«Перезагрузка» Украины: реально ли основать государство заново

В последнее время, особенно после обнародования е-деклараций наших властных мужей, после президентских выборов в США, после очередных проволочек ЕС с предоставлением Украине безвизового режима, после инициатив по созданию различных движений и т.д., в украинском обществе все чаще возникают вопросы: что дальше делать в Украине ; почему не преуспели наработки, выстраданные многими поколениями украинских государственников, включая времена Холодноярской республики и УПА; как противостоять неоимпериализму сейчас, после 2004 года, когда поработитель начал «ставить» не в одного «своего», а на целую шеренгу «своих»?
И у нас, и за рубежом часто возникает банальный вопрос: как так получилось, что при высоком уровне поддержки народом независимости Украины наше государство оказалось в сложной ситуации?
Для того, чтобы понять упомянутые и другие важные вопросы, целесообразно точно выяснить, почему и как мы оказались в нынешней ситуации; что предлагалось; что не сделано; что обязательно надо сделать, чтобы существовала наше государство, и что делать для ее процветания?
И руководствуясь этими данными, принимать меры, чтобы снова не допустить ошибок, а факты нашей истории использовать в качестве аргументов для разработки конструктивных предложений для выхода нашего государства из кризиса.
Украинский путь к нынешнего кризиса

Стоит выделить четыре главных фактора, которые сопровождали Украину к нынешнему кризису:
1. В конце 80-х – начале 90-х республика УССР по потенциалу была одной из сильнейших в мире. А теперь, через 25 лет, независимая Украина (в тех же пределах!) Является одной из беднейших в мире.
При этом, практически никто не задумывался над тем, что тогда, в 1991-м, Украина оценивали по модели национального государства, характерной для большинства государств в Европе. А 25 лет у нас действовала другая модель – так называемого либерального образования без национальных признаков и традиций, которая оказалась неприемлемой в нашей стране.
2. Так же относительно просто объясняется высокий уровень поддержки независимости Украины на референдуме в 1991 году (более 90%): мало кто задумывается над тем, что на фоне деукраинизации СССР всеми другими империями, в которые входили наши этнические территории, высокий показатель поддержки украинской независимости был обусловлен, в частности, совпадением позиций различных категорий населения – тех, кто стремился украинской независимости как национального государства и тех, кто хотел независимости государства без национальных признаков.
Во-первых, это были последователи тех, кто веками боролся украинскую государственность. Они аккумулировали наработки, традиции и надежды наций и передавали их следующим поколениям, лелеяли национальные языки, культуры и тому подобное.
В конце 80-х – начале 90-х годов тогдашних государственников объединил монолитный Народный рух Украины. В него вошли люди разных этносов, религий, языков, культур.
Они владели теоретическими и практическими наработками как строить независимое государство в целом и почти по каждой отрасли. Но этих людей не пропускали во власть.
Во-вторых, была категория людей без национальных убеждений, желающих развивать наше государство как административное образование без украинских признаков, некий малый СССР. Мол, «сами порулить, без указаний Кремля».
Они не знали, не понимали и не принимали ценностей украинских государственников. Их мировоззрение и система ценностей формировались преимущественно в лояльных к правящему режиму условиях – в семьях, рабочих и учебных коллективах и тому подобное. Такие люди часто попадали во власть.
В-третьих, между упомянутыми ментально-противоположными категориями населения УССР были люди со смешанной психологией: верили в перспективность советского образа жизни и одновременно ценили украинское достояние.
Соотношение между такими убеждениями оценить трудно, поскольку национальные ценности у этих людей, как правило, были индивидуальными – тайными. Такие люди иногда попадали в советскую власть, в частности – за счет высокого профессионализма.
В-четвертых, в УССР, в 1991-м были люди с обычной советской ментальностью (вроде «мой адрес не дом и НЕ улица …»). Они были против государственности Украины и, пожалуй, составили большинство из тех более 9% противников украинской государственности. Такие люди, как правило, и попадали во власть.
Итак, на референдуме 1 декабря 1991 года, который дал однозначные юридические основания для независимости, первые три упомянутые категории поддержали государственность Украины, хотя их мотивы отличались.
В значительной степени это произошло «благодаря» несостоятельности ЦК КПСС и спецслужб Кремля не допустить объединения национальных, прежде всего украинских сил, в частности НРУ, который объединил и большинство украинских государственников, и большинство патриотических сил.
3. Украинские патриотические силы как основной внутренний фактор развития государства дробили на много партий, партиек и общественных организаций, патриотов дискредитировали, репрессировали, преследовали, запугивали, нейтрализовали, убивали, им лгали и тому подобное.
