Не тот газ, что в море …

Приближается новый год, и в это время как никогда хочется красивых, праздничных, едва не сказочных новостей. И тут – сообщение наших геологов о том, что на юге Одесской области, где-то поблизости Килии и острова Змеиный, найдено значительные залежи природного газа. Их выявило единственное в Украине геологоразведочное судно «Искатель», которое 17 ноября отправилось из Одессы в 10-дневный рейс на поиски углеводородных сокровищ. И уже на днях и.о. председателя Государственной службы геологии и недр Украины Николай Бояркин сообщил, что экспедиция обнаружила на северо-западном шельфе Черного моря месторождение не менее чем на 40 млрд кубометров газа.

Восстановление поиска нефти и газа на шельфе Черного моря Николай Бояркин назвал «титаническим сдвигом в геологоразведке Украины» и важным шагом к выполнению правительственной программы 2020, предусматривающий полное обеспечение наших потребностей собственными энергоносителями. «Планы амбициозные, но реальные», – считает М. Бояркин.

Если же смотреть правде в глаза, то их реализации – именно до 2020 года – открытое месторождение вряд ли пригодится.

Директор Украинского государственного геологоразведочного института Сергей Гошовский считает, что от нынешних исследований к реальному газодобычи пройдет еще не один год. Ученый отмечает, что уже вложенные в поиск незначительные средства «позволяют иметь только общее представление о геологическом состоянии недр, недостаточно информативно для инвесторов». Чтобы говорить что-то наверняка, следует провести пробные бурения, а дело это очень недешевое. Полученное же во время экспедиции «общее представление» вряд ли имеет какую-то принципиальную ценность.

То, что на шельфе около Змеиного должны быть газ и нефть, на самом деле было общеизвестно. Именно их, по сути, соревновалась Украины с Румынией, настаивая, что принадлежность Украины того же Змеиного дает нам право на значительные территории газо-нефтеносного шельфа. Гаагский суд был иного мнения и нарезал нам значительно меньше куски шельфа, чем мы претендовали. 2009 года, вскоре после неудачного для Украины судебного разбирательства в Гааге, тогдашний председатель правления ГАО «Черноморнефтегаз» Анатолий Присяжнюк заявлял, что шельф у острова Змеиный пока не представляет для предприятия никакого интереса в плане добычи углеводородов. Кроме сомнений, действительно ли там так много полезных ископаемых, приводил аргумент: «Только для подключения к имеющейся инфраструктуры, подвести газопровод, необходимо потратить сотни миллионов гривен, а то и миллиардов», – говорил тогда А. Присяжнюк.

С тех пор в плане инфраструктуры лучше не стало. После аннексии Крыма Россией власти самопровозглашенной республики Крым присвоила имущество украинской «Черноморнефтегаза», в том числе две буровые установки и нефтедобывающую платформу. То есть говорить о наличии в стране реальных мощностей для разведки и добычи газа на шельфе не приходится. Нужны просто астрономические инвестиции. Между тем поле для их реализации сейчас совсем не велико. Значительная часть нашего шельфа – того, что признано нами по итогам суда в Гааге, – после аннексии Крыма оказались под фактическим контролем России. Получается, что площадка семь тысяч квадратных метров, разработанный «Искатель» – на сегодня наше все на шельфе.

Теперь о гипотетических 40 млрд кубометров: много это или мало? Гигантскими, вслед за некоторыми нашими СМИ, назвать их не можем. Уренгойское, скажем, месторождение в России имеет запасы в 400 раз больше. Самое мощное в Украине Шебелинское месторождение в Харьковской области, эксплуатируемого с 1956 года и выработали уже 90% ресурса, все еще имеет запасы более 110 млрд кубометров. По оценкам НАК «Нафтогаз Украины», запас газа 14,5 миллиарда кубометров достаточно для прохождения отопительного сезона. Поэтому когда выбрать все те 40 млрд, можно полностью обеспечить примерно три украинских отопительных сезона. При этом трудно сказать, не будет этот газ золотым сравнению с его закупкой даже по мировым ценам.

Единственный настоящий позитив видим в том, что в стране, пусть без желаемого размаха, что-то делается, чтобы ее вообще неплохие ресурсы в конце концов начали работать на людей. В условиях чвертьсторичний застоя во многих отраслях экономики любое движение в сторону новых возможностей – на самом деле титанический сдвиг.