Полесские кони переехали после оккупации с Киевщины в Закарпатье

 из Киевщины на Закарпатье

Коники на Закарпатье. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

Экоферма, на которой восстанавливают породу полесских лошадок более месяца находилась в оккупации. Табун не только сохранился, а увеличился — родились жеребята. Теперь их эвакуировали на Закарпатье в хозяйство, где разводят буйволов.

Как пережили лошадки оккупацию, кто за ними ухаживал, и которые чувствуют себя на горных долинах «Вечернему Киеву» рассказал владелец конюшни. /strong>

Киевляне, интересующиеся экотуризмом или историей Украины, или одним и другим, знают хутор Щербати Цугли. Команда энтузиастов объединилась вокруг возрождения народных традиций Полесья. Они развивают бортничество, ходят в сплавы по рекам, пропагандируют конный туризм и стараются сохранить полесскую породу лошадок. Но это было до войны. Сейчас команда воюет или помогает военным — занимается волонтерством, а кони пасутся на Закарпатье, прекрасно адаптировавшись к новым условиям.

Скрылся. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

Конники на Закарпатье. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

О том, что будет война украинцев предупреждали еще с нового 2022 года. В это мало кто верил, но каким-то особым чутьем владельцы конюшни решили разделить табун, чтобы иметь больше шансов для продолжения рода. Семь младших отправили на Хмельницкий в Дворец Орловских, а еще 7 оставили на Северной Киевщине — думали, куда их отвезти.

«Полесские кони особенные, невысокие (140-146см), преимущественно темной масти, с густой шерстью. Кроткие, умные и выносливые. Учитывая особенности этого лесистого края, другим коням здесь было тяжело выжить. В советское время автохтоны понемногу переводились через колхозы и сокращения индивидуальных хозяйств. Несколько лет назад мы начали покупать таких лошадей у ​​хозяев. Искали по всему Полесью. Недавно приобрели характерного жеребца, — рассказывает Юрий «Мольфар», которого называют друзья.

Молодняк в Хмельницкой области. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

Особенностью породы является «пушность». Фото со страницы «Щербатые Цугли»

Полесские& на Закарпатье

Часть табуна перед войной вывезли в Хмельницкую область. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

24 февраля планы по расширению фермы война поставила «на паузу». Россияне очень стремительно зашли в район, так что эта местность фактически сразу же оказалась под оккупацией. В конце февраля Юрий со специальным транспортом подъехал к деревне лесными тропинками, надеясь забрать животных, но до этой дороги лошадям надо было дойти своим ходом.

Аня, которая была в тот момент на ферме, не рискнула, побоялась выводить табун, когда вокруг уже было очень громко от взрывов, а потом не решилась, потому что россияне начали миновать дороги и поля. Поэтому более месяца, пока продолжалась оккупация, Аня ухаживала за животными и еще спасла от голодной смерти нескольких лошадей с другой фермы.

В начале февраля на ферму завезли большую партию сена, так что с кормом проблем не было. Беда была с водой — местные мародеры в первые дни повредили трансформаторы, электричество исчезло по всей деревне и перестали работать насосы на конюшне. Чтобы напоить лошадей приходилось пробираться к ставке поводу. Под звуки авиации и взрывов. jpg» alt=»Полесские кони переехали после оккупации из Киевщины на Закарпатье» />

Лоша, родившаяся во время оккупации. Фото со страницы «Щербатые Цугли»

Несмотря на все то, что творилось вокруг, лошади чувствовали себя довольно хорошо, за это время даже трое жеребят родилось. Одного Аня назвала Максимом, а два других бегали безымянными. Когда же Юрий в первые дни апреля добрался в деоккупированное село и предложил записать их «Байрактаром» и «Джавелиной», то Аня удивлялась таким необычным прозвищам. Более месяца в деревне не было связи и возможности следить за событиями и «героями» нашего времени.

«Деревне повезло, комендант оккупантов оказался человеком, и таких зверств, как у Мощуни или Бычие не было. Мародерил кто-то из местных. Так кроме ноутбуков с фермы украли даже паспорта животных! Что касается звуков взрывов, то к ним кони относились довольно спокойно. Потому что они столько всего видели: на фестивалях были, в походы на две-три недели ходили. Казаки приезжали с пушками и мушкетами, так что лошади «порох нюхали», — продолжает Юрий и замечает, что выносливость пригодилась им.

Полесские лошадки на полесских дорогах во время проекта «Хащи». Фото со страницы «Щербатые Цугли»

В сентябре прошлого года «Щербатые Цугли» совместно с проектом «Хащи» организовали «Великий конный поход» через все Полесье, от Киевского моря до Шацких озер. Кстати, вышло несколько серий фильма о путешествии на маленьких скакунах, бывших в своей стихии.

«Особенность наших лошадей и потому, что они привыкли жить табуном и прекрасно справляются и без человека» взаимодействуют между собой. У них есть то, что притупленное в животные, которые вырастают на конюшнях — естественные инстинкты», — объясняет Юрий.

Полесские кони переехали после оккупации из Киевщины на ЗакарпатьеЮрий Ягусевич и его лошадки

После того, как оккупантов выбили из Киевщины владельцы конюшни решили все же не покидать табун с жеребятами в деревне. Когда Юрий с единомышленниками размышляли, куда перевезти гривастых, то одним из вариантов было объединить их с этими родственниками в Хмельницкой области. В деревне Малиевцы в отряде у дворца Орловских есть 17 гектаров земель, пригодных для выпаса животных, поэтому места хватило бы всем.

В это время господин Мишель Джакоби, занимающийся разведением буйволов на Закарпатье, пригласил на свои поля. Там огромная территория, поэтому решили ехать туда. С транспортом помогла ГО «Конное движение», при чем дорога прошла без происшествий — водители еще уступали при виде необычных пассажиров.

Итак теперь на некоторое время домом для лошадей будет долина возле Хуста, где«Щербатые Цугли» начинают понемногу обживаться с нуля.

Полесские автохтоны попали в гости к своим родственникам — гуцуликам. Однако, если гуцульские кони вместе с новоалександровской весовозной породой и украинской верховой признаны, то «цуглевским» еще только предстоит получить такое подтверждение. Хотя, как говорит Юрий Ягусевич, жили эти кузнечики на Полисе рядом с людьми с правика.

Наталья МАРКОВ, «Вечерний Киев»