Мусорный Чернобыль

Для нашей страны тест на европейскость начинается с решения проблемы переработки бытовых отходов
О грибовицких трагедии думаю даже ночью: не спится от того. А разве до сна матерям спасателей, погибших страшной дикой смертью в центре Европы не в средневековье, а в XXI веке ?! Или маме того эколога, которого до сих пор ищут? Нет, здесь не кричать – выть хочется. Но услышат?

mysor
Сейчас о мусоре в разных аспектах не говорит разве что ленивый. Горячо дискутируют политики и эксперты, кто делает на том неописуемой беде свой черный пиар, кто умело расправляется с политическими конкурентами.

«УК» в свое время (без всякой политики) предостерегал о мусорный Чернобыль, который надвигается на Украину, еще в 2013 году. Не услышали.

Завод работал полгода

Именно столько проработал в Ровно или не первый в Украине мусороперерабатывающий завод с замкнутым циклом производства, торжественно, если не сказать помпезно открыли в июне 2013 года местный политический бомонд, представители немецких инвесторов, а еще тогдашний министр экологии, который говорил о новой эре в мусорной теме.

Действительно, завод, который появился прямо рядом с городским свалкой, стал первопроходцем в применении Закона Украины «О государственно-частном партнерстве». На Ровенщине сделали для его открытия, кажется, даже больше, чем могли: городские власти нашли солидного инвестора, областная – бесплатно предоставила участок под строительство, что удешевило проект.

– А еще нам помог уникальный стечение обстоятельств: рядом с Ровно, в Здолбунове, работает мощный цементный завод, входящий в известной группы немецких компаний. Инвесторы переоборудовали вращающиеся печи завода под продукт переработки мусора – так называемый Пушка, который широко используется на подобных производствах в Европе. Мы же, предварительно изучив состав Ровенского мусора, убедились, что 90% его подлежит переработке на Пушка. Что же еще нужно? – Не отнимал положительных эмоций Ровенский городской голова Владимир Хомко. – То есть одновременно мы решаем экономическую, экологическую, социальную проблемы и развиваем внутренний рынок. Поэтому государственно-частное партнерство следует рассматривать не только как шанс, а как панацею для городского хозяйства.

К сожалению, эти слова опытного хозяина оказались лишь словами, потому что панацеей больше не воспользовался никто. Более того 29 ноября 2013 инвесторы приняли решение об остановке завода. Причиной стали изменения в законодательство Украины об отходах, какие именно вступили в силу. Согласно им, тариф на переработку бытовых отходов утверждает уже не орган местного самоуправления, а Нацкомиссия по вопросам жилищно-коммунального хозяйства. Однако тем предприятиям, лицензирование работы которых она проводит. В Украине же лицензирования переработки и захоронения мусора не предусмотрено: замкнутый круг! Через эту законодательную коллизию бил тогда во все колокола «УК»: ривненское и подобные предприятия не будут работать до тех пор, пока не будет принято общенациональное решение. И парламент прошлого созыва с ним не спешил.

Вот уже два года, как работает другой состав высшего законодательного органа, в который тоже не раз обращались жители (даже подписи со всей области собрали). Но и он просто-таки танцует на тех же граблях. Вот и утверждаешься во мнении, что в мусор, в котором мы с вами в прямом смысле слова тонем, очень высокие покровители. Ибо история, как видите, повторяется уже как трагедия. Или фарс?

Не утонет Украины в мусоре, зависит от решений Верховной Рады. Фото Oлександр Лепетуха
Не утонет Украины в мусоре, зависит от решений Верховной Рады. Фото Oлександр Лепетуха

А дальше что?

Сейчас мощности Ровенского завода используются примерно на 10%. Он периодически работает в режиме сортировки мусора, а не его углубленной переработки, как задумано. То есть 90% бытовых отходов города вывозят на смиттезвалювальний полигон, который давно отработал ресурс и, подобно Грибовицкого, имеет вердикт соответствующих служб на запрет эксплуатации. Ловушка, в которую загнали мэра и коммунальщиков, очевидна.

– В соответствии с законодательством, платим экологический налог, – говорит директор Ровенского коммунального автотранспортного предприятия 1728, который занимается свалкой, Ростислав Кралюк. – Тариф на вывоз и захоронение мусора, установленный Ровенской городским советом в 2012-м, когда она еще имела такие полномочия – 1 гривна 25 копеек за кубометр. Далее функцию утверждения тарифов передали в Нацкомиссии по вопросам жилищно-коммунального хозяйства. Там говорят, что пока ждут изменения в перечень лицензируемых видов деятельности, которые должен внести Верховная Рада. Только тогда пересмотрят тариф. В то же время согласно Налоговому кодексу, ставка экологического налога выросла до 4 гривен за кубометр. Теперь получается, что от населения мы получаем 1 гривну 25 копеек, а заплатить в виде налога нам надо 4! Поэтому у нас уже более 5000000 налогового долга, и он растет, как снежный ком! Нам говорят, что есть Верховная Рада, и там о проблеме знают. А мы страдаем.

Почему народные избранники не спешат с решением важнейшего вопроса нашей с вами жизни? У меня нет ответа на этот вопрос. Поэтому искренне удивляюсь выдержке Ровенского городского головы и его коллег в других городах, где остановилось 5 мусороперерабатывающих заводов (наш был последним). А еще – его настойчивости. В конце июля на Ровенском смиттезвалювальному полигоне начнут монтаж установки по добыче метана, который и является основной причиной возгорания мусора, и по производству электроэнергии. Именно так надеются снять взрывоопасность проблемы и уберечь город от мусорного Чернобыля. К счастью, эта работа лицензирования не требует.

Зато с начала 2018 года в Украине запрещено захоронение непереработанных отходов. Вот вам и вся политика.

По большому счету, решение проблемы мусора должен стать для Украинской, если хотите, тестом на европейскость. Потому что если английская королева может сортировать его в шесть пакетов, то почему этого не может или упорно не хочет делать рядовой Украинец? Думаю, сознание и человеческие привычки не изменит лучший закон, поэтому не лишним будет начать путь в Европу из собственного корзину.