Политическое руководство РФ должно понести уголовную ответственность за теракт против президентского самолета Качиньского

47630
В предыдущих публикациях частного расследования, на основе доказательств, заключений экспертов и свидетельств очевидцев, объективно установлено, что российскими спецслужбами над аэродромом «Смоленск-Северный» был создан искусственный туман, самолет Качиньского был взорван в воздухе перед самым приземлением, а поляков, которые выжившие после теракта, добивала спецгруппа ФСБ. 10 апреля 2010, вместе с президентом Польши Лехом Качиньским и его супругой Марией, погибли руководители высшего военного командования Вооруженных сил, представители Сейма и Сената, общественные и религиозные деятели, члены экипажа – всего 96 человек.

Радость во время траура

На основании распоряжения президента РФ Дмитрия Медведева от 10 апреля 2010 года № 225-рп была создана Государственная Комиссия по установлению причин катастрофы польского самолета Ту-154М, председателем которой был назначен премьер-министр Владимир Путин, которому президент поручил определить состав комиссии.

Вечером того же дня Путин прибыл в Смоленск, где вместе с вице-премьером Сергеем Ивановым и министром Сергеем Шойгу побывал непосредственно на месте падения самолета. После этого Путин провел совещание с оперативным штабом и заявил, что в рамках Государственной комиссии необходимо сделать все, чтобы в кратчайшие сроки выяснить причины трагедии польского самолета (якобы, он их не знал. – Авт.).

В тот же день, вечером, в Смоленск прибыл премьер-министр Польши Дональд Туск. После возложения цветов на месте авиакатастрофы он встретился с Путиным. Туск присутствовал на совещании оперативного штаба, которое проводил Путин, где его проинформировали о плане работы комиссии, проведения расследования и процесс идентификации тел.

Позже на место авиакатастрофы прибыл и брат погибшего президента Польши Ярослав Качиньский, который отказался встречаться с Путиным и Туском и принимать от них сочувствия. Еще отметил, что «Туск« соревновался »с ним, кто быстрее прибудет на место авиакатастрофы, а представители российской власти задержали его автомобиль в пути, пока его не обогнал Туск».

Через полгода – 28 октября 2010 – в сети интернет было опубликовано сенсационное фотографию вечерней встречи Владимира Путина и Дональда Туска сразу после катастрофы самолета президента Качиньского 10 апреля во Смоленске. Это фото неизвестного автора (который обоснованно боится за свою жизнь) стало обложкой недельного издание «В сети» с подписью: «Премьер-министр Дональд Туск сразу же после трагической гибели президента Польши Леха Качиньского и польской элиты. Когда мы узнаем правду? ».

Эту обложку было обнародовано в сети Facebook еще до выхода номера еженедельника, и это вызвало активную реакцию поляков: в комментариях люди достаточно обоснованно предполагали, что гибель польской элиты была результатом совместной операции Путина и Туска, которого обвинили в государственной измене. Польские «Ведомости» тогда писали: «… на этом фото видно, что оба политика не выглядят расстроенными катастрофой, в которой погибли почти все первые лица Польши. Наоборот, они радостные и довольные, что наводит на мысль: смерть Качиньского не была горем для Путина и Туска ».

Эксперты (психологи и физиогномисты), проанализировав указано фото, пришли к выводу: Путин и Туск находятся в возбужденном, радостном эмоциональном состоянии, наполняет их так чрезмерно, что трудно даже скрыть эти эмоции. Выражение глаз, улыбок, мимика на их лицах, жест рук Туска (сжатые кулаки), которые почти касаются груди Путина, может быть вызван какими-то общими, объединенными усилиями, которые дали желаемый, успешный результат, подпадает под общеизвестное высказывание «Мы их сделали! ». В ехидно, пренебрежительном взгляде Путина, которым он смотрит на Туска, можно прочитать: «Мальчик, ну как я тебя использовал?».

Юридическая ловушка

13 апреля 2010 Путин подписал распоряжение, которым утвердил состав комиссии. Своими заместителями Путин назначил вице-премьера Сергея Иванова, председателя МАК Татьяна Анодина, глава МЧС Сергей Шойгу и глава технической комиссии МАК Алексея Морозова.

