единым кандидатом. Почему? Потому что все знали, что я работаю в Киевской области уже 20 лет и никогда не сворачивал со своей дороги. Я это делал не для того, чтобы просто возглавить эту должность. Я уже давно из этого вырос, и, если бы захотел, уже давно бы ее занял. Для меня, прежде всего, важным было объединить все политические силы, чтобы наконец решить все противоречия. Ведь пока они на территории есть, никакого прогресса не будет. Я знаю это на 100%, ведь работал в бизнесе, в банковской сфере. Если есть конфликт внутри, если никакие политические силы, которые в оппозиции или во власти, не дают гарантий для бизнеса и не обещают, что будут способствовать его развитию, никто никаких инвестиций делать не будет. Именно поэтому для нас объединение было очень важным.

То есть я буду прав, если скажу, что сегодня область много потеряла, в первую очередь, через эти неправильные кадровые решения?

Как Вы считаете, что если за 5 лет президентства Порошенко у нас уже было 5 руководителей исполнительной ветви власти в области – это дает возможность нормально работать всем территориальным общинам и другим органам исполнительной власти… Нет. Это – невозможно. Поэтому мы действительно много потеряли. И, если взглянуть на финансовые отчеты, то за эти 5 лет мы использовали максимум 50% от всех финансовых поступлений – средств, которые платили налогоплательщики Киевщины. Другая же часть оставалась и з’їдалася инфляцией. А почему? За неэффективное руководство. Ведь если есть сбалансированный бюджет, можно спланировать, на что его потратить.

Разве у нас мало проблем? Каждый год мы сталкиваемся с одним и тем же. Но средства не используются. Кто-то объясняет это борьбой с коррупцией, кто – то- недостаточным количеством времени, проведенного на посту очередным председателем ОГА. Последний руководитель вообще ничего не объясняет. Он уже 4 месяца на должности, а бюджет развития Киевской области и до сих пор нет. Даже в проекте. Что тут говорить о противоречиях между советом и администрацией? Это будет уже пятый год, когда бюджет развития будет приниматься летом. После этого нужно будет его соответственно оформить, предоставить в определенное управление, затем провести необходимые тендеры, а это, как минимум, три-четыре месяца. И когда мы будем дороги делать? Вот и ответ. У нас нет политического конфликта – есть идиоты при власти.

Поскольку “Родина” имеет большинство во многих районах, городах, и, соответственно, имеет влияние на принятие многих решений, во власти пробуют не предоставлять финансовый ресурс на определенные территории, чтобы якобы уменьшить наше влияние. Это экономический геноцид против собственного народа.

Если вернуться к вопросу о Ваши политические амбиции, я правильно понял – они уже не ограничиваются Киевщиной?

Я хотел бы управлять страной.

В качестве кого?

– Как позволит общество.

То есть Вы согласны на любую должность, на которой сможете быть полезным? В какой сфере?

Так. Я считаю, что смог бы дать стране свои знания и опыт именно в экономической сфере. Я строил с нуля предприятия, создавал целые территории, руководил крупными структурами, работал два созыва в Киевском областном совете, поэтому очень хорошо знаю весь диапазон проблем Киевщины и Киева. Затем работал два созыва в Верховной Раде. Был одним из руководителей комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. Я – автор Таможенного кодекса и еще многих законопроектов. Но поскольку в ВР уже работал, мне интересно было бы попробовать себя еще и в исполнительной власти. И я уверен, что моего опыта достаточно для того, чтобы реализовать реформы, которые актуальны в нашей стране.

– Недавно на определенных мероприятиях, в которых принимала участие Юлия Тимошенко, журналисты заметили Владимира Майбоженко, который, как говорили, в 2010 занял, скажем так, не очень конструктивную позицию с «клонированием» партии «Батькивщина». Как так случилось, что он сейчас оказался в команде?

Некоторое время мы были по разные стороны баррикад. У нас был существенный конфликт интересов и очень серьезная политическая борьба. Некоторое время наше общество было разобщено и это привело к кровопролитию, фактически к войне. Сегодня мы хотим объединить страну. Год назад я собирал представителей всех политических сил и публично сделал такое заявление. Мы должны перевернуть страницу и смотреть только вперед. Лично меня интересует только будущее. Я предлагаю всем присоединиться к нам для того, чтобы прекратить войну и построить крепкую, независимую, унитарную страну. Сегодня мы уже не имеем времени для экспериментов или сведение счетов. Я предлагал присоединиться к нам всех тех, кто имеет желание, опыт, волю к каким-либо изменениям, и вместе двигаться к будущему. И это предложение звучало не только из уст моих, ее высказала и наш лидер. Последние месяцы я отправлял письма, разнообразные месседжи людям, которые считают меня своим врагом о том, что я не буду упоминать их фамилии. Пусть живут спокойно. Я буду работать только для того, чтобы развивать эту страну, на все остальное у меня не будет времени.

