Подполковник в отставке Александр Самарский: в 72-й бригаде происходят крайне неприятные процессы, офицеры идут

Александр Самарский – подполковник, бывший заместитель командира воинской части по морально-психологическому обеспечению в/ч А 2167 72-й бригады. Ныне военный пенсионер, отдал службе в ВСУ 18 лет. При Самарском сменилось три командира 72-ОМБР бригады. За руководства последнего – Руслана Папаши – офицер ушел. «Моя Киевщина» расспросила, почему так произошло. Тем более, что ранее звучали обвинения в адрес Папаши в том, что его «совковые порядки» стали причиной массового увольнения военнослужащих 72-й бригады.

— Александр Александрович, вы уже год как вышли на пенсию, покинув славную 72-ю ОМБР. Ваша выслуга в рядах ВСУ более 18 лет и немалую часть службы вы проходили именно в 72-й бригаде им. Черных Запорожцев. Поэтому хотелось бы поговорить о ситуации, которая в последнее время сложилась с кадрами. Правда ли то, что большое количество личного состава уволились из воинской части через руководство?

Проблематика есть и увольнения существуют, но, к сожалению, это происходит не только в 72 бригаде. Если говорить конкретно о нашем подразделении, то здесь сыграло роль очень много факторов. По моему мнению, примерно 60% личного состава уволилось именно из-за кадровые назначения руководства бригады, а именно с приходом командира Руслана Папаши.

 

Александр Самарский

Дело в том, что мы привыкли к тому, что когда были боевые действия, то мы воевали. К тому же было другое отношение к личному составу: общение происходило в направлении с командирами батальона, заместителем командира или командиром. Но это начало меняться еще накануне моего увольнения. Когда меня комбриг Руслан Папа спрашивал: «чего бойцы в своих вопросах подходят ко мне?», то для меня это было нонсенсом. А что здесь такого, когда вы идете по улице и к вам обратился ваш военнослужащий? То есть эти моменты и изменения были для меня дикие.

— А что же стало началом всех недоразумений?

— Самую главную ошибку Руслан Вадимович сделал с самого начала своего прихода. Он обозвал бригаду трактористами, заявив, что мы нигде не воевали, ничего не умеем и только пиаримся. Этого было достаточно, чтобы оскорбить тех людей, которые самоотверженно воевали и потеряли на фронте своих собратьев. Потому что если, например, вспомнить февраль 2017 и Авдеевку, то только за 5 дней было 11 «двохсотих», более 80 человек было «трьохсотих», плюс около 40 человек были обмороженные люди, но они не оставили позиции при 30-градусном морозе. Поэтому сказав это, он впервые сделал ошибку, за что и попал в немилость бойцов. Второй ошибкой стало следующее решение: из комнаты для посетителей на КПП он приказал убрать небольшой мемориал – фото погибших бойцов. Тогда это также возмутило многих людей…

А лично Вы, которые имели отношения с командиром?

— Обычные рабочие отношения. Но не срослось, за что я собственно и пошел. Мне предлагали и другие должности – должность в сухопутных войсках и командира отдельной части, но я отказался. Почему? Потому что благодаря таким назначением разочаровался в вооруженных силах. Я понимаю, что у нас кадровый голод по всей стране, но такие назначения… Извините, но не то время чтобы пробовать или экспериментировать.

— А сколько на вашей памятияти уволенных офицеров?

До 100 человек перевелись или уволились при комбригу Папы. Это очень много. Одним из факторов почему бригада неплохо воевала? начиная с 2014 года – это 75% кадровых офицеров в бригаде. На всех ключевых постах стояли кадровые офицеры, которые с лейтенанта приходили, учились, проходили выучку и соответственно росли по должностям. Вообще треть командиров воинских частей в ВСУ – это выходцы из 72 ОМБР.

 

— Но как командир и как человек комбриг видимо имеет положительные черты и какие-то преимущества в службе?

— Есть у него положительное то, что он действительно, «буквоед», специалист в бумагах и документах, и вот этого у него не отнять. Я не хочу ничего наговаривать на человека, но вы понимаете, не всем дано быть командирами. Когда рассказывают, что можно привить лидерские качества – то это не возможно сделать пока у тебя нет задатков. Их можно развивать, но если априори у тебя их нет, то их не прив’єш. Поэтому действительно, Папочка, который разбирается в бумагах, может планировать, разрабатывать. Равных здесь не имеет. Слышал о том, что он в 128 бригаде занимался планированием, то да, это его. А люди – это не его. Я не знаю, как сейчас воспринимает его личный состав, но по крайней мере когда я уходил на пенсию, были недоразумения.

