Писатель Михаил Слабошпицкий: «Сейчас имеем такую ​​литературу, которой еще не было никогда – в ней масса ярких творческих индивидуальностей»

Когда по радио слушаешь Михаила Слабошпицкого, в газете или журнале читаешь его литературно-критический, художественный или какой-то другой материал, невольно кажется: этот человек знает о книгах и жизни если не все, то почти все.
svoboda.fm
Хоть бы и гиперболизированная, однако недалека от истины. Те, кто имеет счастье и наслаждение слушать и читать этого удивительно интеллектуального и разносторонне образованного писателя, подтвердят: стоит ухватиться за его первую вторую фразу, а дальше уже полный плен и магия истинно высокого Слова, на которое весьма скупое наше прагматичное и бездуховное настоящее.

С Михаилом Слабошпицким общаемся накануне его 70-го дня рождения.

Писатель Михаил Слабошпицкий.
– Михаил Федотович, для начала несколько неожиданный вопрос. Правда ли, что много лет назад выставили за дверь своего дома телевизор? Не жалеете за ним?

– Живу, слава Богу, без телевизора. Следую Юрия Шевелева. Хотя когда гостил у него в Нью-Йорке в 1993 году, был удивлен, как он живет без телевизора. Объяснил мне: телевизор – это как присутствие в доме богатых людей, обворовывают частную жизнь и пожирают время. НЕ то было мне тогда, что уже вскоре я ступлю в Шевелева следы именно в смысле отношений с телевизором. Брата жена в деревне, полупарализованная инсультом, имела «голубой огонек» окном в мир. И вот телевизор сломался, а времена тогда были особенно тяжелые – зарплату и пенсию задерживали не на полгода. Я отдал оба свои телевизоры в деревню, чтобы брат не было проблем залезать в долги.

Впоследствии с удивлением отметил: не замечаю, что их нет. Зато написал гораздо больше, чем писал за такой же промежуток времени раньше. И прочитал немало важных книг. Так я понял, что больше всего мешает мне в работе и затягивает осуществление творческих планов он – зомбоящик и Хронофаги. И никакой «ломки» (все-таки я информационно зависим индивид) не почувствовал. Мне впервые стало жаль тех людей, которые по вечерам просиживают перед экраном и травятся всякой рекламой и демагогией. И я не устаю повторять не на каждом шагу крылатую сентенцию: «Тот, кто читает книги, руководит теми, кто смотрит телевизор».

Все новости я получаю из интернета. Есть также возможность искать там материалы на те темы, которые меня интересуют. Понимаю, что интернет – великое благо и одновременно – большая помойка. Это тоже надо учитывать и не дать, чтобы и трясина засосала вас.

– Какие изменения в общественной и литературной жизни за последние несколько лет особенно поразили?

– Обидно поражает наивность, доверчивость, а иногда и продажность общества. Так оно вдруг видит в ком из посредственных политиков мессию, то слепо верит беспардонном популизма, а то и продает свои голоса на выборах. Но меня одновременно захватила и вернула веру в существование нравственно здоровых, патриотических сил наша Революция достоинства со всеми ее сюжетными продолжениями – добровольческими батальонами, которые остановили вражескую нашествие тогда, когда деморализованные и обезглавлены Вооруженные силы были не это сделать, феноменальным размахом волонтерского движения. По моему глубокому убеждению, мы сдали экзамен на зрелость гражданского общества. Сейчас мы уже другие, несмотря на все рецидивы социальной депрессии, пофигизма и продажности некоторых элементов. В конце концов, обо всем этом я пытался рассказать в своих недавних публицистических книгах «Гамбит надежды» и «Большая война. Украина, 2014 ».

Литература – отдельная тема, и она нуждается в другой формат разговора. Скажу только, что сейчас мы имеем такую ​​литературу, которой еще не было никогда, – в ней масса ярких творческих индивидуальностей. Вот если бы общество еще открыло для себя эту литературу – в Украине читают катастрофически мало. Без всякого преувеличения можно сказать: мы – страна, в которой почти не читают книг. Послушайте речи нашей политической элиты: убожество мыслей, оскомна банальность. И комментарии здесь излишни.

– Ваше издательство «Ярославов Вал» считают одним из успешных. Насколько сложно держать творческую планку? Благодаря которым изданием храните имидж и относительно стабильную экономику, без которой не обойтись?

– Книгоиздание сегодня – это не бизнес, а благотворительность. Книг почти не покупают, потому что, как уже говорилось, почти не читают. Плюс люди домежно обнищали, а потому те немногие, которые жадными взглядами смотрят на новые издания, нет денег на такую ​​роскошь, как книга.

«Ярославов Вал» имеет не только издательскую стратегию, которая предусматривает только действительно качественную книгу и привлечения к нам прежде именитых авторов (название хотя бы Дмитрия Павлычко, Юрия Мушкетика, Юрия Щербака, Роман Иваничук, Владимира Базилевского, Павла Мовчана, Любовь Голота), а и стратегии выживания.

