Почему минский процесс зашел в тупик?

minskВ Берлине часто выступают эксперты из разных стран, которые анализируют ситуацию на Донбассе. Некоторые их оценки обобщил корреспондент Никита Жолквер.

Во время переговоров в Минске в феврале 2015
Минский процесс урегулирования конфликта на Донбассе зашел в тупик . Такова оценка и комментаторов, и экспертов, и политиков Германии, в частности, министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера.
Для руководства ФРГ это особенно печально, поскольку именно оно было инициатором переговоров в “нормандском формате” и договоренностей , достигнутых в Минске 12 февраля 2015. Окончательный провал Минска-2 стал бы также свидетельством неудачи немецкой внешней политики.
Поэтому неудивительно, что именно в Берлине часто проходят симпозиумы, слушания и конференции, где немецкие, украинские и российские участники ищут возможности сдвинуть минский процесс с мертвой точки. Послушав их выступления, можно – не претендуя на полноту – выделить несколько проблем, которые блокируют этот процесс.
проблема выборов
Москва обвиняет Киеву промедление с принятием закона о выборах в отдельных районах Донбасса, без которого результаты такого голосования не будут признаны и, соответственно, будущая местная власть не будет считаться легитимной.
В Киеве отвечают, что прежде чем говорить о выборах, следует создать условия для их проведения в соответствии со стандартами ОБСЕ, предусмотрено минскими соглашениями, и для мониторинга со стороны Бюро по демократическим институтам и правам человека этой организации. Надо, например, обеспечить безопасность международных наблюдателей. На этом настаивает и директор этого бюро Михаэль Георг Линк.

Дискуссия в Берлине с участием Михаэля Георга Линка и Рефат Чубаров

Однако о какой безопасности в самопровозглашенных “республиках” на Донбассе можно говорить, если, по оценке Александры Матвийчук из общественной организации “Центр гражданских свобод”, в так называемых “ДНР” и “ЛНР” вообще нет правовых структур и защиты от произвола сепаратистов. “Мандат на решение любых вопросов, например перераспределение собственности, жизни и здоровья людей, в них один – автомат Калашникова”, – говорит Матвийчук.
При этом, добавляет она, не существует ни одного метода, который позволяет избежать репрессий. “Можно быть пророссийским, можно быть ярым сторонником независимости этих” республик “, но если человек внезапно попадает под горячую руку полевого командира, она все равно может оказаться в одном из донецких подвалов”, – констатирует Александра Матвийчук.
В этой ситуации Михаэль Георг Ссылка считает необходимым привлечь дополнительную силу для поддержания порядка, обеспечения законности и безопасности наблюдателей. Такой силой, по его мнению, могла бы стать международная вооруженная полицейская миссия с мандатом ОБСЕ или ООН. В условиях, когда жители “ДНР” и “ЛНР” не доверяют местной милиции, говорит он, нужна внешняя сила обеспечения правопорядка, в которой человек мог бы обратиться за защитой, если она не может получить его от власти.
проблема границы
Всем понятно, что через восточную границу Украины из России в так называемых “ДНР” и “ЛНР” осуществляются поставки вооружений , боеприпасов, горючего, продовольствия, денег и так далее. Наблюдатели ОБСЕ присутствуют только на двух КПП, тогда как протяженность границы – 400 километров, которые не контролируются ни ОБСЕ, ни украинскими пограничниками, сетует Михаэль Георг Линк.

Александра Матвийчук
Кремль пока не может допустить изменений в данной ситуации, так как без российской помощи сепаратисты будут не в состоянии противостоять окрепшей украинской армии, говорят российские эксперты. “Если отдать Украинский границу, – сказал на условиях анонимности корреспонденту DW один из экспертов, – они быстро поставят там всех к стенке”. Пусть, мол, Киев сначала примет закон об амнистии , также предусмотрен минскими договоренностями.
Момент для этого, похоже, потерян. Верховная Рада не готова проголосовать за амнистию. Такого мнения придерживается, например, председатель Меджлиса крымскотатарского народа и депутат украинского парламента Рефат Чубаров. Он и сам против. “Сначала мы закроем границу, – говорит он, – наведем порядок, а бандиты или поедут, или отправятся в тюрьму, поскольку у них руки в крови. А уже потом будем выборы проводить”.
Такие настроения царят не только среди украинских депутатов. Александра Матвийчук тоже считает, что “амнистия – это элемент национального примирения”, но ни примирения, ни амнистии “не может быть по отношению к людям, которые совершили военные преступления, виновных в похищениях и пытках, которые сбили Boeing”, заявила она.
Проблема прямого диалога Киев – Донбасс
Фракция левых в Бундестаге пригласила на свои слушания директора российского Фонда прогрессивной политики Олега Бондаренко, представив его аудитории в качестве независимого эксперта.
Бондаренко заявил, что “главная проблема в реализации минских соглашений – это нежелание Киева вести прямой диалог с Донецком и Луганском ». О прогрессе, по его словам, можно будет говорить только после того, как прямой диалог начнется.

Такую же точку зрения высказал еще один участник слушаний, подключенный к ним через скайп с аннексированного Россией Крыма социолог Евгений Копатько, которого представили публике в качестве политического советника руководства “ЛНР”. Он назвал отсутствие прямого диалога Киева с “ЛНР” и “ДНР” “ключевым препятствием” реализации минских соглашений, а налаживание такого диалога – “единственным реальным заданием, которое стоит сейчас решать”.
С таким подходом категорически не согласен эксперт фракции социал-демократов в Бундестаге, уполномоченный правительства ФРГ по мижсуспильнои сотрудничества с постсоветскими странами и по вопросам председательства Германии в ОБСЕ Гернот Эрлер. Во-первых, напоминает он, в четырех рабочих секциях минской контактной группы прямые переговоры между Киевом, Москвой и представителями “ЛНР” и “ДНР” уже давно ведутся.
Во-вторых, саму требование исключительно двустороннего диалога Киева с Донбассом Эрлер считает пропагандистским ходом Кремля, “хотел бы, чтобы европейцы признали, что Россия вообще не является стороной этого конфликта, что речь идет о внутриукраинскую склоку”.
Правительство Германии никоим образом не разделяет такого подхода и не готов снять с России ответственность за то, что происходит на Востоке Украины, заявил Эрлер.