В состав комиссии Путин ввел: министра транспорта Игоря Левитина, министра здравоохранения и социального развития Татьяну Голикову, министра иностранных дел Сергея Лаврова, министра внутренних дел Рашида Нургалиева, первого заместителя Генпрокурора – председателя следственного комитета Александра Бастрыкина, губернатора Смоленской области Сергея Антуфьев, руководителя Росавиации Александра Нерадько, руководитель Ространснадзора Геннадия Курзенкова, директора департамента промышленности Максима Соколова, главнокомандующего ВВС Александр Зелин и президента ОАО «Туполев» Александра Бобрышева. Общее руководство техническим расследованием и координацией взаимодействия заинтересованных российских и зарубежных организаций было возложено на А. Морозова.

Своим распоряжением Путин определил, что расследование должно проводиться в соответствии с положением Приложении 13 к Конвенции «О международной гражданской авиации». Решение было согласовано с Дональдом Туском еще вечером 10 апреля, во время встречи с Путиным в Смоленске. Польская сторона попала в скрытую Путиным хитрую юридическую ловушку.

Это привело к тому, что в 2012 году США отказали депутатам польского Сейма от партии «Право и Справедливость» в их просьбе провести независимое международное расследование причин катастрофы самолета президента Качиньского. Хотя петицию к президенту США Бараку Обаме подписали более 30 000 поляков.

Заместитель государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Филипп Гордон в декабре 2012 года в ответ на петицию сообщил: «Мы отмечаем, что правительства Польши и России провели свои расследования. При проведении расследования Польша и Россия договорились следовать протоколам Чикагской конвенции «О международной гражданской авиации», которые устанавливают стандарты и рекомендации расследования авиационных происшествий, связанных с гражданской авиацией. Народ США разделяет вашу скорбь в связи с трагедией и скорбит по погибшим, включая президента Леха Качиньского и его супругу Марию ».

В Польше были созданы две комиссии по расследованию причин катастрофы самолета Ту-154М: государственная, которую возглавлял министр обороны Богдан Клих (как уполномоченный Польши при российской Государственной комиссии еще 29 июля 2011 подал в отставку) и правительственная во главе с министром внутренних дел Ежи Миллером (уволен с должности 17 ноября 2011). Руководители Генеральной прокуратуры, Главной военной прокуратуры, министерства юстиции, министерства внутренних дел и министерства обороны Польши официально не возразили против незаконного распоряжения Путина, принятого по договоренности с Туском, по расследованию причин катастрофы польского самолета по правилам гражданской, а не военной авиации, как того требуют Чикагская конвенция «О международной гражданской авиации» и российские федеральные правила полетов государственной авиации и правила расследования авиационных происшествий с военными самолетами.

Злоупотребление «первого лица»

Возникает вопрос: имел ли президент России Медведев (кандидат юридических наук) право создавать указанную комиссию и назначать Путина ее головой? Ответ однозначен: нет! Согласно полученной информации, Путин лично предложил Медведеву назначить его председателем указанной Госкомиссии, чтобы получить полный контроль за ходом расследования авиакатастрофы.

Как отмечают международные политические обозреватели и эксперты, хотя де-юре Путин был вторым лицом в руководстве государства по должности, но де-факто был первым лицом и безраздельно управлял Россией при президенте Медведеве. Последний только формально подписывал указы и распоряжения о выполнении решений, принятых Путиным.

Согласно ст. 95 Воздушного кодекса РФ, авиационное происшествие с гражданским, государственным (военным) или экспериментальным воздушным судном России или воздушным судном иностранного государства на территории России подлежит обязательному расследованию. Расследование осуществляет комиссия (уполномоченный орган), на которую возложены полномочия в соответствии с Федеральных правил расследования авиационных происшествий с гражданскими, государственными (военными) или экспериментальными воздушными судами, утвержденными постановлениями правительства РФ. Подчеркиваю, что все они подписаны Путиным.

Целью расследования авиакатастрофы является установление его причин и принятия мер по недопущению катастрофы в будущем. Установление чьей-либо вины и ответственности не является целью этой комиссии.

Согласно Конституции РФ (ст 83-89), в которой закреплен исчерпывающий перечень прав президента России, он не наделен правом создавать любые комиссии, в том числе и государственные комиссии по установлению причин авиакатастроф. Не предусмотрено такого права президента и в действующем законодательстве РФ.

