Начальник Вышгородского отдела Нацполіції Павел Панфьоров: Не ошибается тот, кто ничего не делает

Павел Панфьоров

О ситуации с преступностью, создание водных подразделений полиции и деятельность правоохранителей в зоне АТО «Моя Киевщина» пообщалась с Павлом Панфьоровим – главой Вышгородского райотдела Нацполіції

— Расскажите о себе, как вообще Вы попали в правоохранительные органы?

— Это произошло в 1997 году, когда я поступил в Академию внутренних дел Украины на первый курс следственного факультета. Там я учился четыре года, а потом пошел по специальности работать в Винницкую область. Сначала был обычным следователем, затем занимался дорожно-транспортными происшествиями, и в конце концов стал следователем по особо тяжелым делам.

— А что Вас побудило стать стражем?

— Мой отец 36 лет своей жизни отдал этому делу. Соответственно, я с детства примірював на себя милицейскую фуражку, очень хотел помогать людям и стоять на защите закона. Поэтому свою цель воплощал в жизнь, пытался поступить в академию в 1996 году после окончания школы, однако на последнем экзамене не сложилось. Потом решил попробовать еще раз и я достиг своей цели.

— Каким образом Вы оказались в Киевской области?

— В 2008 году я приехал в Управление государственной службы охраны города Киева, где был принят на должность инспектора отдела службы. Попал в Департамент ГСО, а именно в спецподразделение милиции охраны «Титан». Мы занимались сопровождением грузов, инкассацией и тому подобное.

После двух лет службы мне предложили возглавить Васильковское отделение милиции охраны, на что я сразу согласился. За пять лет работы мы стали межрайонным отделом. А уже после Революции Достоинства руководство Нацполіції в Киевской области предложило возглавить Вышгородский отдел милиции.

— Какие достижения у Вашего коллектива, удалось уменьшить преступность в районе?

— Если брать статистику, которая является хоть и сухой, но упрямой вещью, мы можем видеть динамику уменьшения преступности. Так у нас есть карта, и населенные пункты, где есть динамика к росту криминогенной преступности, мы отмечаем красным цветом, где снижение – зеленым. В целом на нашей карте преобладает зеленый цвет, что свидетельствует о снижении преступности.

— В чем секрет успеха?

— Многое зависит от расстановки сил и средств на территории обслуживания среди личного состава. Например, патрульные экипажи, которые курсируют по районам – это безусловный плюс для каждого региона страны. Это дает, в первую очередь, возможность быстрого реагирования, а также создает эффект постоянного присутствия полиции и оказания услуг гражданам. Скажу откровенно, не всегда мы можем назвать их качественными, в силу тех или иных причин. Но есть и немалое количество удачных примеров.

Впрочем, полиция занимается не только криминалом. В большинстве небольших населенных пунктов не случается никаких преступлений, потому что люди знают друг друга. Но там обычно больше бытовых проблем, которые помогают решить полисмены.

— Назовите основные центры преступности в Вышгородском районе?

— Прежде всего, это город Вышгород. Оно, по большому счету, является сателлитом Киева, ведь нас разделяет буквально несколько сотен метров. На автодорогах вдоль Киевского водохранилища наблюдается достаточно большое количество краж ценных вещей из автомобилей, потому что отдыхающие оставляют транспортные средства без присмотра на обочине. Случаются незаконные завладения транспортом, но довольно редко.

Впрочем, в Вышгороде статистика уголовных преступлений за три года идет на спад. Наряду с тем достаточно сильно увеличилось количество обращений: впрочем, среди них часто вызовы не связанные с нашей работой. Правда колл-центр отфильтровывает нужные сообщения.

— Перейдем от работы до семейных дел, я знаю, что Вы женаты и имеете троих детей. Как проводите с ними свободное время, если такой есть?

— Проводим время с женой и детьми всегда прекрасно, ведь именно это вдохновляет на жизнь. Но, к сожалению, времени всегда мало… Как отец, который любит своих детей, это меня мучает, но по-другому я не умею. Кстати, оба сыновей думают пойти отцовским путем, а вот дочь постоянно меняет свои предпочтения, что весьма характерно для девочек.

Я прекрасно понимаю, что основное бремя воспитания трех детей и все бытовые дела ложатся на плечи жены. В силу своих возможностей всегда стараюсь найти время и возможность, чтобы помочь ей. Она поддерживает меня во всех начинаниях, за что я ей безгранично благодарен. Да и вообще, жена офицера — его надежный тыл.

