Народный депутат Павел Ризаненко: Через конфликт между облсоветом и Киевской ОГА страдают все

Павел Ризаненко считает, что підгрунятм противостояние КОДА и КОР может быть коррупционная составляющая

Почему невозможно восстановить работу уникального Радиопередающего центра в Броварах. Чем завершится противостояние Киевского облсовета и губернатора Александра Горгана. Как реформы изменят жизнь обычных украинцев. Об этом и и прочее портала “Моя Киевщина” рассказал народный депутат от Блока Петра Порошенко, мажоритарщик из Киевской области Павел Ризаненко

– Вы – депутат-мажоритарщик Верховной Рады от 97-го округа на Киевщине уже второй созыв подряд. Скажите, что Вам удалось сделать для избирателей за это время, и какие проблемы в округе являются самыми неотложными?

– Не все до конца понимают функции народного депутата. А потому имеют много ожиданий, что депутат будет решать коммунальные проблемы, руководить органами местного самоуправления, не учитывая, что это не предусмотрено законом. На самом деле, работа депутата – законотворческая.

Но все равно депутат не может не реагировать на обращения своих избирателей. На моем округе сложилась своеобразная диспропорция. Так, Бровары и Броварской район являются финансово самодостаточными – в них наблюдается очень существенный профицит бюджета. Так, в Броварах избыток средств составляет более 100 миллионов гривен, в районе – более 50-ти.

А вот в Барышевском районе Березани – совсем другая история. У них нет лишних ресурсов, и они все время работают «на вытяжку». И что самое интересное: при такой ситуации именно в Барышевском районе Березани и не приходится говорить о случаях масштабной коррупции. У них нет проблем с внедрением Prozzoro. Там спокойно работают через эту систему, умудряются экономить средства и тому подобное. А Броварская районная рада избегает работы с Prozzoro.

А там где денег очень много и есть какая-то монополия на власть – то городского головы, то очень узкой группе лиц – возникают проблемы: ресурсы витрачаютсья неэффективно. Средства есть, их много, но почему-то в Броварском районе они распределяются на двух-трех подрядчиков, которые, в свою очередь, связаны с несколькими депутатами от «Нашего края». Аналогичная ситуация в Броварах: там тоже есть несколько подрядчиков, связанных с депутатами. С экономической точки зрения, в Броварах и районе нельзя говорить о проблемах с ресурсами, но можно сказать, что они с субъективных причин не могут распорядиться ими эффективно и должным образом.

– Но депутатская деятельность, как известно, может быть неформальной…

– Если говорить о неформальную роль, то она заключается в лоббировании. Точнее – содействии направлении средств государственного бюджета (субвенций соцэкономразвития госфонда регионального развития направления) на нужды общин округупо. Например, недавно таким образом за счет средств государственного фонда регионального развития было обеспечено финансирование ремонта дома культуры «Мечта» в Барышевке. Также значительные средства идут на освещение улиц, асфальтирование дорог в селах, закупку оборудования для медицинских, образовательных, культурных и спортивных заведений. Но я всегда честно говорю: это не обязанность депутата заниматься этим, но в тех реалиях, которые сложились, ты также не можешь абстрагироваться от этого. Есть полномочия, закон, а есть еще и ожидания людей, и хочешь не хочешь, но вынужден это делать.

Объем государственной субвенции для 97-го избирательного округа на 2017 год

Кто-то из депутатов получает от удовольствие от выбивания средств, а я стараюсь просто использовать те возможности, которые имею и осуществление те или иные ожидания. Также, я считаю, что такие дефицитные и дотационные регионы как Барышевка и Березань должны получать непропорционально большие субвенции, чем те же Бровары, в которых более 100 млн. гривен на счетах и они не могут ими эффективно распорядиться.

Еще один важный момент: я всегда стараюсь поддерживать условия политической конкуренции, плюрализма и баланса. Я не сторонник авторитарных методов и моделей. При возможности, в местных советах, где есть наши союзники, мы стараемся создавать как можно более широкую коалицию. Где это не удается – например, в Броварах и Броварском районе и там Блок Петра Порошенко вообще находится в оппозиции. Там созданы большинства за счет Оппозиционного блока”, «Нашего края», «Батькивщины», «Свободы», «Укропа». Получается, что две «оппозиции» – одна пророссийская, другая так называемая «националистическая» – слились в одно большинство.

Такая же ситуация, кстати, наблюдается и в областном совете дес наблюдается объединение Оппозиционного Блока с Родиной, Свободой, Укропом и другими. Но процессы ниже, в районных советах, зависимые от областного совета, ведь в области есть мощный финансовый ресурс, и поэтому местные советы пытаются продемонстрировать лояльность к областной совет для доступа к этому ресурсу. Если бы, в Киевской областной раде была коалиция во главе с БПП, то я уверен, что, ну, может не в 100%, но в 80-90% райсоветах, коалиции были бы другие.