Но если развивать этот принцип, то завтра могут приехать Захарченко, Пшонка, Янукович и сказать: “Давайте перевернем страницу”…

Есть правоохранительные органы, которые должны этим заниматься. Если человек не уважала закон, нарушала Уголовный кодекс и должен отвечать перед судом, то этим человеком должны заниматься правоохранители.

Сейчас я говорю только о своем отношении к тем или других людей. Я точно не буду вспоминать, кто меня и как высказывался. В Майбоженко нет проблем с Уголовным кодексом, против него нет открытых дел, и у правоохранительных органов нет к нему претензий. Тогда почему он не может к нашей команде присоединиться? Он не Захарченко и не Янукович.

– В случае победы Тимошенко партия имеет кандидатуру на пост главы областной администрации?

Так. У Тимошенко есть требование, чтобы я лично занял это место. После революции такое же требование было в Турчинова, однако я отказался, потому что на то время считал, что мне лучше заниматься политикой, а не исполнительной властью. Но уже сегодня я вижу возможность поработать, сформировать команду людей, которые разбираются в тематике проблем Киевщины и которые будут не карту области три месяца изучать, а с первого же дня возьмутся за решение тех или иных проблем. Мы соберем команду не по принципу партийных красок, а по принципу опыта и специальности.

– Проблема заключается еще и в том, что много местных опытных людей, о которых Вы говорите, связаны, например, с земельными или другими скандалами. То есть святых нет. Если Вы возглавите область, как Вы будете вести себя с теми, кто нарушал закон, в частности, в земельной сфере?

Если Вы знаете о каких-то нарушениях закона, то Вы должны написать соответствующее обращение в правоохранительные органы. Это Ваш гражданский долг. Иначе Вы тоже переступаете закон.

Как Вы планируете свою кадровую политику? На базе своей партии или местных элит?

На базе местных элит. Нужно предлагать принять участие в реформах тем людям, которые имеют опыт, разбираются в тематике местных проблем и могут в очень короткие сроки реализовать соответствующую идею. Нужно выстроить действенную команду, которая сможет реализовать реформы, которые повысят уровень жизни на этой территории. А заниматься в нашей области есть чем.

Вот если взять экологию, Вы знаете, что у нас в области нет ни одного легального полигона по утилизации бытовых отходов? Второй вопрос – незаконная добыча песка. Кроме того, есть вопиющие проблемы с дорогами и безопасностью. Когда приходит апрель или октябрь – у нас какая-то эпидемия. Сейчас, например, кори. А все почему? Потому что у нас уничтожили медицинскую отрасль. То есть, заниматься есть чем…

У Вас есть план сосуществования со столицей на тему агломерации, о которой сейчас говорит мэр?

– Дело в том, что в Святошинском районе города Киева закончились нормы по ДБН (государственные строительные нормы, – ред) по зеленым насаждениям. То есть нельзя сегодня строить новые многоэтажки, пока не построишь какую-то парковую зону. Надо посадить энное количество деревьев, а после того – строить какие-то квадратные метры и продавать. Но это же бизнес. И нужно тратить деньги на то, чтобы построить какой-то новый парк. Поэтому кое-кто считает, что лучше присоединить территорию области уже с существующими зелеными насаждениями и зарабатывать на этом. Этот вопрос возник в то время, когда была революция. Полочанинов (экс-нардеп от «Батькивщины», один из лидеров партии «Основа», – Ред), который очень уважает социальные сети и считает их важным коммуникационным инструментом общества, начитавшись там глупостей, привел ко мне людей, которые профессионально работают с застройщиками в Киеве, и зовутся журналистами, но зарабатывают деньги совсем на другом. Их наняли для того, чтобы реализовать именно эту стратегию – присоединить часть леса до города Киева. Они придумали, что там кто-то украл и завтра будут вырубить Беличанский лес. Но у меня тогда было очень много проблем – нужно было вывезти милиционеров, спецназовцев из города Киева, разбираться с Майданом, вернуть людей к работе, построить армию. То есть решить насущные вопросы. Вся наша команда работала тогда там 20 часов в сутки. И Володя пришел с папкой документов и сказал, что Указ Президента по этому поводу спасет и Беличанский лес и общины. И все будет хорошо… И привел мне пример, когда мы вместе вмешались в ситуацию и ввели часть территории в Белой Церкви в национальный заповедник в конце 2009 года. Тогда действительно было увеличено территорию Александрийского леса.