Согласно требованию «Правил расследования авиационных происшествий и авиационных инцидентов с государственными воздушными судами в Российской Федерации», председателем Государственной комиссии по установлению причин авиакатастрофы может быть только лицо, имеющее летную образование (п. 12 Правил …). Путин такого образования не имеет. Соответственно он не имел права быть председателем комиссии и назначать ее членов. Расследование авиационных происшествий с российскими государственными (военными) самолетами, а также военными (государственными) воздушными судами иностранных государств, которые произошли на территории России, проводит Служба безопасности полетов РФ. В этом случае комиссия образуется приказом министра обороны РФ и имеет статус Государственной (п. 11 Правил …).

Согласно Чикагской конвенции «О международной гражданской авиации» (к которой присоединились около 190 стран мира, в том числе Россия и Польша) «воздушные суда, используемые на военной, таможенной и полицейской службах, рассматриваются как государственные воздушные суда» (п. « в »ст. 3). Польский Ту-154М имел статус военного воздушного судна и принимал его российский военный аэродром. Тогда как Чикагскую конвенцию применяют только к гражданским воздушным судам и не применяется к государственным воздушным судам »(п.« А »).

Указанный юридический анализ позволяет сделать однозначный вывод: президент РФ Медведев, вопреки Конституции и законам РФ, злоупотребляя властью, явно превысил свои служебные полномочия, выдав 10.04.2010 г.. Распоряжение № 225-рп о создании Государственной комиссии по установлению причин катастрофы польского самолета Ту -154М и незаконно назначив его председателем премьер-министра Путина. Исходя из требований вышеупомянутых Федеральных правил и Воздушного кодекса России, а также общеизвестного принципа недопущения конфликта интересов и сохранения видимости объективности расследования и выводов Государственной комиссии, президент РФ Дмитрий Медведев не имел юридического и морального права назначать Путина председателем указанной Государственной комиссии.

распространена ложь

Отмечу, что в первые минуты после катастрофы польского самолета губернатор Смоленской области Антуфьев был первым из официальных должностных лиц России, сделал для СМИ лживое заявление о том, что самолет «пробовал приземлиться три раза и во время четвертой попытки упал в 300-400 метрах от взлетно-посадочной полосы ». Сергей Шойгу также предоставил журналистам недостоверную информацию, заявив, что польский самолет дважды заходил на посадку. Ложную информацию Шойгу продублировал представитель польской военной прокуратуры полковник Збигнев Жепа, опровергнув заявление диспетчера аэродрома заход на посадку был только один.

Ложь о количестве заходов на посадку польского самолета и о разное время катастрофы, запущена должностными лицами России, с помощью российских СМИ, была распространена по всему миру. Опровержений этой заведомо ложной информации и извинений с стороны должностных лиц России, ее распространили, не было. Другие члены путинской комиссии Иванов и Левитин вводили в заблуждение мировую общественность тем, что, ссылаясь на правила гражданской авиации, утверждали: «диспетчер не имеет права запретить посадку самолета».

На основании этой лжи и манипуляций с правилами обеспечения безопасности полетов в гражданской и военной авиации (которые очень отличаются) комиссия под председательством Путина, приняла сфальсифицировано решение, согласно которому виновным в катастрофе самолета Ту-154М является лишь польский экипаж, а военные диспетчеры ( руководители группы полетов) аэропорта «Смоленск-Северный», которым польская прокуратура выдвинула обвинения, невиновны.

Согласно уголовно-процессуальным законодательством РФ, Польши, Украины и других европейских стран, экспертные заключения Государственной комиссии МАК России по расследованию причин катастрофы польского самолета не могут быть признаны судом надлежащими и допустимыми доказательствами по делу на основании того, что комиссия была образована должностным лицом, не наделенным полномочиями на ее образования, комиссию возглавила лицо, которое не имело права быть его председателем и назначать членов комиссии. Указанные выводы комиссии, в качестве доказательств, установлении в ненадлежащий способ, с грубым нарушением действующего законодательства России, проводившая расследование, и существенного нарушения прав и свобод человека. Кроме того, отдельные члены комиссии (Антуфьев и Шойгу) распространили заведомо ложную информацию о количестве попыток посадки польского самолета (от двух до четырех), другие (Иванов и Левитин) ввели в заблуждение не только мировую общественность, но и остальных членов комиссии путем манипуляции правил обеспечения безопасности полетов в гражданской и военной авиации (которые очень отличаются), в результате чего комиссия сделала сфальсифицирован вывод о том, что виновным в крушении самолета Ту-154М является польский экипаж.