— Давайте поговорим о других проблемах которые есть в 72 бригаде…

— Первая и самая главная проблема – то что мы за все время почти не смогли искоренить «совковость» в вооруженных силах. Я никому не открою секрет, если скажу, что очень много людей, которые боялись идти в бой в 2014 году, или где-то очень сильно «прокололись», остались в ВСУ, а сейчас они все всплыли. То есть систему мы не сломали, она работает и в дальнейшем. Так в 2014-2015 году мы искренне радовались за то, что закончилась бумажная волокита и ее почти не было. Но начиная с 2016 году у меня на бригаду приходило более тысячи телеграмм на месяц. Посчитайте сколько времени надо, чтобы их отработать.

Также проблема есть в том, что мы не дошли до того уровня, когда надо что-то сначала изменить в себе и своих людях, чтобы присутствовало то общение, о котором я говорил выше. Хотя во многих бригадах люди за своим командиром как за горой, и готовы делать для него что угодно.

Если говорить о еще одну проблему – обеспечение жильем. Понятно что это очень большие средства. Очереди на квартиры есть, но немного начали сдвигаться разве что в 2015-2016 годах, потом все снова остановилось.

— А если говорить о коррупции в ВСУ, тем более в связи с последними событиями в «Укроборонпроме»?

— Это правда. О «Укроборонпром» это чистая правда. Те, кто немного дольше служат, все эти истории знают. Например, в воинской части исчезает блок наведения огня к БМП. Понятно, что это специфическая вещь, которая кроме как завода больше никому не нужна. Ее взяли в какой-то военной части, сделали вид будто ее изготовили или купили, и снова поставили на место. Эта схема работала еще в мирное время. Нет контроля…

И вот мы наконец дошли до самой большой проблемы в вооруженных силах – это отсутствие гражданского контроля за средствами. Другое дело, когда будет 3-4 организации неподконтрольных ни министру, ни НГШ, а просто общественная организация, с которой не смогут договориться. Коррупция есть и будет, возможно, пока не будет изменений, а на высшие должности назначены люди, которые действительно воевали. По моему мнению, не дадут украсть, хотя возможно я ошибаюсь.

— Если брать во внимание реформу, какие позитивные моменты можете отметить?

— Есть много позитива. Продовольствие изменилось и еда уже не приедается. Вы же понимаете, если полгода есть одну тушенку, то от этого уже начинает выворачивать. Сделали классно, очень хорошо готовят и все вкусное. По вещественному обеспечению, а это разгрузка, каски, бронежилеты, наколенники, форма, флисовые кофты, шарфы-трубы, очки – все это есть. Изменения неплохие, другое дело это качество, но это уже вопрос к производителям. Относительно оружия, то при мне что-то новое и модернизированное не получали. Разве что новые Кразы. Воевали же мы на БМП-1 и 2,. Также пошло обеспечения беспилотными летательными аппаратами. Относительно вооружения то очень положительным является то, что сейчас выдали новые противотанковые управляемые ракеты. Если бы такие были в 2014, то гораздо больше в сєпарів сгорело бы их брони.

Давайте поговорим о боевом пути бригады и ее героев, кого бы вы хотели отметить?

— Все они – герои, потому что не побоялись в 2014 году выступить против москальской агрессии. Они не убежали домой, не спрятались к женщинам под юбку, не відкупались от военкомата. Это уже герои, потому что большинство населения страны чего-то туда не пошла. Отметилось очень много людей, всех не перечислишь. Например из тех, кто уже не с нами, это – Андрей Кизило (Орел), Леонид Дергач (Академик), Руслан Григорьев, Вихтюк (Ягода), Дядя Ваня Войтенко, Женя Сарнавский, Андрей Жук (Маугли), Максим Сломчинский (Рыжий)…

Те герои, кому посчастливилось выжить, это — Александр Удовиченко (Славян), Охрименко А.П. (Карамель), Скатерной (Скат), Василий Тарасюк, Левша Андрей, Олег Довгалюк, Стрюк Виктор,Владислав Наляжний, Медный, Зверь, Арчи,

Сейчас многие из них уже назначены на высшие должности, а это говорит о том что кузница кадров тогда работала.

— Какие есть перспективы в 72 бригаде, которые они, или все же изменится ситуация с новым руководством?

— Поверьте, изменения будут только в том случае, если в бригаду назначат того человека, который воевал в этой бригаде, которую знают которая пользуется авторитетом. Более того, все волонтеры снова вернутся к нашей бригаде. С волонтерами мы уже стали одной семьей, ведь эти люди там жили с нами, помогали, занимались нашими проблемами. Тогда начнутся возвращаться и служащие…

— Насколько политика влияет на армию, тем более на пороге президентских выборов.

— Политика очень влияет на армию. Когда рассказывают что армия вне политики – это ложь, так не бывает. Мы еще является той страной, где все структуры зависят от выбора кормчего нашим государством. Обычно у нас приходит новая метла и соответственно начинает мести по-новому.

Поэтому я желаю нашей стране, чтобы мы пришли к тому, когда неважно кто будет у руля. Когда мы уже начнем стратегически планировать на 50-100 лет. Пока, к сожалению, до этого мы немного не доросли.

Надежда Савчук, «Моя Киевщина»