Полочанинов объяснил, что это – такой же случай. Я взял эту папку и пришел к Турчинову, который на то время был.а. председателя ВР, в.а. Президента Украины и в.а. премьер-министра. Он сказал, что это сейчас не самая большая проблема, но подписал указ и мы его обнародовали по 30 минут. Но, к сожалению, я его не читал, а потом уже, когда начала через год расшатываться эта ситуация, выяснилось, что мы наделали глупостей – присоединили эту территорию к Голосеевского лесопаркового хозяйства, которое является коммунальным предприятием города Киев. Город сказал, что если их коммунальное предприятие занимается и имеет в своем составе лесопарковое хозяйство этой территории, то надо включить эту территорию в город. Но ведь было еще и Коцюбинское. Тогда застройщики обманом и фальсификацией подкупили избирателей, чтобы выбрать мэра. Но потом вся эта ситуация получила огласку, начался скандал. И сейчас территориальная община не приемлет этого мэра и все процессы, которые там происходят.

Мы бы уже давно разграничили эти территории, но окружение Кличко пробует этаким обманным путем не строить парков в Киеве, но иметь возможность строить многоэтажки. Вы же видите, что сейчас происходит с городом. О которой архитектура вообще идет речь? Нам рассказывали о чуть ли не вечную качество дорог. Вы видите, что снег сошел вместе с асфальтом. Дорог нет. Коммуникации тоже.

Я считаю, что нужно включить город Киев к территории Киевской области, в которой нет областного центра. А должен быть! Нужно сделать закон о столице и – все. Утилизация бытовых отходов где происходит? Фактически, в области. Если будет принято решение об объединении, и областной совет и областная администрация будут заниматься этими вопросами, а не решать чисто местные проблемы, нет вопросов. Все эти вещи нужно решать вместе. В городе Белая Церковь со 150 тысяч избирателей свыше 30 работает в Киев. Где они платят налоги? В городе Киеве. А где они получают услуги от государства? В Белой Церкви. Стоит это сбалансировать.

Я знаю, что в Кличко работали очень опытные юристы. Один из них Алексей Резников. Я знаю этого человека много лет и уважаю. И я не верю, что он мог посоветовать мэру такую ерунду. У нас нет закона о агломерацию. И областной совет никогда на это не согласится.

– Ходят слухи, что вы поддерживаете тесные рабочие отношения с Ярославом Москаленко. Насколько это правда? Насколько Вы согласуете свою деятельность в пределах Киевской области?

– Более того, я согласовываю свою деятельность со всеми политсилами. Я общаюсь с Яремой, Москаленко, Березенком. Я не считаю, что должен исключить из списка общения кого-то, кто имеет влияние на соответствующие электоральные массы, территории. Нужно развивать плодотворное сотрудничество со всеми представителями определенных слоев населения. Москаленко имеет соответствующий электорат не смотря на мое впечатление от его прошлого или отношение к его нынешнему видение.

Он сегодня на 96 округе возглавляет штаб по выборам Порошенко. Я возглавляю штаб в области по выборам Тимошенко. Думаете, нам не о чем пообщаться? Как минимум, для организаций и проведения этих выборов, нам нужно общаться. Потому что если мы будем работать не на объединение общества, а на его разъединение, то за очень короткое время такой страны вообще не будет.

Я общаюсь прежде всего с представителем 150-тысячной территориальной громады, которая его избрала. Ваше личное впечатление не должно прекращать здоровый нормальное развитие общества. Надо конкурировать, доказывать, что вы предлагаете лучшие идеи, а не ссылаться на слухи. Это моя позиция.

– Если говорить о избирательный процесс, который сейчас продолжается на Киевщине, в контексте президентских выборов. Активизировалось очень много людей, которых раньше не было видно в политической плоскости. Например, Андрей Лавринец. Откуда берутся такие люди? Сами приходят, или Вы их воспитываете в партии?

