Олег Юркевич: «Когда за деревьями виден лес»


В офисе дубенских лесоводов все тихо и удивительно спокойно: никто не бегает с платежами, нет очередей в приемной директора. Как живут не в ежедневном водовороте проблем, главной из которых стало аннулирование государственной поддержки лесохозяйственной отрасли, а в устоявшихся европейских реалиях.

les
Выяснилось, что так и есть: государственное предприятие «Дубенское лесное хозяйство» лет пять назад первым в Украине именно отказалось от бюджетного финансирования. Потому что «большой колхоз» здесь успешно трансформировали в эффективную модель хозяйствования, которая уже не первый год работает не на выживание, а на развитие. О сути и психологические аспекты этих изменений говорим с директором предприятия Олегом Юркевич.

Директор государственного предприятия «Дубенское лесное хозяйство» Олег ЮРКЕВИЧ
Директор государственного предприятия «Дубенское лесное хозяйство» Олег ЮРКЕВИЧ
– Что же стало толчком для того, чтобы, говоря языком лесников, за деревьями увидеть лес?

– Неэффективность работы «большого колхоза», который достался мне в управление, увидел сразу. Впрочем, только в 2006-м в Украине появилась концепция развития лесного хозяйства, которая предусматривала для государственных предприятий (а леса во всем мире принадлежат государству) возможность сотрудничества с малым и средним бизнесом. Мы этой возможностью воспользовались, и 2010-го Госкомитет лесного хозяйства предоставил нам статус пилотного предприятия в государственно-частном партнерстве. К тому времени у нас работало 300 человек: огромный аппарат управления, лесничества, автогараж, лесокультурных дело. Мы держались на плаву не хуже других, но мне не давало спать главное: не видел перспектив для развития. К тому же при такой организации дела – работаешь ты эффективно или нет, не имело значения – все равно всем нужно было дать зарплату. И куда завела бы нас такая «перспектива» через год-два?

– То есть изменения были кардинальными?

– Вместо пяти крупных лесничеств, где работало по 50-70 человек, образовали 11, в которых теперь по 3-4 человека: лесничий и два-три мастера леса – в зависимости от объема работы, который им достался в результате разделения наших 28000 гектаров. Это в среднем на 2,5 тысячи каждое.

А еще для предоставления необходимых нам услуг сами помогли создать 22 частных предпринимателя: для лесозаготовок, перевозки, выращивание леса. Поэтому люди не освобождали – переводили на работу в частных предпринимателей. А уже из них как себя нашел в новых реалиях, зависело от них самих. Передали предпринимателям и лесничествам и технику с нашего гаража. И не стало гаража (заправки, диспетчерской службы, бухгалтеров) – не стало нехватки горючего, сейчас только здесь имеем экономию 4 миллиона гривен в год. Не стало кассы – нет нехватки. А когда (тоже, кстати, первыми в Украине) ввели еще и электронный учет продукции, избежали ошибок, связанных с человеческим фактором.

– К тому же частник сам в себя не воровать.

– Понятно. Новым форматом работы мы на 99% решили проблему самовольных рубок леса: частнику не интересно стало рубить то, с чего ему жить завтра и везти на пилораму.

Знаете, как я почувствовал, что это работает? Мне звонили и спрашивали, нет ли у нас доски на продажу, мол, на пилорамах исчезла … Расценки же за работу, которую выполняют частники по нашему заказу, заложили такие, которые отвечали бы нынешнему уровню жизни и позволяли нам и им развиваться параллельно , а не по отдельности. Это позволяет людям спокойно, без популярной при социализме штурмовщине профессионально делать свое дело, причем исключительно с таким количеством людей, которая нужна.

– То есть вы, по сути, взялись за самое трудное – изменение психологии, сложной звена в любых преобразованиях.

– Было сложно, приходилось объяснять и доказывать, что так будет лучше всем, что старый паровоз не вытянет нас в лучшую жизнь. Но если откровенно, я даже не думал, что изменения будут такими быстрыми. Теперь если у кого-то из частных предпринимателей поломалась машина, которой завтра в рейс по нашему заказу, он отремонтирует ее ночью. Потому что знает: на его место придет другой.

Индивидуализм в хорошем смысле слова – это значительно лучше, чем то, что было раньше. У каждого из тех 120 человек, которые теперь у нас работают, индивидуальная должностная инструкция и возможность думать, как оптимально решить ту или иную проблему в нынешних реалиях.

Для рентабельной работы стоимость обезличенного кубометра древесины не может опускаться ниже определенного уровня – мы это четко отслеживаем. И корректируем основной показатель нашей работы не по отчетам месяца или квартала, как делали это раньше, а ежедневно. Совещания теперь провожу только в исключительных случаях, когда что-то идет не так.

– Но «менять паровозы» приходится постоянно: имею в виду модернизацию производственных процессов.

– Частные предприниматели, о которых я говорил, уже не раз меняли свою технику на более современную. Конечно, если не будет ставки на модернизацию, не будет развития. А на производстве должно быть развитие – только тогда оно живет.

– Чувствуете в Украине белой вороной?

– Мы нашли свой путь и им идем. Кстати, в Польше все государственное лесохозяйство работает именно так: лесничества еще меньше, чем у нас, – в тысячи гектаров, есть и лесхозы – в них по 12-15 тысяч гектаров. Хотя, по большому счету, государство должно найти средства по крайней мере на лесовосстановление: ведь мы платим в бюджет немалую ренту.

В своем районе сажаем столько леса, чтобы наши люди могли дышать свежим воздухом. Завтра, когда заработают на полную мощность предприятие, не завозить в Украину кислород из-за рубежа. А кислородом человека обеспечивают леса, которым сегодня 15-30 лет.

Есть пожелания к нашим законодателям: перед тем, как что-то менять в законах, не мешало бы прислушаться к мнению специалистов, которым по этим законам работать. Скажем, государственная лесная охрана теперь принадлежит к правоохранительным органам, но не имеет ни оружия, ни тех социальных гарантий, которые должны правоохранители. Это касается не только леса: в каждой отрасли, на каждом участке работы все начинается с профессионального подхода, которым на разных ступенях государственного управления в настоящее время, к сожалению, пренебрегают.