«Очаков» на вечной страже у Северского Донца

С фотографии на меня смотрит простой парень. Его взгляд словно спрашивает: «Как вы там?» Его глаза улыбаются, а дома траур. У порога – гроб, обитый красной тканью. Наряду крест, на котором имя и фамилия: «Юрий Викторович Гринько». Плачет мать. Не отходит от гроба жена. Стоят в стороне боевые побратимы, которые приехали в Новоайдара, на Луганщину, издалека проводить в последний путь боевого товарища.

Хладнокровный и мужественный

Два года назад Юрий Гринько не вернулся с боевого задания. Ровно два года, как перестал отвечать на свои позывные «Очаков». И все это время его ждали, все это время не угасала надежда на свидание.

Виктор Дегтярев, командир группы «Купол», рассказывает о Юрии так, словно расстались они вчера. «Пришел он к нам в конце июня 2014 года. До этого служил в спецназе, который дислоцировался в Очакове. Отсюда и такой романтичный позывной – «Очаков». Был добровольцем, и в первом же бою показал себя как хладнокровный и мужественный, а главное, грамотный офицер. Он успешно выполнял поставленные задачи. Был в разведке. А в разведчиков, конечно, судьбы особенные. Здесь очень важно, чтобы ребят сопутствовала удача. Он был разведчиком от Бога. Умел находить абсолютно неординарные решения, был мастером маскировки, прекрасным корректировщик. В боях за освобождение Иловайская, когда наше подразделение попал в очень трудную ситуацию, Юрий прикрыл ребят огнем из пулемета, чтобы они смогли выйти из зоны обстрела донских казаков. В том бою мы потеряли пятерых своих бойцов, а семь, среди них и я, получили ранения. Меня вывезли в госпиталь, а через некоторое время пришло известие, что «Очаков» погиб. Но точных данных не было.

Честно говоря, не верилось, не хотелось верить, что Юрка нет в живых. Впоследствии мне говорили, что Юра с ребятами уже выполнил задание по корректировке огня и стал выходить к своим позициям. Но неожиданно их встретили казацкие части «дончаков». По мнению специалистов, это была засада, потому что машину, где были бойцы обстреляли из гранатомета. Не было даже попытки остановить транспортное средство и выяснить, кто едет. Действовали наверняка. Вот так сразу погибла вся группа».

Поиски продолжались два года

За несколько дней тела неопознанных бойцов похоронили в Донецкой ополченцы незаконных военных формирований Донецкой области. Фотографии документов погибших разместили на сайте так называемой ДНР. Их увидела жена Юрия Наталья и узнала мужа. С тех пор Наталья стала искать тело любимого человека. Она обращалась в поисковые организации «Черный тюльпан», «Офицерский корпус», в Международный Красный Крест, представители которого приезжали в Новоайдар.

Поиски продолжались два года. Было известно место трагедии – Петровский район Донецка, рядом с аэропортом. Но где тела, наверняка сказать никто не мог. И только через два года Министерство обороны Украины получило из донецкого морга фотографии погибших.

Натальи сразу позвонили. Интернет переслали фото. На одном из них она узнала Юрия. Далее состоялся обмен телами: погибших украинских военнослужащих обменяли на погибших бойцов «ДНР». Останки украинских героев направили к Днепру для проведения экспертизы ДНК, которая подтвердила: останки принадлежат Юрию Гринько. Тело перевезли на родную землю, в поселок Новоайдар.

Последние воспоминания

… Траурная процессия молча движется по дороге. Впереди крест, венки, флаг Украины. Флаг, за который он воевал. Флаг, за который отдал жизнь.

Последний путь. Последние воспоминания. Что можно услышать в этой гнетущей тишины?

«Любил он маму какой-то особой трогательной любовью. Все «матушка» и «матушка» … А с женой Натальей планировал взять из детского дома ребенка. Столько в нем добра было и ласки, что и на чужую раненую ангельскую душу хватило бы. Но, как видно, не судьба », – говорят соседи и односельчане.

На кладбище капеллан поет «Вечную память», а затем читает строки из Евангелия и обращается к присутствующим: «Не знаем, что будет с нами через час, минуту или секунду. Все в руках Божьих. И понимание, кому сколько жить, – только от Него. В нашей стране почти три года продолжается война. И мы изменились. Многие стал другим. Мы приобрели большой опыт, с которым нам жить. И надо смотреть в будущее: заканчивать войну, изменить систему образования, чтобы наши дети жили в другом мире. Так, героев уважают. Героев помнят. И мы будем помнить Юру и то, что он сделал. Это стоит того, чтобы его помнили как героя ».

На глазах у людей слезы. Каждое слово западает в душу, потому что идет от сердца и остается в нем запеченной слезинкой.

Становится плохо маме героя, и ее подхватывает глава райгосадминистрации ветеран АТО Виктор Сергиенко. Как утешить мать? Которые можно найти слова для неутешительной жены? В выступлениях ветераны АТО Виктор Дегтярев и Виктор Сергиенко подчеркивают, что самое трудное на войне терять боевых собратьев. Они выражают поддержку родным и подчеркивают: герои не умирают. Герои остаются в наших сердцах. Поселковый голова Игорь Шопин сказал, что Юрий отдал жизнь, чтобы Новоайдар ни находился под оккупацией пророссийских наемников.

Руководитель областного центра по оказанию помощи участникам АТО Светлана Шевелева кланяется родным героя: «Невыносимая боль сжимает сердце. Это был настоящий сын своей мамы, это был настоящий сын Луганщины. Вечная слава героям! »