Большинство независимых экспертов придерживаются версии, согласно которой политическое руководство РФ приказало спецслужбам спровоцировать катастрофу самолета Качиньского с помощью специальных технических устройств и технологий и обоснованно подозревают Путина (в первую очередь) и Медведева в заказе срыва визита Качиньского в Катыни и в заказе совершение террористического акта, который привел к гибели польской делегации во главе с президентом Польши Лехом Качиньским.

На сегодня установлено, что в аэропорту «Смоленск-Северный» был создан искусственный туман, самолет был взорван в воздухе перед самым приземлением, а пассажиры, выжившие после теракта были добиты спецгруппой ФСБ. Получается, что расследование авиакатастрофы с ее трагическими последствиями возглавил тот, кто обоснованно подозревается в заказе и организации теракта.

Военная процедура посадки

Согласно ст. 84 Воздушного кодекса РФ, лица, осуществляющие прием, отправку или обслуживание воздушного судна, обязаны принять меры для обеспечения авиационной безопасности. Требования авиационной безопасности и порядок их выполнения устанавливаются отдельными Федеральными авиационными правилами для каждого вида авиации: гражданской, государственной (военной), экспериментальной.

На высоте 500 метров (за шесть минут до падения Ту-154М) руководитель полетов военного аэропорта «Смоленск-Северный» Плюснин спросил командира польского самолета «на военном аэродроме посадку осуществляли?». Командир экипажа Протасюк четко ответил: «Да, конечно».

Это один из ключевых (!) Юридических нюансов в расследовании катастрофы самолета по какой процедуре осуществлялась посадка – гражданской или военной. Польский самолет Ту-154М был военным, им руководил военный экипаж, воздушное судно осуществляло посадку на военный аэропорт, где группа руководителей полетов была из числа российских военных.

Согласно Воздушным кодексом РФ «аэродромы государственной (военной авиации) могут быть закрытыми для приема воздушных судов в связи с техническим или метеорологическими условиями, угрожающими безопасности полетов воздушных судов» (ч. 2 ст. 50). Расследование причин катастрофы польского самолета Ту-154М должно было происходить по правилам полетов для государственной (военной) авиации, установленными вышеупомянутыми Федеральными правилами и Воздушным кодексом РФ, а не в соответствии с положениями Приложения 13 к Конвенции «О международной гражданской авиации», как это незаконно определил Путин.

Согласно ст. 96 «Федеральных авиационных правил полетов государственной авиации», руководитель полетов на военном аэродроме обязан запретить посадку военного самолета независимо от того, какой стране он принадлежит, в случае внезапного ухудшения погоды в районе аэропорта и в случае возникновения сомнения в благополучном исходе посадки, дать команду экипажу самолета об уходе на второй круг и направить воздушное судно на запасной аэродром. В гражданской авиации также обстоятельства, когда диспетчер обязан запретить посадку самолета.

Так, согласно приказу Росаэронавигации от 14 ноября 2007 №108 «Об утверждении типовых технологий работы диспетчеров органов обслуживания воздушного движения (управления полетами) при аэронавигационной обслуживании пользователи воздушным пространством Российской Федерации», диспетчер обязан запретить посадку воздушного судна и дать указание экипажу самолета об уходе на второй круг, если в воздушном пространстве на пути снижения воздушного судна есть препятствия, которые угрожают безопасности полета (раздел 5. Обслуживание воздушного движения, пункт 5.8).

Для гражданской авиации, в отличие от военной, пунктом 5.8.1 пятого раздела указанного приказа предусмотрено: «Окончательное решение о проведении посадки принимает командир воздушного судна. Диспетчерское разрешение на посадку не является принуждением к ее осуществлению, и в случае принятия командиром воздушного судна решения о проведении посадки при погоде ниже минимума ответственность за ее последствия диспетчер не несет. Ответственность за принятое решение возлагается на командира.

