Надо криминализировать понятие «вор в законе»

О ворах в законе все забыли и считают, что это пережиток прошлого, их уже нет или почти не осталось. Но это не так. Они есть. Более того, многие криминальные авторитеты осело в Европе и пытаются создавать организованные преступные группы (ОПГ) или расширять имеющиеся в постсоветских странах за младших «коронованных» товарищей. Особенно там, где мягкое или совсем нет законодательства по контролю за их деятельностью, нестабильной финансово-экономическое положение и ухудшается криминогенная ситуация. Такая, к сожалению, Украина. Способствует их проникновению на нашу территорию еще и амнистия преступников благодаря «закона Савченко», которые в основном иначе как грабежами жить не умеют.
information_items_1260882936

Как показывает практика, уголовные авторитеты из постсоветских стран выбирают большие и денежные города, где легко затеряться с поддельными документами и есть чем поживиться. Это Киев, Одесса, Львов и др. Только в Голосеевском районе столицы за последние два месяца благодаря оперативной информации и слаженной работе следователей задержали двух «воров в законе» из Грузии. В апреле – 37-летнего лежал (Амашукели) Ираклия по кличке Лазарь. После освобождения из тюрьмы в 2013-м, где отсидел за убийство, он возглавил преступную группу. Признался, что приехал в Киев наладить международные связи с украинским уголовным миром, но его задержали правоохранители. 1 июня депортировали и молодого вора в законе из арестованных в Украине 24-летнего Гегу Озургетского (или Георгия Куладзе). Он не отбывал наказание в местах лишения свободы, но в 20 лет был коронован в Греции. Зачем прибыл в Украину, не признался. Оба депортировали в Тбилиси с запретом въезжать в Украину до 2019 года.

Правда, гарантии, что через месяц-другой они снова приедут сюда с поддельными документами, нет. К сожалению, наше законодательство не предусматривает серьезной ответственности для лиц со статусом «вор в законе» и их ареста. Как оперативники, понимаем, что они приехали создать и возглавить ОПГ. Узнаем о них, как правило, от информаторов и идентифицируем благодаря специализированному сайту. Но, по сути, кроме депортации, ничего с этим не можем сделать. Судимости в них, как правило, погашены, их разыскивают. Единственное, что можем зацепиться, – это поддельные документы.

И если хотим обезопасить Украину и Европу от наплыва криминалитета и создание новых ОПГ прежде всего «коронованными» выходцами из стран бывшего СССР, нужно ввести и криминализировать понятие «вор в законе» на законодательном уровне. А также установить более жесткую систему надзора и контроля за ними, как это сделала Грузия в 2005-м за Саакашвили. Тогда было принято специальный закон, который вводил в Уголовный кодекс страны отдельную статью «Вор в законе, принадлежность (членство) в преступном мире», и их сажали в тюрьму. Кстати, по законам преступного мира, воры в законе не имеют права отказаться от своего статуса, если их спросят об этом публично. Иначе их «розкороновують», и у них возникают проблемы в преступном мире. Поэтому проблем с идентификацией и признанием не имеет возникать.

По моему мнению, криминализация понятие «вор в законе» не только сократит угрозу их наплыва в Украине, но и снимет вопрос ЕС на предоставление нам безвизового режима. Потому что, например, по данным дипломатов, которыми они поделились с британской The Wall Street Journal, именно активизация грузинских организованных преступных группировок пугает Германию и тормозит предоставление Грузии безвизового режима в ЕС. Дело в том, что в 2013 году новая грузинская власть смягчила законодательство и амнистировали «воров в законе». Они на время притаились, но сейчас начинают активизироваться. Как видим, это почувствовала не только Украины, но и ЕС. Если не хотим повторения грузинской истории, должны поспешить усилить законодательство и предусмотреть критерии и меры, которые бы обезопасили общество, особенно молодежь, от влияния лиц со статусом «воров в законе». Кстати, уже разработан законопроект №1188, но он не набрал нужного количества голосов. Пожалуй, именно из-за непонимания законодателями криминальной ситуации в Украине.