«Папиросница с Моссельпрома» для Довженко


ТОТАЛИТАРИЗМ. За день до гибели Владимир Маяковский встретился с Довженко. По воспоминаниям выдающегося кинорежиссера, оба «в тяжелом душевном состоянии. Я – по поводу звирювань, совершенных в отношении моей «Земли», он – обессиленный бездарями и пройдет. «Заходите завтра ко мне днем, посоветуемся, может удастся создать хоть небольшую группу создателей в защиту искусства, ибо то, что происходит вокруг, – это невыносимо». Я обещал прийти. На второй день, собираясь к нему с Юлей, я услышал жуткую новость ».

dovjenko
После этого откровения уже не очень верится, что Маяковский совершил самоубийство, а не его коварно убит. Тем более, что оба великих художников находились под недремлющим (в прямом смысле) контролем спецслужб. «Самым поэтом нашего времени», которым считал Маяковского Довженко, занималась Лиля Брик, которая впоследствии как переходящее красное знамя досталась герою развязанной большевиками гражданской войны и организатору красного казачества Виталию Примакову, уничтоженном в 1937 году в сталинских застенках. Зато неусыпное «агент Юлька», личность которого связывают с Солнцевой, докладывала, что «во сне Довженко разговаривает по-украински».

Юлия Солнцева занималась, защищала и по-своему любила Довженко, а в послесталинские времена немало сделала для популяризации его имени.
Юлия Солнцева занималась, защищала и по-своему любила Довженко, а в послесталинские времена немало сделала для популяризации его имени.

Мало кто знает, что жена выдающегося кинохудожника, которая на самом деле официально стала такой буквально за год до его смерти, долгое время работала личным секретарем Маяковского и даже записала под его диктовку текст некогда знаменитой поэмы «150000000». Несмотря на русскую фамилию и отзывы о ней как о переполненную «великодержавной ненавистью русский шовинистка», отец Солнцевой – Украинец по происхождению. Поэтому выбор именно ее для наблюдения за Довженко, если она действительно была «Юлькой», с точки зрения спецслужб вполне обоснован.

Кстати, в советское время «облико морале», которое нашло отражение даже в знаменитой кинокомедии «Бриллиантовая рука» еще одного этнического Украинский Леонида Гайдая, контролировали крайне придирчиво. Однако фактическое сожительницу Довженко, который вплоть до 1955 года был официально женат на другой женщине, везде называли женой кинорежиссера. Ее 1930 беспрепятственно отпустили в пятимесячного свадебное путешествие «для изучения техники и практики звукового кино» в Германии, Чехословакии, Франции и Англии.

До знакомства с Довженко Солнцева уже снялась в популярных кинокартинах «Аэлита» и «Папиросница с Моссельпрома», успела побыть в браке и входила в художественного бомонда Москвы. Однако на первое приглашение переехала на работу на Одесскую киностудию, где сначала закрутила роман с начальником сценарного отдела Юрием Яновским, а вскоре то ли по собственному выбору, или по указанию спецслужб предпочла Довженко.

Уместно напомнить, что речь идет о повседневной практике работы НКВД, когда женщину-агента подкладывали под «объекты наблюдения», как это случилось с «Буревестник революции» Горьким и даже легендарным Эйнштейном. «Музой» первого стала бывшая любовница чекиста Петерса Мура Закревская-Бенкендорф, а другой – Маргарита Коненкова (агент Лукас). Значительно трагичнее сложилась судьба принудительно завербованной в сексоты ( «секретные сотрудники») жены украинского поэта Сосюры Марии. За разглашение мужчине «государственной тайны» о своих доносы на него ее фактически похитили и доставили в ГУЛАГ, откуда она вернулась уже после смерти Сталина.