На пороге пенсионной авантюры

Если еще лет пять назад ежемесячные выплаты пенсий в Украине были обыденным и незаметным явлением, то сегодня они становятся событиями эпохального значения, которые подаются правительства почти подвигами Геракла. Недавно в большинстве СМИ вновь промелькнуло: «Закрыли май». А что будет в июне, июле, к концу года? Не известно. Вице-премьер-министр Павел Розенко успокаивает, мол, оснований для паники нет, все пенсионеры вовремя получат должное, и здесь сам себе возражает: пенсионная система трещит по швам, не выдерживая нагрузки, поэтому, кроме как ее реформировать, выхода нет. Сторонники немедленных новаций в этой сфере напоминают, что дефицит Пенсионного фонда в этом году предполагается в размере 145 млрд гривен. И если не принять меры, эта цифра постоянно будет расти и в какой-то момент наступит социальный коллапс.
munitsipalnaya-pensiya

ЧИНОВНИКИ также жалуются на то, что уменьшение единого социального взноса (ЕСВ) с 1 января 2016 года по 36-42 до 22% в течение первых пяти месяцев позволило увеличить фонд оплаты труда лишь на 9%. «Мы взяли 65000000000 гривен и отдали крупному бизнесу, надеясь на то, что ему станет стыдно и он вернет эти средства из-за повышения заработных плат и уплаты взносов в Пенсионный фонд. Этого не произошло », – посетовал министр социальной политики Андрей Рева. Итак, у власти появилась еще одно основание нажать на реформаторские педали.

После очередного визита в Киев миссии Международного валютного фонда стало понятно: отложить реформирование пенсионной системы на «потом» не удастся. Но какими должны быть эти изменения?

Ожесточенные дискуссии по этому поводу велись еще при правительстве Азарова, который попытался повысить пенсионный возраст, однако, столкнувшись с сопротивлением общества, ввел это новшество лишь частично. Уже тогда общественное мнение сформировала приемлемую формулу решения проблемы дефицита пенсионного бюджета, в основу которой был положен экономический подход. В частности, профсоюзы и ряд общественных организаций предложили увеличить фонд оплаты труда, от которого напрямую зависит объем пенсионных взносов, за счет роста численности занятого населения хотя бы на 3-4 млн (с 14 до 17-18 млн) и легализации заработной платы. В так называемом неоформленном секторе экономики в то время насчитывалось 4400000 работников, или 26,5% общего количества занятого населения. Сегодня, по разным оценкам, – 5 млн. Обсуждалась и возможность введения накопительной составляющей пенсионной системы, но власть и общественность сошлись во мнении, что такая новация в стране беззакония и тотальной коррупции преждевременна. Государство не могло гарантировать, что пенсионные сбережения граждан не сгорят из-за инфляции или не растворятся в офшорах. То есть было достигнуто временного общественного консенсуса: работаем, боремся с коррупцией, совершенствуем законы, развиваем экономику, постепенно движемся вперед. Это была большая победа гражданского общества.

Думалось, что новая прогрессивная власть снова созовет большой «пенсионный хурал», чтобы восстановить общественные наработки в этой сфере, и примет их на вооружение. Но очевидно, реформаторам мнение людей, мягко говоря, не интересна. Пенсионная стратегия разрабатывается кулуарно на основании тайного «пакта» вице-премьера Павла Розенко и главы миссии МВФ Рона ван Родена. Уже известно, что в этих договоренностях упор делается не на увеличении количества работающих, росте их доходов, а на сокращении социальных расходов, усиление фискального давления, введение накопительного уровня пенсионного обеспечения, повышении возраста выхода на заслуженный отдых. Один из первых шагов – увеличение количества плательщиков ЕСВ путем уменьшения льготников при его уплате. Минсоцполитики предлагает ввести минимальный социальный взнос в сумме 640 грн для зарплат до 2900 грн и 22% – для зарплат, превышающих эту сумму. В ведомстве считают, что тогда не будет смысла выплачивать зарплату в конвертах. В министерских кабинетах вынашивается также идея назначать пенсии людям без полного страхового стажа только с 63 лет, тоже должно стимулировать уплату ЕСВ.

