«Остров» Крымское

Мы рассказываем о жителях востока Украины, из-за войны выживают в очень сложных условиях
«Недавно нам районная власть предоставила машину скорой помощи. Правда, сначала был современный автомобиль, но по нашему бездорожью такой не пройдет, потому что здесь нужен вездеход. Поэтому поменяли его на УАЗик. Теперь записываю, кому нужно на консультацию, и везем в район, если таких людей набирается много », – хвастается врач-терапевт амбулатории семейного типа села Крымское Валерий Гриненко.

DIGITAL CAMERA

DIGITAL CAMERA


Медсестры, которые работают вместе с ним, подтверждают, что «вооружение» местной медицины автомобилем – это серьезные перемены к лучшему. Потому что если разболелся зуб или кто-то сломал руку, еще несколько месяцев назад нужно было отдать за транспорт почти 1200 гривен, чтобы добраться в больницу Новоайдара – административного центра района, к которому теперь принадлежит село. Дорога – более ста километров. Многие берут за машину и в непогоду, когда маршрутки в Крымском редко бывают. Любой дождь, даже летом, создает непреодолимые препятствия на пути к «большой земли», ибо здешние дороги разрушены во время боевых действий.

Руководитель Крымской военно-гражданской администрации Владимир Деревянко каждый раз решает, какое направление движения выбрать, чтобы добраться Северодонецка. фото автора

историческая яма

«Нынешнее название селу досталась от старого Крымская Яма, – рассказывает заместитель руководителя местной военно-гражданской администрации Наталья Чехачева. – Исторически здесь жили волохи. Первые упоминания о Крымской Яму принадлежат к 1725 году. Тогда началось переселение в Донецкие степи военных, стали российскими подданными ».

Согласно легендам, в XVIII веке населенный пункт назывался Крымской Ямой из-за характера местности и потому, что здесь переправлялись крымские татары. Если татар здесь давно нет, то ямы остались: попасть сюда и выбраться отсюда сложно.

Село почти отрезан от внешнего мира из-за боевых действий. Асфальтированную дорогу на Желобок закрыли, поскольку там разместились пророссийские боевики. Дорога к соседним Сокольников закрыта по той же причине. А в украинском Новотошковское всего 18 километров горами и оврагами, правда через опасный 29-й блокпост. Но и эта трасса здесь появилась благодаря частому передвижению военной техники – она ​​настолько утрамбовали землю, сформировалась некая проезжая полоса, которую и дорогой не назовешь. Стараниями местной военно-гражданской администрации с Крымского наладили движение рейсового автобуса, правда раза в неделю. А можно им и не выехать, если дождь. Руководитель ВЦА Владимир Деревянко пытается побудить облавтодор к сотрудничеству с международными фондами, но пока тщетно.

Итак, даже сейчас, хотя ситуация законсервирована, почти два года в Крымское хлеб и продукты в непогоду привозят машины ДСНС и военные. Если кому-то из местных жителей срочно нужно в город, идут пешком до Светличного – там цивилизация: дороги, маршрутки по расписанию.

мечты крымчан

-За боевых действий в Крымском большую часть (286) домов повреждены пять разрушены полностью прямыми попаданиями. Теперь в селе проживает 650 человек. А до войны их здесь было более двух тысяч. Из-за расположения в так называемой серой зоне село фактически перешло на автономное существование. К середине 2015 году сюда не приезжали представители коммунальных служб, поэтому свет восстанавливали местные умельцы. За газ теперь у крымчан накопились большие долги – соответствующие службы перечислили оплату по нынешним ценам (даже за услуги, которые оказывали два года назад). Почта в селе не работает до сих пор. Пенсии сюда привозит спецавтомобиль. Банкоматов нет. Закрытая и аптека.

«Но проблем с лекарствами у нас нет! – Утверждает медсестра Екатерина Хортова. – Нам волонтеры много медикаментов передали. Теперь всех, кто приходит за помощью, лечим: давление, желудок болит, запоры – всем лекарство по гуманитарной помощи »

Медсестра Екатерина Хортова хвастается подарками «Врачей без границ». фото автора

Медсестра с удовольствием демонстрирует специальную медицинскую сумку, которую подарили представители международной организации «Врачи без границ». Здесь есть тонометр, стетоскоп и глюкометр. Теперь в амбулатории можно сделать даже экспресс-анализ крови на сахар.

О запоры медсестра вспоминает не зря. В хозяйки амбулатории, бывшего главного врача областного противотуберкулезного санатория, в селе Пришиб, которое на оккупированной территории, от этой проблемы умер старенький отец. Как ни старался опытный врач по телефону достучаться до бывших коллег, помочь не смог. «Не успел. Звонил местным, просил помочь, сделать что-нибудь. А они, мол, соберем консилиум. Услышав, понял: дела не будет, – с горечью вспоминает Валерий Гриненко. – Позор, разве не могли дать простой масла? »

Валерий Иванович и три медсестры амбулатории выходные ночью спешат к своим пациентам. Говорят, «остались пионеры и пенсионеры».

В Крымском результате обстрелов повреждено 286 домов. фото автора

Однако дети в Крымском являются: восемь в детском саду и 35 учеников в местной школе. Летом их больше: бабушки зазывают в гости внуков. Здесь городе зреют красная и черная смородина, вишни, крыжовник. Многие держат коров – молоко аж желтое, густое и сладкое на вкус. Такого в городах, куда отправились подальше от войны родители детей, не найдешь.

Ждет внуков на лето и Раиса Павловна. К ней медсестра Екатерина Хортова отправилась делать уколы, а я напросилась в гости. «Чего к нам телевидение не приезжает? Вы же дорогой нашей ехали – одно название! – Горячится женщина. – И воды в селе нет. Как военные действия начались, сразу водопровод разбили. Две главные проблемы: вода и дорога ».

Всю жизнь Раиса Павловна работала «на дом». В свое время взяла кредит, чтобы обустроить теплый туалет в доме, купить стильную мебель. А война все планы на мирную старость разрушила. Дочь с семьей переехала в Красноармейск. Определенное время и сама Раиса Павловна жила у детей. Однако только обстрелы немного поутихли, вернулась в родной дом.

Интересуюсь, о чем спросила бы Раиса Павловна главы области, если бы приехал в Крымское. «Когда будут дороги и вода», – без колебаний отвечает крымчанка. Наболело.

Вместе с медсестрой мы прошли несколько домов. Екатерина Николаевна выполняла медицинские процедуры, назначил врач. А я спрашивала людей о жизни. И везде речь шла об одном и том же. На селе ни почты, ни аптеки, ни транспорта. «Нет ни газет, ни журналов», – жалуются люди.

«Село отрезано от большой земли с ноября по апрель. Но в этом году и в мае шли дожди. Через них мы и летом невыездные. Если приедет председатель облгосадминистрации, то насущная необходимость – построить дорогу », – подтверждает и заместитель руководителя местной военно-гражданской администрации Наталья Чехачева.