Она складывается и с энергичной продвижения издания – презентации, выступления в СМИ. Очевидно именно в этом с нами не может конкурировать ни одно издательство. Часто выступаем с нашими авторами в вузах, школах, библиотеках. Нас хорошо знают, о наших изданиях говорят. Это помогает нашим Издание не разминуться с тем небольшим сегментом читателей, которые еще покупают книги.

Абсолютно парадоксальная ситуация: сейчас в Украине выходит небывалое количество хороших (и плохих – тоже) книг. В магазине действительно глаза разбегаются. Но тиражи их просто гомеопатические: 500-1000 экземпляров, а если чуть больше, то это уже – заметное событие.

– На радио вы ведете, если не ошибаюсь, четыре передачи. По крайней мере по воскресеньям утром слушаю о новейших книжные издания. Изменяли их формат и как общая ситуация в Украине сказывается на слушательской аудитории? То есть, есть обратная связь с поклонниками литературы?

– Моим передачам на радио уже по десятку лет. И «Экслибрис», и «Премьера книги», и «Нобелевские лауреаты» действительно слушают, у меня по поводу них немалую почту. «Премьера книги» идет в прямом эфире – и слушатели отзываются телефонными звонками в студию. Мне много дает – я могу сопоставлять свои впечатления от книг и свои оценки с тем, как это воспринимает слушатель, а может, верится, и потенциальный читатель. Я чувствую, заинтересовал я его своей рецепцией или нет.

– 28 июня в вас день рождения, как и у сына Святослава. О нем знаем гораздо меньше, чем о Мирослава, который родился 17 октября. Расскажите, пожалуйста, хотя бы коротко о своих ребят.

– Вы не упомянули дочь Иванна. Она – журналистка, главный редактор журнала «Viva!». Мирослав – кинорежиссер. Его фильм «Племя» за два года получил 43 награды международных кинофестивалей. Среди них и три отличия одного из самых престижных в мире – Каннского.

Святослав окончил Институт международных отношений, но категорически отказался от дипломатической карьеры (имел большое разочарование от того, на его оценку, неэффективной деятельности МИД) и ушел в бизнес. Кстати, на него большое влияние Петр Яцык, о котором я написал книгу «Украинец, который отказался быть бедным» (она имела семь изданий). Яцык вкладывал в голову парню азы успешного ведения бизнеса. И вижу, что его наука не пропала зря.

Признаюсь откровенно, я не только горжусь своими детьми, но и многое учусь у них. Часто сверяю свои оценки и взгляды с их.

– С каким рукописью или готовой книгой встречаете свой юбилей?

– Я уже давно работаю над романом о наших днях и наши испытания. Но в этой работе была почти полугодичный перерыв (мне пришлось пройти тяжелую операцию и я еще не до конца восстановился после нее). Для меня это очень важная работа – возлагаю на этот роман большие надежды. Но нужно еще много времени для его завершения.

– Как уполномоченный представитель Лиги украинских меценатов в Сумской области вы постоянно участвуете в широко известном конкурсе имени Петра Яцика. На что могут рассчитывать его участники и сторонники в ближайшее время?

– Лига украинских меценатов готовится к уже XVII конкурса, который в День украинской письменности (9 ноября) возьмет старт в Белой Церкви – эстафету языкового марафона приняла Киевщина. Этот конкурс, верю, откроет много новых имен. Мы снова увидим на сцене театра имени Ивана Франко в столице Украины в мае лучших юных знатоков государственного языка.

Это действительно генофонд нации. Неоднократно, несмотря на их умные, одухотворенные лица, мне думалось: «А может, среди них мы видим будущих наших президентов, премьеров, других выдающихся деятелей».

Эти дети – наш золотой капитал и наша стратегическая оружие в борьбе за именно такую ​​Украину, которую мечтах лучшие сыновья и дочери нашего народа.

– Недавно в сумском издательстве «Мечта» вышла ∂рунтовна монография молодого ученого Анны Черныш, которая исследует и анализирует ваше творчество. Знакомы с этой работой и как оцениваете ее с литературоведческого взгляда?

– Мне некорректно анализировать книгу, посвященную моей литературной работе. В целом она производит впечатление абсолютно профессиональной. Я глубоко благодарен автору за внимание к моей работы. Не открою секрета, что каждый, кто пишет, надеется на то, что его прочитают и поймут.

– Напоследок о совсем личное. Много лет назад вы категорически отказались от спиртного … Очевидно, мир видится совсем другим не только глазами, но и душой и сердцем?

– Да, от сентября 1982 я не употребляю алкоголь. Совсем. Ни по какому поводу. Мне захотелось совсем трезвую жизнь. Это, наверное, потому, что на своей жизненной дороге встретил так много пьяниц – талантов, задушенных объятиями зеленого змея. Конечно, на трезвую голову мир воспринимается совсем иначе, адекватно. Кстати, не пьют и оба мои сыновья, и я рад этому.