– Мы сегодня открыли двери для всех. Если наша родная территориальная организация за 10 лет не породила человека, который хочет баллотироваться от Батькивщины в городе Белая Церковь, то что я могу сделать? А если пришел человек, который говорит: “Я хочу!”. Почему я должен отказать этому человеку? Пожалуйста, работай. У нас есть рейтинг исполнения поручений, в котором Белая Церковь номер один уже последние полгода. Организации, которые входят в этот список, влияют на те или иные вещи – это и присутствие в бюро, и количество делегатов в облсовет, и много других плюсов.

Из 9 округов люди обновились, возможно, где-то в 3. Но за последний год реальное количество членов партии увеличилось где-то на 70-80%. Это легко проверить. Киевщина – локомотив в протестных акциях. В сентябре мы выходили на марш по Киевоблэнерго. Подали иск в суд о незаконности приватизации в суд, который иск принял, но первое заседание назначил на начало мая этого года.

– Кстати, складывается впечатление, что Вы этими акциями ускорили продажу Ахметову этой компании.

– Нет. Мне все равно, кто владелец этой компании. Я уверен, что такие монополии должны находиться под контролем государства. Чтобы каждый гражданин мог воспользоваться услугами этой компании, но регулировать это должно государство. Но сегодня, к сожалению, такая ситуация. Потом мы пошли к правительству и ВР, чтобы подчеркнуть необходимость законного урегулирования деятельности таких компаний. Мы боремся за качество жизни общества. Сегодня я вижу проблему как в Киевэнерго, так и в облгазе и других монополиях.

– Как вы видите будущее ОТГ на Киевщине?

– К этому я отношусь, как к глупости, которая, увы, стартовала. Здесь вопрос не в ОТГ, а вообще в реформах, которые проводились последние 5 лет. У нас распределили центры предоставления услуг для общества нелогично и аморально. Опорная школа в одном месте, больница в другом МРЭО в третьем, а паспорт выдают в четвертом. Это – неправильно.

Действительно, территориальная реформа на времени. Но если мы делаем объединение территориальных общин, то часто гибнет село. Например, зачем невыгодна государству школа, в которой обучается 20 учеников, а должны работать 50 учителей? Такие заведения закрываются, почты также. А люди лишенные определенных возможностей.

Европа решала эту проблему таким образом: людям предоставлялось жилье на какой-то другой территории, где качественно обеспечивались все потребности. У нас же этот принцип объединения реализуется так – тот, кто имеет большие финансовые возможности слабых присоединяет к себе ради получения большего бюджета и взаимного распределения. Я за то, чтобы сначала обнародовать центры предоставления государственных услуг, а затем вокруг этих центров строить территории, где люди будут проживать и работать.

У нас сегодня вообще нет генерального плана развития Киевской области. Через некоторое время снова начнутся территориальные реформы, потому что с такими перекосами, как сегодня, оно существовать не будет. Например, Софиевская Борщаговка последние года остатки на депозитных счетах больше, чем 100 млн грн., а Богуслав или Иванков – постоянно в минусе. Есть театр Киевской области, который находится в городе Белая Церковь, что предоставляет услуги жителям этого города, а платит за это все территориальная община Области. Бюджет Киевской области в этом году будет где-то 500 миллионов, а театр будет обходиться в 30 – это 7%.

– В январе 2010 года в статусе премьер-министра Юлия Тимошенко делала предвыборную пресс-конференцию, где наши журналисты ей задали вопрос о плане «Б». Теперь такой же вопрос к Вам. Имеете ли Вы план «Б» в случае поражения Юлии Владимировны на выборах?

– Конечно. Мы предложили обществу определенную программу деятельности по реализации соответствующих реформ. Ее общество выберет, или нет. Если нет, то мы будем искать другую программу, другие идеи, будем реагировать на требования общества.

Сегодня я – на 100% политический деятель. Еще 4 года назад у меня был собственный бизнес, какие-то сбережения. Все это власть у меня незаконно отняли. Об этом у меня есть решение всех судов Украины, в которых сказано, что Нацбанк нарушил закон. Сейчас возбуждено уголовное дело против Гонтаревой и руководству Нацбанка. Я дальше не могу заниматься бизнесом в этой стране. Меня ограничили в правах. Я должен бороться за свои права, но невозможно защищать только свои, ведь ограничили всю страну. Мы сегодня не живем в унитарном государстве. И Украина не является независимой, ведь у нас есть внешнее управление. Поэтому я вынужден заниматься политикой. Я это делаю уже 4 года и планирую делать и дальше. В моей команде на Киевщине работает 15 тысяч человек и более 10 тысяч на Черкасщине. Потому что я ответственный от политсовета Батькивщины еще и за Черкасскую область. И мэр Черкасс – результат нашей делать…