Луганщине нужна экстренная медицинская помощь

В тройку самых распространенных заболеваний населения области, где третий год продолжается АТО, входят сердечно-сосудистые патологии, онкологические болезни и туберкулез. И если до войны на Луганщине было более шести десятков медицинских учреждений областного уровня, то сейчас возобновлена ​​работа только девять из них. О приоритетных задачах в организации медицинской помощи и реформирования здравоохранения области рассказывает и. о. начальника областного департамента здравоохранения Ольга РИБАЛКA.

– Ольга, какова сейчас ситуация с заболеваемостью в области?

– Ежегодно у нас случается до тысячи инфарктов. Увеличился уровень заболеваемости онкологическими заболеваниями: почти 50 000 человек находятся на диспансерном учете. Это очень большой показатель. Нужно повысить выявления туберкулеза, чтобы своевременно бороться с ним, ведь в области много людей мигрируют, и это серьезная проблема.

Мы не можем проследить, как на временно неподконтрольной территории происходит обследование на туберкулез, которое там выявления болезни. У нас просто нет такой информации. А население ездит, случается большое скопление людей на пропускных пунктах. Это может способствовать распространению заболевания. Поэтому нужно постоянно быть на страже.

– Какое вооружение имеют наши врачи для борьбы с недугами жителей области?

– Если до войны у нас было более 60 медицинских учреждений областного уровня, то сейчас возобновлена ​​работа только девяти из них. Например, областная больница, к сожалению, работает частично. То есть в области есть и первый, и второй уровни оказания медицинской помощи. Но, например, кардиологическое отделение Северодонецкого городского многопрофильной больницы вынуждены предоставляет фактически помощь третьего уровня. Мы договорились, чтобы северодонеччаны брали на себя и оказания помощи больным из области, то есть пока частично выполняли функции областной учреждения по показаниям «острый коронарный синдром».

В общем основная проблема в области – дефицит кадров. Не хватает 50% врачей. А треть из тех, кто работает, – люди пенсионного возраста.

– Молодые специалисты не хотят ехать на работу в зону боевых действий?

– Некоторые недавние выпускники медицинских университетов решаются работать в Станице Луганской, Счастье, Попасной, то есть фактически на линии фронта, но их недостаточно. В этих районных центрах власти готовы даже предоставлять жилье, но желающих заселяться в него немного. Надо решать вопросы безопасности, заинтересовывать людей.

– Оплата труда медика в прифронтовой зоне не выше, а так же, как у коллег в мирных областях?

– Да, наши врачи получают такие же зарплаты, как и в среднем по Украине. К сожалению, эти вопросы решают не на областном уровне.

– Может эти проблемы решить реформа здравоохранения?

– Именно в нашей области реформа в части организации первичной медико-санитарной помощи за семейных врачей уже состоялась достаточно давно, в 2012 году. А теперь главные вопросы реформирования системы здравоохранения к организации госпитальных округов.

– Сколько таких округов планируется создать на Луганщине?

– Ориентировочно 5-6. Для нашей области это нормально. Но некоторым медицинским учреждениям и администрациям районов придется подумать, как реорганизовать лечебную помощь, чтобы больницы не закрыли, а создать на их базе, возможно, хосписы или объекты восстановительного лечения.

Одно из важнейших требований нынешней реформы – время проезда «Скорой помощи» должен быть до 60 минут. Именно поэтому нужно серьезно укреплять экстренную медицину, которая будет предоставлять догоспитальном помощь. Пока врачи везут больного, они должны предоставлять ему адекватную помощь.

К сожалению, работа экстренной службы в области еще не восстановлена ​​в том объеме, в котором она работала. Многие автомобили скорой остались на неподконтрольной территории, нет единого системы. Планируем реализовать программу по объединению таких отделений в единый центр, всесторонне его оснастить и создать единую диспетчерскую. Это одна из основных задач на ближайшие два года.