Но главным направлением реформы будет введение обязательного накопительного уровня пенсионного обеспечения. Страховые взносы будут поступать на личный счет работающего лица, оттуда их инвестировать в экономику, они «зарабатывать» доход, который впоследствии будет выплачиваться в виде добавки к базовой пенсии из солидарной системы.

Согласно законопроекту №2767, предполагается, что с 1 июля 2018 работодатели должны перечислять взносы на личные накопительные счета своих сотрудников, которым меньше 35 лет, в перспективе будут иметь право на назначение пенсий на льготных условиях или за выслугу лет. Прежде всего речь идет о людях, которые работают на вредных или особо тяжелых работах (шахтеры, железнодорожники, работники авиакомпаний и другие). По такой же схеме государственные учреждения делать взносы за своих служащих независимо от их возраста.

В то же время льготники, которые не станут участниками накопительной системы, как и раньше, будут получать свои пенсии на условиях, определенных законодательством. Будет введен единый для всех порядок расчета пенсионных выплат. Если сейчас пенсии рассчитываются по разным законодательными актами – в зависимости от категории (пенсии по возрасту, научные и военные и т. Д.), То после реформы это будет делаться в соответствии с единым для всех порядке. Законопроект предусматривает и реформирование солидарной пенсионной системы. Также будет упразднен институт «специальных» пенсий.

Накопительные системы действуют во всех развитых странах. Но есть один «маленький» нюанс: в подавляющем большинстве государств переход на накопительный уровень происходит добровольно. Правда, правительства это всячески стимулируют. Например, в Австралии, если человек выбирает накопительную систему, то к каждому отложенного ней доллара Минфин добавляет еще один. Кто откажется? Еще одна важная деталь: в цивилизованных странах деньги – доллары, евро, фунты стерлингов и другая валюта – имеют запас инфляционной прочности, соответственно и пенсионные накопления.

Вы удивитесь, когда узнаете, что накопительная система … уже внедрена в Украине еще в 2003 году Законом «О негосударственном пенсионном обеспечении». Взносы может платить или сам работник, или в его пользу работодатель, причем эти платежи не облагаются. За это время возникло более 100 негосударственных пенсионных фондов, однако их услугами воспользовались лишь около полумиллиона человек, а сумма пенсионных активов составляет не более одного миллиарда гривен. Причина – экономическая нестабильность, недоверие граждан к накопительной системе, отсутствие государственных гарантий по сохранению накопленных средств. Так, может, реформаторам следовало пойти по пути расширения существующего «накопительного плацдарма», созданного на добровольной основе, а не заставлять граждан к новой системе законом? Несомненно, за счет взносов будут собраны колоссальные деньги, а за право распоряжаться ими сразу же развернется ожесточенная борьба между кланами. Это такая же возможность стать миллиардером, как и «управление» газовой трубой.

Однако … Реформа Розенко – Родена не решает проблему дефицита Пенсионного фонда. Ведь в случае введения накопительной системы работающие лица в возрасте до 35 лет (3200000 человек) выйдут из солидарной системы и платить взносы только в накопительный фонд. Совместный представительский орган объединений профсоюзов (СПО) не поддержал законопроект №2767, поскольку он не гарантирует сохранность накопленных средств, «замораживает» для исчисления размера пенсий показатель средней заработной платы на уровне 2012-2014 годов, не регулирует вопрос своевременного проведения аттестации рабочих мест в соответствии с условиями труда. Кстати, профсоюзы напоминают, что в результате мирового финансово-экономического кризиса накопительные системы даже развитых стран понесли значительные потери пенсионных активов – их стоимость снизилась на 20-40%. И это несмотря на дополнительные меры, направленные на сохранение накопленных средств. Украинские чиновники этот фактор игнорируют. Неужели считают себя круче своих западных коллег? А может, и сами не верят в эффективность и долговечность пенсионных «революционных» изменений?

Словом, Украина на пороге очередной реформаторской авантюры – теперь уже пенсионной. Неужели позволим ее реализовать?