Народный артист Украины Фемий Мустафаев: «АТОвци дали мне позывной -« Каддафи »

Когда почти 65 лет назад в семье Мансура и Хатидже Мустафаевых родился сын Фемий, родители и не подозревали, что в будущем он станет гордостью украинской оперной и песенной сцены. Разве возможно было это в условиях Ферганской долины, в маленьком совхозе-поселении? Только и перспективы, продолжать вести родительскую земледельческую борозду за тысячи километров от родной земли, с которой их, крымских татар, депортировали в печально 1944-м.
09_verh105
Много раз встречаясь с певцом, не перестаю удивляться его по-особенному светлой одухотворенности, уважительному отношению к собеседникам. А когда выходит на сцену, становится как розкриленим перед миром, даря слушателям уникальный тембр голоса. Сегодня Фемий Мустафаев – гость «УК».

Народный артист Украины Фемий Мустафаев

– Феми Мансуровичу, школьное образование вы получали уже в Украине. Как удалось родителям вернуться?

– Это произошло в 1967 году. После многолетних обращений в соответствующие инстанции родители в конце концов получили напивдозвил – жить в Крыму, а в одной из близких областей. Выбрали Херсонскую, а там Новоалексеевку, что в Геническом районе. После школы учился в профессионально-техническом училище и даже один сезон поработал трактористом. А потом, неожиданно и для себя, и для всех, увлекся музыкой.

– Может, сработало на семейно-генном уровне?

– Может. Отец играл на баяне и аккордеоне, но все это на бытовом уровне. Моей первой профессиональной ступенью как музыканта и певца стало Херсонское просветительное училище, где учился на оркестровом отделении духовых инструментов, затем – музыкальное, где преподаватель Таисия Праваторова открыла передо мной до сих пор не известен мир музыки. Даже не знал, что голос можно ставить благодаря профессиональным упражнениям и занятиям. Почему думалось, который дает только природа.

После окончания отделения хорового дирижирования получил направление в Киевскую консерваторию. Возможно, теперь это звучит просто, но тогда … В 1970-е без целевого направления следует пробовать поступать в учебное заведение такого уровня.

– Вашим первым рабочим местом стал Государственный музыкальный театр для детей и юношества. Немного неожиданно …

– Для меня тоже. Но так складывались обстоятельства. Хотя в театре прошел хорошую житейскую школу.

– Вы говорите такой отборной украинском языке, даже не верится в вашу крымскотатарский происхождения. Где проходили языковой обучение?

– Везде понемногу. Прежде всего на Херсонщине быстро начал осваивать украинский. Иногда мне даже казалось, что я когда-то ее учил. Она настолько мелодичен, что просто грех не знать. Владею и крымскотатарском. Когда пою украинские и крымскотатарские песни, они мне напоминают одни вторые мелодикой – такие же задушевные, благозвучные. НЕ чуждаюсь российской, понемногу осваиваю английский, немецкий, итальянский.

– В вашей творческой биографии есть периоды работы в Германии, Словакии. Какие уроки вынесли из зарубежных поездок?

– Посетил очень многие страны, четыре раза был в США. Там выступали в таких местах, где об Украине даже не слышали. Но когда звучали украинские песни, тысячи людей замирали. Попутно скажу, что даже получал приглашения остаться работать. Конечно, приятно поражают высокий уровень жизни, культуры особенно в Германии. Но жить там постоянно не смог бы. Потому что Украина для меня лучшая и родная.

А первой была поездка в конце 1970-х. Когда учился в консерватории, участвовал в совместной спектакле оперы Генделя «Дейдамия». За эту работу взялись выше лейпцигская музыкальная школа и оперная студия Киевской консерватории. В Германии все спектакли были аншлаги. Мне, студенту, предложили поработать в группе дрезденской оперы пять лет. Но меня не пустили. Поэтому когда в 1990-х и позже выпадала малейшая возможность поехать за границу на выступления – не пропускал.

– Вы много общаетесь со зрителями. Есть эпизоды, которыми дорожите?

– Скажу только о последних годах. За это время очень изменилась наша страна, изменились мы сами. С первых дней бурных событий был на Майдане, пел украинские, крымскотатарские песни со сцены. Высокой эмоциональной упоминанием для меня как певца есть момент, когда выполнял «Думы мои» Тараса Шевченко, а со мной в едином порыве пел двухсоттысячному Майдан. Вот тогда я почувствовал, что такое сила народа.

– Что, думаете, надо делать, чтобы вернуть Крым?

– Это очень болезненный для меня вопрос. Ведь в Крыму остались родственники, очень беспокоюсь за них. Мы вместе отстаивать родную землю – и с этого, и с тех сторон. Крымские татары умеют бороться за свою землю.

Больно, что не могу поехать в Крым. Последний раз был там в 2013 году на крымскотатарском весеннем празднике Хыдырлез. В этом году оккупационная власть делала жалкие потуги провести его. Представьте, как там работает пропаганда: мне звонят из Крыма и говорят: «Феми, мы видели твое выступление на Хыдырлез! Ты в Крыму? »А я в это время выступал для наших воинов в АТО. Как выяснилось, российское телевидение вставило в телевизионную версию концерта мой прошлый выступление, внизу микроскопическими буквами написав «архив». А с родными, близкими, друзьями постоянно на телефонной связи. Даже крымскотатарские песни поем!