– В свое время Вы были одним из тех, кто боролся против уничтожения Радиопередающего центра в Броварах…

– Эта история началась очень давно еще в 2011 году. Для Броваров она является очень резонансным. В прошлом визитной карточкой Броваров были не небоскребы, которые там сейчас строятся, а башни этого уникального объекта, который имел критическое значение для обороноспособности страны. Объективно Радиопередающий центр уже не восстановить, все обладння уничтожено а недвижимость и землю разворовано. Вопрос стоит лишь в возвращении украденной земли, но это длительный процесс. Он идет, уже есть первые осужденные, являются приговоры чиновникам, руками которых разворовывались эти земли в интересах Виктора Полищука (владелец обанкротившегося Банка «Михайловский», сети «Эльдорадо», бизнес центра «Гулливер»).

Процесс по возвращению земли в собственности общины продолжается. По этому вопросу мы уже прошли по одному кругу до самой верхушки судебной системы. Было решение о возвращении этих земель в собственность общества, оно вступило в законную силу. Но Высший Хозяйственный Суд это решение отменил, нового не вынес и направил дело на новое рассмотрение. Вообще, как по мне, то это такие судьи-камикадзе, которые не прошли конкурс до нового Верховного Суда, у них «дембельский аккорд» ведь они скоро будут освобождены, и они готовы творить все что угодно за последнюю взятку на посту. Впрочем, даже они не посмели постановить новое решение, чтобы узаконить эту кражу. По моему мнению, они просто взяли взятку и умыли руки. А новый круг судов– это еще больше взяток для судей от господина Полищука. То есть, этот процесс затягивается еще, как минимум, на полгода. Но я думаю, что закончится все хорошо для общины Броваров, потому что высшей инстанцией на этом новом круге уже будет обновленный Верховный Суд.

– То есть, о восстановлении Радиопередающего центра речи идти уже не может, а максимум, что можно выиграть общине с этого дела – это возвращение земель в свою собственность?

– Да. Но я хочу напомнить: это не какая-то сельскохозяйственная земля. Это – земли почти в центре города. И в зависимости от того, как этой землей распорядиться, это может принести обществу от сотен миллионов до миллиарда гривен. То есть речь идет о безумный ресурс. И выкурить этих людей, которые ограбили город – речь идет о господина Полищука, который по сути украл землю центра, часть ее застроил багатоверхівками и не вложил ни копейки в инфраструктуру – первоочередное. Ни образовательной, ни культурной, ни спортивной, ни инфраструктуры водоснабжения и водоотведения нового не было построено, а город приросло новыми кварталами и жителями что привело к перегрузке всей инфраструктури.

За последний год в Броварах было два случая, когда из-под земли прорвались канализационные фонтаны и улицы заливало нечистотами. Все это является результатом такой застройки без наличия должной инфраструктуры. Так, господин Полищук построил дома, квартиры продал, а вот инфраструктуру придется строить общине за собственный счет. Возвращение этих земель позволит реконструировать эту инфраструктуру и построить новую. Но только на реконструкцию только очистных сооружений требуется около 350 миллионов гривен. В Бровары, которые имеют профицит бюджета от 100 до 150 миллионов, денег будет недостаточно. Поэтому, завершение этого процесса даст возможность городу хотя бы однократно восстановить и стоврити надлежащую инфраструктуру.

– Сейчас идет острое противостояние между Киевской облгосадминистрацией и областным советом. Следите ли Вы за этим процессом?

– Постольку-поскольку… Но я считаю, что это очень плохо для общин области: именно от этого противостояния между исполнительной и местной представительной ветвями власти страдают общины области, районов и городов областного значения. Это приводит к тому, что проекты должны финансироваться щ областного бюджета не реализуются вовремя, или вообще не реализуются. Ничего хорошего в этом нет.

В Конститутіції прописано: исполнительным органом областного совета является областная государственная администрация. При всех властях – «голубых», «оранжевых» – люди были ответственны перед обществом и работали так, чтобы это не вредило обществу. Не было такого, что не реализовывались проекты вообще. Поэтому, я считаю, что руководство областного совета ведет себя безответственно.

Надо смотреть на личности, которые за этим стоят. Они действуют в угоду своим амбициям не связанным с добробудом общины, а связанным с предстоящими президентскими выборами и выборами в Верховную Раду. Учитывая скандалы по проектам финансирования из областного бюджета – особенно учитывая масштабы злоупотреблений, или освоение средств с убытком (недавний пример – реконструкция парка «Победа» в Броварах), я могу сказать, что там существует также существенный коррупционный элемент.