4. Ранее основной противник позитивных изменений в Украине РФ возлагала надежды на одного «своего» представителя – мы ему противопоставляли альтернативу. А с 2004-го РФ «ставит» на нескольких.
Другими словами: мы и мир оценивали свои перспективы и 25 лет строили украинское государство по модели СССР, неприемлема в нашей стране. Не сработала! Итак, нашу систему надо менять!
После упомянутого референдума независимое украинское государство унаследовало, к сожалению, большинство советских «достижений». Власть осталась почти неизменной.
Ее руководители после провозглашения независимости хвастались «пробуждением» национального самосознания и большим опытом государственного управления.
Часто это было искренне. Однако, ни ментально, ни по сути они оказались не готовы реализовать или хотя бы учесть наработки предыдущих поколений украинских государственников.
При этом при решении кадровых вопросов искали себе подобных и упорно сторонились национально сознательных элементов. Мало кто из них задумывался над тем, что их опыт «советский», а потому демократическом государстве не всегда подходит, а зачастую даже вредным.
Хотя, стоит заметить, что многие из тех, кто работал в СССР, доказали: они могут быть успешными управленцами и государственными служащими в новых украинских реалиях.
Получилось так, что все это время мы развивали преимущественно так называемую либеральную (а на самом деле деформированную космополитически-олигархическую) государство – по сути вроде СССР, а оценивали по другой модели.
В результате мы живем в фактически советской системе с измененными названиями органов, структур и учреждений; имеем олигархическую государственную систему с обедневшей большинством населения; государство с ослабленной властью и значительной коррупционной составляющей, низким ВВП и неэффективным государственным аппаратом; власть и общество имеют разные ментальности, живут в разных мирах.
Между украинской национально сознательной частью общества, с одной стороны, и не на украинском частью общества, включая власть, с другой, был и есть ментальный разрыв.
Украинский наработки предыдущих поколений не воспринимались и игнорировались. А во время украинского возрождения в 2005-2009 гг. Большинство намерений не были поддержаны. Часто – через «советскую» ментальность среднего и нижнего звена госслужащих.
И внутренний, и внешний основные факторы, включая нынешнюю агрессию, разрушали и разрушают становления процветающей Украины.
Обязательное требование к госслужащему – патриотизм

Упомянутое указывает на то, что теперь было бы логично не усовершенствовать то, что есть, а создавать украинское национальное государство по общеевропейским принципам, где нормально развиваются все ее составляющие и все направления, без напряжений, как в империях.
Таких государств – большинство в Европе, например – Польша. При этом следует исходить из того, что наш народ мультиэтническая, многоязычный, многие религиозные.
Такое государство предполагает сильные и богатые и народ, и меньшинства, включая нацменьшинства и власть; способную эффективно противостоять всем и внутренним, и внешним угрозам.
Собственно развитие украинского национального государства даст возможность сполна учесть и предыдущие, и современные разработки с государства.
Это не означает, что прежние наработки должны быть использованы, как «калька» – их надо обработать в новых реалиях, учитывая положительные и ошибки 2005-2009 годов.
Поэтому и сегодня, как и в 1991-м, актуальны такие принципы построения национального государства:
– Единение украинской нации
– Обязательным требованием к каждому украинскому госслужащего является патриотизм;
– Все претенденты на руководящие должности являются прозрачными по собственности, доходов и расходов; – Россия является основным недругом Украины и может быть только равноправным партнером;
– Опора на кадры, которые сформировались на основе ценностей большинства нашего народа,
– Обеспечение оптимальной занятости украинского населения;
– Украинская экономика должна быть максимально замкнутой и готовой работать без импорта;
– Прежде чем освобождать работающих, им должны быть предложены привлекательные рабочие места.
Этими принципами должны руководствоваться все украинские работники, прежде всего государственные служащие при решении любых задач.
В себестоимости продукции и услуг доля зарплаты должен составлять 40-60%

Реформы делятся на стратегические (основные), которые определяют само существование государства, и тактические, которые определяют темпы развития государства или отдельных отраслей, ее осовременивания и тому подобное.
К основных реформ относятся, в частности, следующие:
1. Оптимальная система приобретения гражданства Украины. Странно получается: после упомянутого референдума, на котором за независимость проголосовали 90,32% с 84,18% жителей УССР, которые имели право голосовать, украинское гражданство получили все, кто проживал в то время на территории нашей республики. То есть даже те почти 10% противников украинской независимости, которые голосовали против.
