Несокрушимый «Эверест»

Младшего лейтенанта Андрея Гасюк удостоен ордена «Народный Герой Украины»
В парке боевых машин 93-й механизированной бригады людно. Механики-водители роются в двигателях. А заместитель командира механизированной роты по работе с личным составом младший лейтенант Андрей Гасюк подбадривает товарищей, рассказывает им о последних событиях в Украине и мире, отвечает на вопрос о демобилизации …

Everest 1(1)
Свою военную карьеру Андрей начал весной 2014 года. Добровольцем пришел в Криворожский военкомата. «Сначала, – говорит, – меня как младшего сержанта назначили командиром отделения охраны облвоенкомата. Но этого я хотел. После трех месяцев непрерывных рапортов меня перевели в сводной штурмовой роты оперативного командования «Юг», которая тогда именно формировалась ».

Грудь героя украшают награды министра обороны и Генштаба. А самый дорогой для него серебряный трезубец – орден «Народный Герой Украины». фото автора
Грудь героя украшают награды министра обороны и Генштаба. А самый дорогой для него серебряный трезубец – орден «Народный Герой Украины». фото автора

Это подразделение отправили под Иловайск, где вместе с добровольческими батальонами он начал штурм и освобождение населенного пункта. «Учился военному мастерству, как говорится, с колес. Первая задача нашего взвода – замена морских пехотинцев в селе Грабский, которое, по их словам, уже зачищено от боевиков. И ближе к ночи мы поняли, что контролируем только пятачок, на котором размещен наш блокпост. Остальные села никто не контролирует. Четыре дня мы вели бои в полном окружении и в конце концов зачистили деревню от боевиков ».

В то время уже разворачивались события «Иловайского котла», и Андрей оказался в самом их центре. Ребята четко выполняли задания, даже если в Иловайск зашла бронегруппы противника. «Обнаружив ее, мы привели нашу артиллерию, – продолжает Андрей. – Ребята хорошо поработали. Уцелевшие после артобстрела боевики паниковали. О том, что все они российские десантники, свидетельствовали их военные билеты, паспорта, другие документы по двуглавый «курицей». После короткого допроса мы их отправили в высший штаб ».

Плотные удары вражеской артиллерии и бронегруппы по различным направлениям свидетельствовали, что наши подразделения попали в окружение. Сформировав небольшую колонну с одной БМП и нескольких легковушек, которую возглавил младший сержант Андрей Гасюк, личный состав сводной роты и часть бойцов из батальона «Донбасс» пошли в прорыв. Отстреливаясь, доехали до села Червоносельское. Во время обстрелов техника вышла из строя, поэтому дальше ребята прорывались пешком. Пророссийские боевики постоянно сидели у них на хвосте. От двух атак отразились, а вот третья стала роковой. Боекомплект закончился, ребята отстреляли все до последней железки. А дальше был плен …

Контужен, но не покоренный, младший сержант Андрей Гасюк в плену пробыл полтора суток. По иронии судьбы его и еще более 150 украинских военных обменяли на 11 российских горе-десантников, которых собратья Андрея захватили в плен в Иловайске.

После короткого отпуска Гасюк снова возвращается в строй, в ряды первого батальона 93-й отдельной механизированной бригады. Именно тогда в ее составе формировалась третья рота, костяк которой составляли военные, закаленные Иловайским пламенем.

«9 ноября мы отправились в донецкий аэропорт, – говорит Андрей. – Но десантники что-то напутали с координатами, к тому же был густой туман, и мы трижды объехали аэропорт по кругу. Затем нарвались на вражеский штаб. Завязался бой, в ходе которого мы выпустили весь боекомплект. Тогда в мою БМП четыре раза попали с РПГ. Меня снова контузило. И все живыми вернулись к своим позициям ».

Уже через два дня колонна, в которой был и Андрей, успешно зашла в аэропорт. Именно тогда за несгибаемый дух радиоэфире прозвучал позывной Андрея – «Эверест».

29 ноября шли последние бои в старом терминале. Двое суток 42 украинских «киборги» держали оборону. «Огонь не прекращался ни на минуту. Расстояние до противника была 10-30 метров. Вечером 30 ноября поняли, что старый терминал не удержим, начали готовиться к отступлению. Надо было преодолеть более ста метров по открытой местности в новый терминал. И это расстояние с обеих сторон простреливали вражеские пулеметы. Дождавшись темноты, мы пошли на прорыв », – вспоминает Андрей.

Из мелких эпизодов рождаются большие легенды. Когда в метре от Андрея разорвалась граната, выпущенная из ручного гранатомета, «Эверест» через минуту снялся на ноги и продолжил бой. Противник дорого продал свои позиции в старом терминале. Пророссийские наемники во время последнего штурма потеряли более 300 боевиков, российский спецподразделение «Вымпел» не досчитался более 30 бойцов. Раненых никто не считал.

2 декабря во время очередной ротации «Эверест» вместе с собратьями выходит из аэропорта. А уже 15 декабря группа, которую возглавлял тогда сержант Андрей Гасюк, снова возвращается в аэропорт. В то время действовал дежурный режим прекращения огня. «Боевики так обнаглели, что подходили к нашим позициям на расстояние 10 метров. Мы могли только догадываться, что у них на уме, – продолжает Андрей. – Но быстро нашли выход: связали несколько ручных гранат со вставленными электродетонаторами, разбросали их по нашему периметру. И активировали, когда боевики подошли к нашим позициям. Так и отбили желание интересоваться нашей жизнью ».

После очередной ротации Андрею дали отпуск, после которого, прибыв в свое подразделение, он начал снова готовиться к западу в аэропорт. Но три перенесенных на ногах контузии сказались. «Эвереста» нужно было стационарное лечение.

… А потом Андрей вместе с боевыми товарищами выполнял боевые задачи на позициях «Зенита», шахты «Бутовка», в Песках, опытно и Водяное. Андрей Гасюку дали первое офицерское звание – младший лейтенант. «Не мы начали эту войну, но нам нужно ее заканчивать. Именно поэтому я стал военнослужащим по контракту, поэтому я стал офицером », – говорит Андрей.