13 марта 2010 командиру воинской части № 06755, которым был аэродром «Смоленск-Северный», для организации подготовки и обеспечения безопасности спецрейсов из Польши телеграммой было приказано учесть требования пункта 1 раздела АD 1.1-1 АПП РФ, указывает: «Командиры иностранных воздушных судов, выполняющих полеты в Россию, принимают самостоятельные решения о возможности взлета с аэродрома и посадки на аэродроме назначения с возложением на себя полной ответственности за принятое решение ».

Отдавая такой приказ, российское военное командование закрыло глаза на то, что это требование касается только командиров иностранных воздушных судов гражданской авиации, а не военной! Такой приказ является противоправным и грубо противоречит Воздушному кодексу РФ, Федеральным авиационным правилам проведения полетов государственной авиации, утвержденным приказом министра обороны РФ, Федеральным авиационным правилам полетов в воздушном пространстве РФ, утвержденным совместным приказом министра обороны, министра транспорта и директором Российского авиационного космического агентства, Международной чикагской конвенции 1944 года «О международной гражданской авиации» и Инструкции организации полетов на военном аэродроме «Смоленск-Северный».

Руководитель полетов не должен выполнять указания должностных лиц, если они противоречат требованиям нормативных актов с регулирования деятельности государственной авиации и не обеспечивают безопасность взлета, полета и посадки самолета (ст. 99 Федеральных авиационных правил полетов государственной авиации).

Нормативные акты как угроза безопасности

Главная военная прокуратура Польши в апреля 2015 года года заявила, что Польша с мая 2010 года безрезультатно пытается получить от России вышеуказанные нормативные акты РФ, а также «Инструкцию организации полетов в аэропорту« Смоленск-Северный ». Ведь заместитель генпрокурора России раз письменно сообщил о невозможности предоставления документов, поскольку их выдача «может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному строю или иным интересам России».

Обоснование отказа российской стороной с юридической точки зрения является абсурдным. Ведь все эти нормативные акты доступны широкой общественности и размещены на официальных сайтах правительства, министерств и ведомств. Польская сторона получила их в другой законный способ.

Почему же Россия на протяжении более шести лет так и не предоставила официально Польши указанные документы? Ответ прост. В указанных нормативно-правовых актах РФ установлено, что для обеспечения авиационной безопасности полетов военных самолетов руководитель полетов на военном аэродроме обязан отдать приказ командиру воздушного судна о запрете посадки при погоде ниже минимума, установленного для аэродрома при внезапном ухудшении погоды и закрыть аэродром для приема воздушного судна в связи с метеорологическими условиями, угрожающими безопасности полетов воздушных судов и их посадке. Расследование авиационных происшествий, связанных с военными (государственными) самолетами, проводятся по Федеральными правилами полетов государственной (военной) авиации, а не по правилам, установленным для гражданской авиации, как это незаконно определил Путин.

Следы не скрыть

11 мая 2016 в польском Сейме состоялся аудит правления предыдущей коалиции во главе с премьер-министром Польши Дональдом Туском. По его результатам министр-координатор спецслужб Польши Мариуш Каминский обнародовал сенсационную информацию о том, что после русского теракта под Смоленском в посольство Польши в Москве обратился гражданин России N, заявил, что важные данные об убийстве президента Качиньского, которые подтверждают, что российскими спецслужбами был спланированный теракт. Но руководство Агентства польской разведка не заинтересовалось посетителя, не проверило его информацию и в этот же день передало данные российского гражданина ФСБ России. Его дальнейшая судьба остается неизвестной, вероятнее всего, он уже уничтожен агентами ФСБ.

Представители спецслужб Запада отмечают, что премьер-министр Туск и руководители польской разведки, непосредственно подчиненные ему, не были заинтересованы в установленные фактов, подтверждающих, что катастрофа польского самолета под Смоленском была терактом. Туск уже имел свою официальную версию, согласованную с российской, и игнорировал все, что ей противоречило.