Можно вспомнить и о том, как в селе Погребы была попытка создать «черный» бизнес по намыву песка связан с депутатами областного совета с так называемой националистической партии, которые находятся в большинстве вместе с Опозицінийм блоком и Родиной и формально возглавляют там профильные комитеты.

– Как Вы считаете, в чем суть этого противостояния? Банальная борьба за власть, или что-то другое?

– Здесь два аспекта: политический момент, который рассчитан на получение дивидендов «под» следующие парламентские или президентские выборы. Это касается, возможно, для Константина Бондарева (председатель Киевской областной организации «Батькивщина» – Ред). Это не слишком конструктивная позиция. Собственно, можно посмотреть на действия «Батькивщины» в Верховной Раде, которая ни за что не голосует, даже не смотря на положительные для страны. Яркий пример: пенсионная реформа. Мало кто нашел реальные аргументы против нее, но «Родина» почему-то не голосовала. Так же происходит и в Киевской области.

Второй аспект – это борьба за ресурс с целью коррупционного обогащения.

– Вернемся к Вашему политического прошлого. Вы являетесь выходцем из «Удара», а недавно, некоторые бывшие представители этой силы заявляли о давлении за принадлежность к этой партии. Как Вы это прокомментируете?

– Честно говоря, я не совсем понимаю, о каком давлении вы говорите. Я никакого давления не ощущаю, как и мои коллеги. Если речь идет о заявлении депутата Кихвської областного совета Романа Сімутіна, то насколько я розуію он потерял связь с фракцией БПП в облсовете. Человек не ассоциирует себя фракцией БПП. В областном совете есть и другие «ударовцы». Например, Федорченко, но он почему-то не заявляет ни о каком давлении. На самом деле, господин Сімутін не единственный депутат от «Удара» в местных советах. В Верховной Раде есть группа депутатов от партии УДАР. Я думаю что Роман обижен что руководство областной ячейки БПП, по сути, поддержало процесс его отзыва. Если бы он пересмотрел свою позицию и учел тот факт, что представляет БПП и дотримувся командной игры, то ситуация могла бы быть другой. До меня сейчас доходит информация, что он вжезаймається другим политическим проектом на місіевих выборах в Киевской области, который ни в БПП, ни «Удар» не имеет никакого отношения.

– С чем, по Вашему мнению, связано блокировки децентрализации в Киевской области? И имеют ли народные депутаты влиять на этот процесс?

– Народные депутаты не имеют и не могут формально влиять на этот процесс. Если посмотреть на законодательство, то они могут повлиять только коллегиально, приняв какой-то закон или изменения к нему. Формально никаких других рычагов он не имеет. А вот неформально все зависит от позиции, активности, и местных альянсов и союзов. Кто-то из народных депутатов неформально пытается влиять на этот процесс, а кто-то нет. Медленно этот процесс в Киевской области происходит через конфликт между КОГА и КОР. У них нет нормальных каналов коммуникации, у них полное недоверие и, соответственно, они не могут согласовывать свои действия.

– Тогда как понимать недавнее заявление нардепов Мепаришвили и Сысоенко, которые вместе с мэром Белой Церкви Геннадием Диким обратились к премьер-министра Владимира Гройсмана с требованием заблокировать Шкарівську ОТГ?

– Это тот неформальное влияние, о котором я говорил. Формального механизма влияния у них нет.

– Снова возвращаясь к прошлому, а точнее, до Вашего «противостояния» с областным депутатом от «Батькивщины» Олегом Кищуком. В частности, случай, когда его сторонники распространяли «фейкове» обвинения губернатора Горгана якобы от Вашего имени. С чего это началось и каковы причины этого противостояния?

– Не люблю такое комментировать, но моя позиция проста: у меня с ним нет никакого противостояния. Для меня он просто политический конкурент на двух прошлых выборах. А также возможный конкурент на будущих выборах, если я буду принимать в них участие и он примет решение баллотироваться. А глядя на его действия, я считаю что он уже его принял и заблаговременно ведет избирательную кампанию. Я всегда за конкуренцию, но в рамках закона, определенных моральных норм и правил. Он действует согласно своих представлений морали и ценностей. Распространение ложной и недостоверной информации политического характера – ну если он решил так действовать, то я думаю, избиратели сами предоставят оціинку таком поведении.

Напомню, он дважды проиграл выборы: в 2012 году был снят своей же фракцией, а в 2014 году занял какое-то энне место.. Есть и другие люди, которые готовятся к выборам. Например, Олег Иваненко (депутат облсовета, председатель ячейки БПП в Броварах – Ред) уже ведет свою избирательную кампанию на увеличения своей узнаваемости, на что имеет полное право.

