Никому не нужны старики

Недавно Украина всколыхнула новость: в селе Литочки, что в Броварском районе Киевской области, во время пожара в доме престарелых погибли 17 человек … Трагедия привлекла внимание к замалчиваемой в обществе проблемы – мест проживания, а точнее – дожития стариков, которые нуждаются в постоянном уходе и особой опеки. Что возникло на поверхность?
dom prestarelux
Нельзя + деньги = разрешено
Выяснилось, что этот дом престарелых был подпольный. То есть в реестре специализированных учреждений его нет. Очевидно, потому что, согласно законодательству, в нашей стране деятельность частных домов престарелых вообще запрещена. Поэтому трагедия произошла в «двухэтажном жилом здании», владельцем которой является Олег Дмитренко. Он организовал нелегальный бизнес: находил немощных стариков и заключал с ними договор пожизненного содержания за право наследования имущества. Или дети отправляли туда своих родителей, ежемесячно выплачивая за койко-место с уходом обслуживающего персонала от 3,5 до 8 тыс. Гривен. На момент трагедии в доме проживало 35 человек.

Но как могло случиться, что заведение годы «не замечала» местная власть? Якобы не знали о нем и правоохранители, налоговики и ряд других ответственных лиц, в обязанности которых входит контроль и надзор. Все они сегодня открещиваются: не видели, не слышали. Не торчат здесь уши общеизвестной коррупционной формуле: «нельзя + деньги = разрешено».

прибыльный бизнес
Если думаете, что этот подпольный приют – один на всю страну, ошибаетесь. Говорят, у самого Дмитренко их несколько. Такой довольно прибыльный бизнес нередко процветает под вывеской оздоровительных пансионатов и мини-гостиниц. В зависимости от «звездности» одно койко-место в них за месяц стоит от 2,5 до 18 тыс. Грн. Официального учета их в стране, никто, конечно, не ведет.

Сегодня доступна только информация о работе государственных геронтологических учреждений. По данным Министерства социальной политики, на начало года в Украине действовало 95 домов-интернатов. Среди них 67 – для престарелых и инвалидов, где проживает почти 7,1 тыс. Человек. Еще 28 – это пансионаты для ветеранов войны и труда, здесь проживает около 5,8 тыс. Человек. Это капля в море для государства, где около четверти населения – люди преклонного возраста, и в то же время каждый шестой из них одинок, болен и беспомощен. Поэтому спрос на такие услуги рождает предложение. А если учесть разительное отличие относительно условий содержания в государственных и частных учреждениях, то неудивительно, что при возможности пенсионеры выбирают частные «геронтологические пансионаты», отдавая свою судьбу в руки коммерсантов.

«А что скажут люди?»
ИЛИ всегда поселения в геронтологическом убежища – шаг отчаяния всеми покинутого дедушки или бабушки, то, чего надо стыдиться, как позорной пятна в конце жизненного пути? По-разному складываются судьбы. Кто-то страдает от одиночества, нехватки общества. Иногда туда предпочитают переселиться те, кто не может найти общий язык с уже взрослыми детьми. Или вполне благополучные сыновья и дочери, которые живут далеко, таким образом позаботились о том, чтобы на склоне лет их родные имели круглосуточный уход и лечение. Особенно когда мать или отец болен рассеянным склерозом или иную болезнь, при которой оставлять человека одного в доме вообще опасно. Кстати, именно таких сейчас больше в частных заведениях для престарелых.

Еще не так давно считалось осуждающим «сдать» мать или отца в дом престарелых. У нас, украинский, уважительное отношение к старикам родителей заложено «в генах». А еще ментальность не позволяет, потому что «что скажут люди»? Но очевидно, общество становится более прагматичным. Например, за последние шесть лет в геронтологических учреждениях Львовщины более чем вдвое увеличилось родителей, содержащихся дети-мигранты. Возросло число таких жителей и в Петриковском областном доме для престарелых, что под Тернополем. Нельзя сказать, что их дети отреклись отца или матери. Просто между оплачиваемым уходом и беспомощной одинокой старостью выбирают первое.

Между тем в зарубежные …
ДОМА престарелых различных форм собственности, но под строгим контролем государства, на Западе организовано на очень высоком уровне. Там другая ментальность. В цивилизованных странах и молодежь, которая достигла совершеннолетия, и пожилые люди неестественным любой вариант сидения на шее друг в друга. Старейшие члены семьи сами предпочитают комфортному проживанию в доме, где им удобно, спокойно, они общаются со сверстниками, хорошо проводят досуг и одновременно не порывают контактов с детьми и внуками. И никакой тебе семейной драмы. Там само общество одобряет и принимает такой способ решения проблем старения.

Правда, проживание в таких учреждениях недешевое. Например, в Германии самая ежемесячная оплата – 3250 евро. Не каждому немцу по карману. А поскольку они народ очень практичный, то нередко перебираются жить в те страны Европы, где стандарты социального ухода тоже высокие, а плата ниже. Вот данные отчета бундестага: в прошлом году в домах престарелых на территории Венгрии проживало 7146 пенсионеров из Германии, в Чехии – 3000, в Словакии – более 600 человек. Немцы, которые пересекли определенный возрастной рубеж, также в геронтологических учреждениях Испании, Греции, Таиланда, Филиппин. И даже в Украине. Конечно, принимают их негосударственные учреждения такого класса, как пансионат «Золотая осень», что в селе Подгорцы Киевской области, где самый дешевый номер стоит 8,5 тыс. Грн, и это без стоимости лекарств, а самый дорогой – 15 тыс.

По следам трагедии
Комментируя ужасную драму в Леточках, министр социальной политики Андрей Рева отметил, что основная ее причина – отсутствие системы государственного контроля за работой подобных заведений. А потому, по мнению чиновника, государство должно иметь законные основания для осуществления соответствующих функций. Поэтому ко времени, напрашивается вывод, легализация всех геронтологических «домовладений», «санаториев», «гостиниц». Государству от этого – поступления в бюджет, а пожилым жителям – гарантированный правовой защите. Правда, коммерсантам это не выгодно – и хлопот прибавится, в том числе и через различных проверяющих и доходами придется делиться. Впрочем, вряд только так можно решить проблему достойного обеспечения и содержания людей преклонного возраста в государстве, где пересечение границы «65» большей частью общества воспринимается чуть ли не как приговор. Господа, властители! Вы также когда состаритесь. И где твое голову, если ваши успешные дети разъедутся по миру? Старость должна быть обеспечена и спокойной на родине, а это также политика, только социальная.