Хотя все те, кто проживает в нас, но не видит себя гражданином Украины, должны или покинуть Украину или получить только пожизненное право на ПМЖ (постоянное место жительства) с ограничениями по выборам и государственной службы. Эту ошибку 90-х годов нужно исправлять с учетом украинских национальных интересов и мирового опыта и не допускать в будущем таких ошибок.
2. Эффективная кадровая политика на государственной службе. Сейчас у нас преобладает советское наследие. В частности: во-первых, кадровую политику на государственной службе определяет первое лицо ведомства (министерства, администрации, организации), часто на основании личной преданности; во-вторых, госслужащий не обязательно ценит украинские ценности; в-третьих, от сотрудника требуется профессиональная подготовка в рамках имперских ценностей.
Но украинская государственная кадровая политика должна предусматривать: украинский патриотизм; отсутствие личного фактора руководителя; наличие профессиональных навыков или способность к усвоению соответствующих профессиональных навыков, характерных для демократических обществ, а не империй. Необходимо также радикально упростить отзыв неэффективного работника от работы во власти, четко соблюдая украинское законодательство.
3. «Инвентаризация» всех наших потребностей и возможностей, включая экспортные возможности и импортные потребности. На основе ее результатов смоделировать функционирование и развитие государства и максимально замкнутой украинской экономики, предусмотрев: развитие, сокращение, ликвидацию существующих, создание и развитие новых и тому подобное.
Рассматриваемая модель должна обязательно предусматривать, чтобы украинская экономика, несмотря на агрессивность соседства, при необходимости могла обходиться без импорта из страны-агрессора.
В целом импорт вводится только при нормальных отношений со страной-экспортером и только на конкурсной основе с учетом национальных интересов, в том числе – сохранение рабочих мест у нас.
Только на основе результатов такой «инвентаризации» можно объективно планировать и развивать конкретные отрасли экономики и государство в целом, оценивать ее реальное состояние и перспективы. Иначе будет то, что было и есть: раньше деньги из экономики шли в партийный аппарат КПСС, теперь – в карманы олигархов.
4. Оптимальный административно-территориальное устройство нашего государства. Ведь, деля УССР на 25 областей и 490 районов, имперский СССР унаследовал и развивал одну из ключевых функций империй – закабаление украинского этноса. Теперь целесообразно сократить количество областей (по общими ценностями жителей) и укрупнить (в 4 – 5 раз) районы (по традициям), сосредоточив там основу местной власти, а не, как было в УССР – в областных центрах.
5. Новая структура формирования себестоимости продукции и услуг, которая обязательно должна предусматривать, что доля зарплаты составляет 40-60%.
6. Эффективная Украинская власть и защищенность ее от «пятой» колонны. Стоит отметить, что неэффективность и даже слабость власти в Украине, в частности, обусловлена ​​наследием от СССР – когда в любом министерстве или ведомстве, в частности, все решения (и стратегические, и тактические) принимает, как и прежде, руководство, фактически без учета мнения рядовых госслужащих, которые непосредственно отвечают за данное направление.
Следовательно, деятельность таких рядовых чиновников в некоторой степени лишена смысла, а затем – ведомство, которое они представляют, в целом малоэффективно. В последнее время много таких госслужащих механически сократили, сохранив именно ведомство.
Таким ведомством легко манипулировать извне (влиять, владеть информацией и т.п.) – с этой целью часто используют агентов влияния и коллаборационистов, то есть – «пятую колонну».
В контексте реформирования существующей системы власти, прежде всего, было бы целесообразно, по крайней мере на переходный период (4-5 лет), обеспечить «смещение сверху вниз» точки принятия решения и таким образом, в частности, повысить ответственность и эффективность рядовых сотрудников, а следовательно – эффективность всей властной системы. Кроме того, это эффективный способ минимизации влияния антиукраинских элементов.
Стоит, конечно, поручить бороться с «пятой колонной» украинским правоохранительным органам. Однако их усилий не хватит, чтобы нейтрализовать существующих и предотвратить имплементацию новых агентов. А расширять правоохранительные органы недопустимо.
7. «Перезагрузка» правоохранительной сферы. Положительным шагом в этом направлении является введение в прошлом году полиции, вместо советской милиции.
Но остальные правоохранительных органов в нашем государстве сохранились, по сути, такими, как они были в УССР. Хотя еще в начале 90-х предлагалось, чтобы определенное время (2-3 года) существовали две параллельные структуры (милиция, КГБ (тогда еще не было СБУ), прокуратура, суды) с постепенным «перетоком» части кадров через народную оценку ( « фильтрацию ») из старых в новые структуры.