— Вы читаете книги?

— В последнее время только в электронном виде, потому что книги с собой много не поносишь. Но читаю очень много, от исторических книг о временах казачества до классических произведений.

— Когда Вы находите для этого время?

— Для этого есть ночи (смеется — ред.). Бывает, просыпаешься посреди ночи, потому что не можешь спать. Выйдешь проверить, как несут службу подчиненные, пройдешься по городу… Приходишь на работу, открываешь книгу. И до шести утра еще есть немного времени…

— Были ли Вы в зоне проведения АТО?

— Да, был один раз. Во-первых, это приказ и он не обсуждается. Во-вторых, есть желание. Оно появилось с тех пор, как все это началось.

— Где именно Вы были?

— Почти на всей территории Луганской области, которая приближена к оккупированных районов: Счастье, Трехизбенка, Крымское, Станица Луганская. Но в основном речь идет о Новоайдарский район. Надеюсь, в следующий раз тоже туда попасть. Люди, которые находятся на линии разграничения, нуждаются в нашей помощи. Это большая трагедия, и не только для тех территорий, но и для всего украинского народа.

Станично-Луганский отдел полиции

Пустые многоквартирные дома в Трехизбенцы

Помню, ко мне позвонила волонтер, которая попросила навестить хирурга местной больницы. Это – легендарный человек. И когда я передавал ему слова благодарности за каждую спасенную им человека, у него были слезы радости. А он провел более 1 500 операций, и у него не было ни одного погибшего.

Во время обстрелов он продолжал оказывать помощь населению. Когда снайпер целился в окно, он приседал и дальше продолжал свою работу. Когда ты видишь таких людей, которые там живут и борются за территориальную целостность, то понимаешь: у нас здесь достаточно комфортные условия труда. Мы не бедствуем, не голодные, не раздетые, по-сути, у нас все очень хорошо.

Приемное отделение той же больницы после попадания осколочного снаряда

— Каково Ваше отношение к реформе полиции?

— В целом отношусь положительно. Это, пожалуй, это одна из наиболее реализованных реформ, которые вводились в нашей государстве. Она имеет результат, есть конкретные достижения. Конечно, не ошибается тот, кто ничего не делает.

Случаются определенные недоработки с нашей стороны, или же несовершенство некоторых аспектов, но мы постоянно проводим работу над ошибками и развиваемся. Но нужно помнить, что в полиции служат такие же граждане Украины, у всех есть свои преимущества и недостатки, ведь люди не безупречны.

Улучшения в любом случае ощутимы. Начиная от материально-технического обеспечения и увеличение количества полиции на улицах города, заканчивая отношением общества к полисменов.

Я не имею морального права сказать, что в районе все хорошо: случаются грабежи и разбойные нападения. Некоторые дела мы оперативно вскрываем, а в некоторых заходим в тупик. Это – жизнь. Но мы стараемся раскрытое каждый, самый сложный преступление.

— Какие строите планы на будущее?

— Мы не живем одним днем, а постоянно занимаемся планированием. В следующем году, при поддержке Главного управления Национальной полиции, планируем создать полноценный подразделение водной полиции. У нас действует сектор быстрого реагирования на воде, где ребята имеют соответствующие допуски и одно плавсредство. Но на территорию Киевского водохранилище это очень мало: только береговой полосы начисляется 120 км. Здесь – и браконьеры, и отдыхающие на яхтах, катерах, водных скутерах, которые убеждены, что на воде для них перестают действовать правила дорожного движения.

Часто так случается, что водители употребляют алкоголь, после чего устраивают своеобразные шоу на воде. При этом они не понимают, что пьяные водители на плавсредствах являются такими же нарушителями ПДД, как и водители на автомобильных дорогах. Поэтому работники подразделения водной полиции будут с ними бороться.

Очень хочется внедрить в ближайшее время новую должность в нашем отделе – школьный офицер полиции. Они будут в чем-то похожи на участковых, но целенаправленно будут работать с учителями и директорами школ. Частое присутствие правоохранителей в учебных заведениях должна будет не пугать детей и учителей, а наоборот – увеличивать их доверие к полиции, постоянно проводить профилактическую работу с молодежью, ведь дети – наше будущее.

Александр Павличук, «Моя Киевщина»