Моральный выбор ценой жизни

Трудно поверить, но будущая выдающаяся деятельница украинского национального возрождения Елена Шовгенива, более известная нам по взятым после замужества фамилией Телига, впервые заговорила на родном для нее украинском языке в … шестнадцать лет! Произошло это в Чехословакии, куда девушка вместе с мамой и братом нелегально сбежала из советской Украины.
teliga
«Это было на большом балу, который устроил комитет российских монархистов, – рассказывала впоследствии Елена Телига. – Я была в обществе блестящих кавалеров. Неизвестно кто и по какому поводу начал говорить о нашем языке «собачьей язык». Все из того смеялись. А я вдруг услышала в себе острый протест. Мгновенно встала и возмущенно крикнула: «Вы хамы! Собачий язык – мой язык! Язык моего отца и моей матери! Я вас больше не хочу знать! »

«Наивная» поэтесса Елена Телига высокой цене доказала, что является человеком чина (памятник на территории Политехнического института в Киеве).
«Наивная» поэтесса Елена Телига высокой цене доказала, что является человеком чина (памятник на территории Политехнического института в Киеве).

Уместно напомнить, что в семье выдающегося инженера-гидротехника, профессора Петербургского института путей сообщения, главы водного департамента Российской империи Ивана Шовгенива общались исключительно на русском языке. Более того, со временем Елена Телига вспоминала: «Я была петербуржанка – там выросла, училась, там питалась Петром I, Екатериной Великой. Ну и, конечно, культурой империи ».

Вполне вероятно, что россиянка по воспитанию и совершенный знаток французского и немецкого языков, еще долго оставалась бы космополитом по убеждениям, если бы не наглый и циничный шовинизм тех, для кого остальные народы, по горькой констатацией Елены Телиги, «только полячишки и чухна» или, «короче, дрянь».

Уже известная украинская поэтесса и общественный деятель сделала актуальной по сей день вывод: «Российская империя (имела в виду не только царскую, но и большевистскую, от которой недалеко отошла и путинская Россия. – В. Ш.) все время колется и рассыпается, как рассохшихся бочка не потому, что она разноязычная, а потому, что она упорно хочет быть одноязычной ».

Кстати, будущий муж Елены Телиги привлек ее внимание тем, что при общении с ней – дочерью ректора Украинской хозяйственной академии в чешских Падебрадах – никогда не переходил на русский язык. Однако не менее верно, что его жена так же утверждала патриотические убеждения бывшего командира Армии УНР, который, в отличие от большинства нынешних уроженцев Кубани, отказывался своего украинства.

В тогдашней Польши, куда переехали после бракосочетания молодожены, инженер-лесовод Михаил Телига должен гораздо лучшую карьеру и заработки, если бы представился русским. Зато супругам, по свидетельству близких знакомых, велось «очень тяжело», потому что «жили они поразительно бедно». Об этом следует знать, чтобы по достоинству оценить публицистическое наследие большой украинском, которая, в отличие от многих современных нам моралисток в прикидах от кутюр и с женскими сумочками стоимостью по полмиллиона гривен, учат нас жить «по правде».

Елена Телига по собственному опыту знала, что такое лишения, даже недоедания. Однако вопреки насаждаемой нам аксиоме, что, мол, умный не может быть бедным, утверждала: творчество и талант не всегда означают достаток. Более того, иногда женщина «радуется больше из того, что муж ее отказался от награды, чем из того, что получил бы ее», отдав за это «душу и национальное достоинство».

Именно этой будничной и неприметной на первый взгляд гражданской отваги, как называла ее Елена Телига, катастрофически не хватает украинском. В отличие от Шевченко, который «был абсолютно невоспитанным в глазах многих из своего окружения», у нас хватает тех, что «имеют ума, чтобы понять, кто прав, но никогда не имеют мужества и добродетели, чтобы стать на стороне проповедника правды, пока он не станет общепризнанным ».

Еще резче Елена Телига в осуждении тех, кто обычно жалуется на «не столь” Украинский. «Народная масса всегда готова к чину, только надо уметь ее попроводжуваты, потому народная масса – как волшебный музыкальный инструмент, на котором большой художник даст величественный концерт, а в руках другого этот инструмент будет или молчать, или фальшивить», – пророчески писала она задолго в двух наших революций (оранжевой и достоинства), которые наглядно доказали миру, кто такие Украинцы.

Беда в том, что наши политики не привыкли чувствовать себя, тем более, жить на равных со своим народом. Зато Елена Телига, несмотря на то что голодала, не уступило своим украинцами, а в трагическом 1942 году в оккупированном немцами Киеве сознательно пошла на заседание Союза писателей, где гордое украинку уже ждали гестаповцы, потому что не могла покинуть организованных ею людей.