К этому предлагалось добавить набор новых кадров при уменьшении до среднеевропейского уровня их общей численности.
Здесь уместно вспомнить, что во Львове еще в 90-х годах создана муниципальная стражу, на базе которой нарабатывали национальный опыт для возможного введения в других регионах. Теперь этот опыт может быть актуальным.
8. Реформировать украинскую энергетику с целью независимости от РФ.
9. Ввести Украинский финансово-банковскую систему.
Менять чиновников, пока не будет найдено приемлемых

Каждую из упомянутых основных реформ стоит углубленно проработать и, в частности, сформировать план их воплощения. По оценкам 90-х годов прошлого века, для воплощения пункта 1 надо 1 год пунктов 2-4 – 1-2 года; пунктов 5-7 – 2-3 года; пунктов 8-9 – 5-6 лет.
Внедрение упомянутых принципов и реформ означает, в частности, что в процессе создания новой Украины надо «перезагружать» всю власть, а не только менять отдельных должностных лиц верхнего звена, как это было до сих пор.
При этом при назначении на каждую государственную должность надо прежде всего руководствоваться индивидуальным подходом. Некоторое время придется переживать кадровые «турбулентности» – менять чиновников, пока не будет найдено приемлемого.
Почти неприемлемым для Украины является использование носителей неукраинского опыта для принятия государственных решений. Ведь те, кто здесь формировался как индивид и как специалист, объективно, при желании, не могут чувствовать всех особенностей развития нашей нации, украинской ментальности, традиций и т.п., а затем – принимать взвешенные однозначно положительные для нашего народа решения.
Для учета при украинском государственном зарубежных наработок можно и нужно привлекать иностранный опыт путем назначения признанных иностранных специалистов советниками. Однако надо исходить из того, что решение должны принимать только местные кадры.
Необходимым условием такого «перезагрузки» нашего государства как национальной, кроме упомянутого патриотизма государственных чиновников и других факторов, является единый порыв украинского народа и формирования им нового, национально-патриотической, неолигархической власти.
Есть много вариантов (механизмов) создания такой политической силы. Один из них – фактическое объединение усилий всех национально-патриотических сил Украины при преобладании государственных интересов над личными амбициями (вроде НРУ конца 80-х – начале 90-х прошлого века).
Кроме этого, учитывая практический опыт последних веков, надо создать систему эффективного противостояния отработанной империями традиции дискредитации, нейтрализации или ликвидации украинских патриотов, лидеров общественного мнения и патриотических сил.
Наоборот – надо наладить систему подготовки нескольких кандидатов на занятие высоких должностей, их поддержки и защиты.
Самое важное – менять ментальность формирования общественного мнения: в авторитарных режимах позиция власти формирует мнение народа, а в демократических наоборот – мнение народа определяет позицию власти. Правда, изменение ментальности – процесс, который займет более 5-10 лет, особенно когда есть активное противодействие этом из-за рубежа.
Как один из примеров ненадлежащего деятельности можно вспомнить нынешнюю ситуацию с Нидерландами после референдума об ассоциации Украина – ЕС.
Если бы в государстве, в том числе – в системе украинской дипломатии, были введены упомянутые принципы и реформы в посольстве Украины в Нидерландах была бы оптимальное количество сотрудников и нормальное финансирование, то можно было бы требовать соответствующей работы посольства, а затем – ожидать положительного настроя населения в Украину на референдуме.
Однако нет ни первого, ни второго, ни третьего. И не факт, что подобная ситуация с референдумом не повторилась бы в других странах ЕС.
В общем получается удивительно: на дипломатию возлагаются большие надежды, а дипломатический корпус сокращается.
Фактически речь идет о создании государства заново – по новой модели, которая была бы органично более приемлема в нашей стране, чем нынешняя. Иначе наше государство обречено быть колонией с постоянной угрозой распада, какой бы была ее название: Украина, УССР или Малороссия.
При этом следует иметь в виду, что никто из-за границы никогда не будет требовать упомянутых ни принципов, ни основных преобразований, поскольку они в них не заинтересованы – это касается только нас. А в других реформах, которые в основном направлены на осовременивание и ускорения развития, заинтересованы и мы, и наши партнеры. Поэтому они могут дискутироваться с зарубежными специалистами.
В целом, все принципы и основные реформы является предметом отдельного изучения и воплощения при поддержке народом. Возможно, это должен осуществлять отдельная, независимая от власти, комиссия по принципу учредительного собрания.
Воплощение упомянутых принципов и реформ способствовало бы также усилению государства Украина, а затем – противостоянию внешней агрессии, прежде всего сегодняшний со стороны РФ.