Последние аплодисменты Василию Слепаку

Тысячи львовян, коллеги и боевые побратимы провели один из лучших баритонов мира, воина с позывным «Миф» к месту его упокоения – Лычаковского кладбища
Непревзойденным голосом, талантом и невероятным трудолюбием Василий Слипак благородно и достойно на протяжении почти двух десятилетий представлял Украину и украинскую культуру в мире. Путь к престижной Парижской оперы, где выступать мечтают одаренные вокалисты, был непростым и одновременно триумфальным: на сцену был приглашен еще в студенческие годы за уникальный голос.

wassylslipak.com

Высшая ценность – Украина

Таким, как Василий, просто в жизни. Он из тех, кто не привык и, наконец, так и не научился склонять голову. Не терпел фальши. Ни в жизни, ни в музыке. Не искал легкого пути. Не лукавил ни перед самим собой, ни перед другими. Всегда с открытым взглядом и открытой душой. Преданный и искренний. Правдолюб. Был немногословен, зато человеком слова. Харизматичен. Стопроцентный казак. Таким запомнился Василий Слипак друзьям, коллегам, всем тем, кому посчастливилось встретиться с ним на его короткой жизненном пути.

Не должен, и это, пожалуй, было бы справедливо, идти на ту страшную войну, не менять сцену и жизнь в комфортном Париже в ад донецкого аэропорта, жестокие реалии войны, болотное месиво и сырость окопов на передовой, которые могли повредить его голосовые ( над этим даже не задумывался), на ежесекундный риск. Но он не мог поступить иначе – это уже не был бы Василий Слипак. Он не мог остаться в стороне, когда в родной стране война. Не мог поставить на весы свою карьеру, безопасность и судьбу Украины.

Несмотря на десятилетия, прожитые за ее пределами, несмотря на обустройство жизни и быта, генетическая память не позволяла отвлечься от страшной агрессивной реальности. Все, что получил до сих пор, – победы на многих престижных международных конкурсах оперных исполнителей, гранты, титулы, контракты, – потеряло для него ценность. Видел себя не на сцене, а там, далеко, в зоне АТО. Где самые смелые, самые сознательные патриоты выступают право на независимость Украины в битве с российским тоталитарным монстром. Верил вся жизнь впереди – еще успеет.

Епископ епархии святого Владимира Великого УГКЦ в Париже президент Украинского католического университета Борис Гудзяк вспоминает, как Василий сначала, пока, как шутил, у него «руки связаны контрактом», помогал майдановцам, был сердцем и голосом парижского Майдана, затем активно занялся волонтерством. Не жалел собственных заработков, не стеснялся организовывать акции по сбору средств. Он знал, в каком плачевном положении находилась украинская армия, добровольческие батальоны, которым приходилось воевать с хорошо вооруженным противником. Из Парижа передавал посылки из самых дефицитных медикаментами, организовывал лечения для тяжелораненых, помогал детям погибших героев.

Когда научимся уважать своих?

Жгучей болью известие о Василеву гибель коснулась сердец тысяч соотечественников. В соцсетях – десятки, сотни сообщений. В них искренние слова сочувствия и гордости за Героя. И отчаяния, что на этой коварной войне погибают лучшие сыновья украинского народа, каким бы жить и творить во славу Украины. В то же время болит душа от того, как мало знаем о соотечественниках, прославились на чужбине, работают на авторитет Украины, в бешеном жизненном ритме не потеряла своей национальной идентичности, а не нивелировав нравственных ценностей материальными выгодами. Потому что, к сожалению, даже в родном Васином Львове мало кому, кроме семьи и коллег-музыкантов, известное имя оперного певца мирового уровня.

– Как жаль, что мы так и не смогли организовать его выступление на сцене Львовской оперы, – признается давний Васильев друг ведущий вокалист Львовской оперы Олег Лихач, который часто выступает с концертами в Донбассе. – Он был великим певцом.

Проститься с Василием пришла известная во Львове музыкальная семья Андриевский. Василева однокурсница пианистка Александра рассказывает, что уже тогда, в студенческие годы, Василий был звездой – участвовал в конкурсах, пел во Франции, в Карнеги-холл, но ни поведением, ни отношением к друзьям не выдавал своего превосходства или исключительности.

– Не могу смириться с Василькова (так по привычке называет питомца академии) смертью, – сквозь слезы говорит мать Александра – доцент Львовской музыкальной академии Виктория Вадимовна Андриевская. – Он не был моим учеником, но талантливого парня знала хорошо. Погибло такое уникальное дарование! Ведь для таких голосов писали кантаты композиторы эпохи Возрождения, таких вокалистов всех времен можно пересчитать по пальцам.