Попутно скажу, что в АТО служит много крымских татар. После концертов мы с ними общаемся. Это мои кровные собратья. Горжусь ими. Кого встречал в Песках, кого в Марьинке, кого в госпиталях. Мы все отстаиваем нашу украинскую землю.

– В течение последних двух лет вы дали почти 200 (!) Концертов. Это невероятный результат. Тем более, значительную часть – в зоне проведения АТО. Что больше всего запомнилось?

– Если откровенно, иногда сам удивляюсь: неужели столько концертов сделал для наших ребят ?! Принципиально не считаю, это все делают коллеги. Вопрос ведь не в количестве. Война сейчас идет на всех фронтах. Мое оружие – песня. Делаю все для того, чтобы наши воины чувствовали нашу поддержку. Имею небольшую команду, которая всегда со мной. Это волонтеры Татьяна и Вадим Момот, которые материально помогают нам от имени своего благотворительного фонда «Открой свое сердце». Это заслуженный деятель искусств Украины Анжела Ярмолюк, которая ездит со мной на все мероприятия в зоне АТО. Она пишет патриотические песни, которые очень нравятся нашим ребятам. Уже несколько ее песен стали батальонными, бригадными.

Понятно, что ездим в свободное от работы время. Ведь это благотворительные поездки. Но раз в месяц у ребят с концертами обычно бываю. Они и поют вместе с нами, и танцуют, и молчат, и вспоминают, и плачут. За один концерт происходит столько всего …

Комбаты говорят, что мы делаем ту работу, которую даже психологи не всегда могут выполнить. Песня все может: и вдохновить, и повести в бой, и напомнить о родителях, любимых, детей и подарить лучшие воспоминания.

После концертов долго общаемся, говорим все-все. Уже езжу к друзьям, которых знаю почти во всех батальонах.

Только выезжаю, начинаются звонки: «Каддафи» (они мне такой позывной дали), а к нам на этот раз заедешь? Мы будем ждать. Хоть на несколько минут, но заезжай »Как отказать?

На передовой концерты проходят и в ангарах, и в окопах, и просто на улице, и у техники. Поэтому там выступает не так много артистов. Но в городах, где есть нормальные дома культуры, наши киевские артисты бывают. Очень хорошо, что начали ездить. Пусть не с самого начала, как я со своей командой, но они приезжают. Главное – нести украинскую культуру, украинское слово на восток Украины.

– Вы провели масштабный патриотический концертный тур «Тарас Шевченко. Романсы »в марте 2016 года. Как возникла идея такого проекта?

– Уникальный доработок по творчеству Кобзаря «Тарас Шевченко. Романсы »записал в сопровождении Национального академического оркестра народных инструментов Украины под руководством Виктора Гуцало – вышел одноименный двухдисковый музыкальный альбом. На его основе подготовил концертную шевченковскую программу, с которой более трех лет выступаю в Украине и за рубежом.

Украинский еще надо познавать Тараса. Патриота, провидца, гениального поэта, жившего Украины, плакал ее слезами, страдал ее болью. Наши воины на фронте очень чутко воспринимают Кобзаря. А в марте этого года при поддержке Министерства культуры сделал концертный тур «Тарас Шевченко. Романсы »для населения Донецкой и Луганской областей. Это были 12 городов: Славянск, Краматорск, Бахмут, Покровск, Северодонецк, Старобельск, Кременная, Часов Яр, Раздольное, Дружковка, Курахово, Волноваха.

Летом буду делать большой всеукраинский концертный тур «Мы вернемся» для вынужденных переселенцев из Крыма и Донбасса. Надеюсь, что будет поддержка Министерства культуры. Ведь это не шоу – это настоящая патриотическая украинская программа. Предлагаю «Правительственном курьеру» присоединиться к акции и выступить информационным партнером проекта.

– В одном из интервью вы сказали, что отдаете всего себя сцене. Или что-то изменилось за это время?

– Не изменилось. Как любил петь, так и люблю. И песню ни на что не променяю. Есть много концертов, приглашений, особенно от наших военных в зоне АТО. Есть большие планы на запись интересных музыкальных альбомов. Хотя это не значит, что отказываюсь от других радостей. Люблю порыбачить, побыть наедине с природой. Невероятно придает сил море. Люблю дышать с ним на одной волне. Концертов, фестивалей, конкурсов тоже хватает. У меня много учеников, студентов, которыми дорожу и горжусь. Жизнь продолжается.

– Благодаря за разговор, хочу подарить стихотворение сумского поэта Анатолия грызунов, посвященный вам. В нем есть такие строки:

Чистые ритмы татарской песни
и вкраинский святой вокализ! ..
На земле, горячей и пресной,
Ваш талант можжевеловой пророс.

– А я благодарю: поэту – за внимание к моему творчеству, всем читателям – за любовь к песне, сцены и искусства. Кто их любит и уважает, в тех большое и доброе сердце. Верю, что Крым непременно вернется в Украину, война на востоке закончится нашей победой, а все мы будем жить, как писал Кобзарь, «в семье вольной, новой».

Александр вертела,
«Урядовый курьер»

Фемий Мустафаев. Родился в 1952 году в Узбекистане. Окончил Киевскую консерваторию. Пел в Киевском театре оперетты, оперной студии консерватории, дрезденской (Германия) и Кошицкой (Словакия) операх, семь лет был солистом Государственного духового оркестра Украины, тесно сотрудничал с эстрадно-симфоническим оркестром.

Сейчас профессор кафедры академического и эстрадного вокала Киевского университета имени Б. Гринченко. Народный артист Украины.