Напомню, что сотрудники американской разведки после катастрофы самолета Ту-154М инициативно передали польскому агентству внутренней безопасности спутниковые снимки НАСА, на которых зафиксировано взрыв на самолете Качиньского. Председатель Агентства Кришистоф Бондарик направил докладную записку и снимки Дональда Туска, но тот отклонил помощь американцев. После этого американские разведчики сказали представителям польской спецслужбы, «поведение польского правительства является предательством интересов Польши и союзников НАТО, а Туск замешан в обмане вместе с Россией, которая уничтожила следы убийства главы одного из государств Альянса».

Полученные в последнее время доказательства по делу «Смоленской трагедии» свидетельствуют, что юридический капкан, который Путин поставил для Польши, станет бумерангом для него самого – лавой подсудимых в Международном военном трибунале.

СПРАВКА «КП»

Расследование авиационных происшествий (катастроф, аварий, инцидентов) с гражданскими, государственными (военными) или экспериментальными воздушными судами РФ или воздушными судами иностранных государств, которые случились на территории Российской Федерации, проводятся в соответствии с требованиями следующих законодательных актов:

1. Воздушный кодекс РФ.

2. «Правила расследования авиационных происшествий и авиационных инцидентов с государственными воздушными судами Российской Федерации», утвержденные Постановлением правительства РФ от 2 декабря 1999 № 1329 (подписано премьер-министром РФ Путиным В.В.).

3. «Правила расследования авиационных происшествий и инцидентов с гражданскими воздушными судами Российской Федерации», утвержденные Постановлением правительства РФ от 18 июня 1998 № 609 (подписано премьер-министром РФ Путиным В.В.).

4. «Правила расследования авиационных происшествий и инцидентов с экспериментальными воздушными судами в Российской Федерации», утвержденные Постановлением правительства РФ от 4 апреля 2000 № 303 (подписано премьер-министром РФ Путиным).

5. Межправительственное соглашение «О гражданской авиации и использования воздушного пространства», подписанное в Минске 25 декабря 1991 двенадцатью государствами-членами СНГ (бывшие союзные республики СССР, стали независимыми государствами). На основании этого Соглашения был создан Межгосударственный авиационный комитет (МАК) с делегированными ему странами Содружества Независимых Государств (СНГ) функциями и полномочиями в области гражданской авиации и использования воздушного пространства. МАК расследует авиационные происшествия и инциденты на территориях стран-членов СНГ, подписали указанное Соглашение. Грузия вышла из состава МАК и подписантов Соглашения. Республика Польша не является членом данного Соглашения и МАК. За время деятельности МАК были отдельные случаи выражения недоверия результатам его расследования.

6. Международные конвенции, в частности Чикагская конвенции 1944 года «О международной гражданской авиации».

7. Международные договоры, в частности договор «Об открытом небе», подписанный в Хельсинки (Финляндия) 24 марта 1992

8. Ведомственные нормативные акты министерств и ведомств РФ.

Требования авиационной безопасности взлета, полета и посадки военного самолета установлены следующими нормативными правовыми актами:

1. «Федеральные правила использования воздушного пространства Российской Федерации», утвержденные Постановлением правительства РФ от 22 сентября 1999 № 1084 (утратили силу с 1 ноября 2010 года. На время катастрофы польского самолета Ту-154М под Смоленском, которая произошла 10 апреля 2010 , указанные Правила действовали).

2. «Федеральные авиационные правила полетов государственной авиации», утвержденные приказом министра обороны РФ № 275 от 24 сентября 2004 года.

3. «Федеральные авиационные правила полетов в воздушном пространстве Российской Федерации», утвержденные совместным приказом министра обороны, министра транспорта и директором Российского авиационного космического агентства № 136/42/51 от 31 марта 2002 года.

4. Установки (Положение): «О инженерно-авиационное обеспечение авиации ВС СССР» (приказ № 17 от 4 февраля 1991), «Об осуществлении полетов авиации ВС СССР» (приказ № 46 от 10 февраля 1998), ” о метеорологической службе авиации ВС СССР »(приказ № 282 от 16 декабря 1986). Эти установки утверждены приказом главнокомандующего ВВС СССР, они есть в открытом доступе, а также действуют для ВВС РФ и после развала Советского Союза, лишь с незначительными дополнениями для современной авиации.

5. Инструкции организации полетов на военных аэродромах (со своими отличиями).