– Расскажите про Вашу политическую деятельность. Вы – член межфракционного объединения «Киевщина», которое возглавляет экс-регионал Ярослав Москаленко. Почему Вы решили присоединиться к этому объединению, в то время как некоторые другие депутаты отказались от этого предложения?

– Мне не особо известно, чтобы кто-то отказывался, ведь когда были первые сборы, то присутствовали почти все мажоритарщики из Киевщины. А еще больше немажоритарників, которые проживают в Киевской области, или интересуются ее жизнью. Я не вижу проблемы, что кто-то не вошел в МФО. Кто-то был заинтересован в этом образовании, чтобы иметь дополнительный коллективный канал общения с местной властью, то тот присоединился. У кого нет на это времени или желания – то это его личное дело. Я благодарен людям, которые инициировали это объединение, потому что это требует времени и ресурса. Но объединение не означает, что мы сразу станем одной мысли: кто-то думает по-своему, другой – по-своему. Поэтому мы общаемся между собой, дебатируем, отстаиваем свои позиции.

– Перейдем к вопросу реформ. Объясните, что конкретно принесет новая пенсионная реформа обычным жителям, например, Березани или Броваров?

– Для действующих пенсионеров – это, прежде всего, осовременивания пенсий (однократная индексация) и запуск автоматической индексации в будущем. То есть больше не придется вручную пересматривать размер пенсии. Для значительного количества людей – это существенное увеличение пенсий. Для будущего поколения, или для тех кому осталось больше десяти лет до пенсии, с 2019 года запускается обязательная накопительная система, где все, что вы отчислили, будет вашей пенсией. Плюс инвестиционный доход, который будет заработано между моментом начала отчисления и моментом выхода на пенсии. По сути, вот это и является настоящей реформой. Так работают пенсионные системы в большинстве стран развитого мира.

Осовременивание не является реформой, это – одноразовое рихтовки перекосов действующей системы, то есть она не меняет свои принципы. А реформа – это как раз переход к введение обязательного пенсионного накопления. Но честно говоря, люди почувствуют ее только лет через 10-15, когда будут выходить на пенсию. А нынешние пенсионеры как раз больше всего заинтересованы в этом осовремененные и индексации. Конечно, есть и другой аспект: речь не идет об увеличении страхового возраста, но об увеличении обязательного страхового стажа. У нас сейчас обязательный страховой стаж 15 лет. Это что означает? Это означает, что требуется всего 15 лет работать, платить налоги, чтобы получать пенсию. Теперь он увеличивается до 25 лет. Справедливо ли это? Я считаю, что да. Человек в 21-22 года начинает работать, 25 лет работает и в 45-50 лет уже имеет минимальный стаж. Это ненормально, когда человек всего 15 лет работала и имеет такие же условия пенсии, как и человек, которая проработала всю жизнь.

– Но ведь в Украине уже давно работают частные страховые фирмы с накопительными пенсионными системами. Не будет ли государственная система «хромать» на их фоне?

– Я бы уточнил, Негосударственные Пенсионные Фонды взносы в которых работники или работодатели делают добровольно. Обязательная накопительная система, которая вводится сейчас, по сути, является механизмом принудительного сбережения. Методом добровольного сбережения (НПФ) пользуется около 500 тыс. людей в Украине и сумма активов составляет около 2 млрд. гривен. При запуске системы в 2019 году сумма годовых отчислений составит 5-7 млрд грн. Через пять лет, уже около 30 миллиардов. А это все – инвестиции в экономику: деньги через рынки капиталов будут вкладываться в реальный сектор – новые производства, которые будут давать новые рабочие места. Вот в чем суть этого механизма: он не только дает возможность сэкономить и получить инвестиционный доход, но и поможет увеличить инвестиционную сладову экономики страны.

– А насчет повышения пенсий на 140 гривен, которым так хвастаются депутаты. Не выглядит ли это смешно?

– На самом деле, 140 гривен это минимальное повышение. Там нужно смотреть по категориям граждан, потому что есть такие, которым пенсия будет повышена на 1000 гривен. То есть, есть несколько категорий, которые получат свое повышение.

– От чего это зависит?

– От размера пенсии в зависимости от года выхода на пенсию. По сути, у нас не проводилась автоматическая индексация, а в ручном режиме она делалась однократно. Есть периоды, когда люди выходили на пенсию, но в них не было индексации и их пенсия – мизерная. У людей, которые работали одинаковое количество лет, но в разное время выходили на пенсию, пенсионные выплаты могут очень различаться. Именно осовременивание как раз призван убрать эту диспропорцию путем увеличения пенсии таких граждан.

Беседу вел Александр Павличук, “Моя Киевщина”