«Левое крыло» жлобства: символы и ритуалы совкового прагматика

Удивительно, но сейчас в украинском социуме слишком тех мировоззренческих «индикаторов», которые свидетельствуют желание значительной его части не только получать прибыль, но и наживаться за счет «вечно живых принципов» советских людей, – а бывают такие люди «бывшими?» «Советский человек» как «профессиональный потребитель» и «бесплодный распылитель» всех ценностей – от духовных к материальным – явление, к сожалению, постоянное в наше время.
Живущий со страной «параллельным кино»

Для совкового прагматика символами и ритуалами особого рода является его гордая-надменная-напыщенная способность выживать в горниле любых катаклизмов, одновременно находясь в плену своих и массовых иллюзий, что на самом деле он в стороне бурных исторических событий и даже экономических изломов в стране.

Он пытается жить со страной «параллельным кино», – но отнюдь не реальной жизнью, – и это, очевидно, «тараканья карма» гражданина, не видит противоречия между своим назначением как подлежащего мира людей и агрессивной беспомощностью хитонового паразита «на пике приспособленчества ».
Или наличие в обществе «совковых прагматиков» тормозит его развитие? Может и тормозить, ведь совковый прагматизм является воспроизводимым мижпоколиннево. И среди молодежи вполне много людей, не обремененных социальной ответственностью, готовых продать способность жить реальной жизнью за гарантированный социальный «паек» от государства.
Молодые совковые прагматики детства планируют, как будут жить самостоятельно – как только после смерти родителей освободится квартира и можно будет пустить в «лишних» комнат квартирантов, – и это будет «жизнь рантье». Социальный инфантилизм характерен не только для таких «излишне юных» граждан, но и для их дедушек и бабушек.
Относительно ценностей – совковый прагматик не склонен к объединению с другими людьми, зато склонен к накоплению различного мировоззренческого неработающего и непродуктивного хлама в стиле «хлам-тек», и мечтает иметь за собой целую «скатерть-самобранку» этих «антиценностей».

Ведь все ценности – от духовных к материальным – совковые прагматики больше всего предпочитают экстенсивно проесть – получив хотя бы пользу 1: 1 ( «один к одному» – сколько вложил, столько же и получил), – таким образом проел и зьятрив себя Советский Союз. С одной стороны, Советский Союз доказал этим финалом свою невидтворюванисть в рациональных реалиях современности.

Однако его духовное наследие означает страхи большой массы населения, присущие им внутриутробную обывательскую осторожность, приспособленчество, – и эти феномены «агрессивной осторожности», «хамского попечительства» по крайней мере своей семьей, а не окружением, агрессивное навязывание окружению преступной социальной пассивности самом деле является преступной безответственностью большой части общества за его судьбу. И это – предательство.

В том числе и по современной истории. Это и есть та самая «измена» и «нас сливают», – когда серые, как картофель, людишки приобщены к определению судьбы целых поколений. При этом объектом их страхов и неприятие действительности есть герои нашего времени. Кроме того что совковые прагматики агрессивно трусливые, они еще и откровенно демонстрируют «шелухи из своего картофельного мундира», – они навязчивые, подвержены огульного осуждения лучших человеческих качеств, ими при жизни неизведанных, и они действительно жалеют о том, что за их злорадное сплетни перед телеэкранов, когда в них «рука на пульсе», государство не платит им денег …
Всю жизнь совковые прагматики проводили жизнь паразитов и не умеют работать. В новых условиях они никогда не будут гибкими. Явление совкового прагматизма можно определить как «левое крыло жлобства».
Как его узнать?

Совковые прагматики характеризуются устойчивым набором мировоззренческих качеств.
1. Высокая базовая недоверие совковых прагматиков к миру.
Нормальные морально здоровые люди признают, что жизнь шире известных им границ. Поэтому они имеют чувство искренней интереса к «правильного» человеческого мира, вплоть до ощущения семейной родства с ним, – особенно в экстремальных условиях, в которых находится Отечество во время национально-освободительной войны за свою независимость. Совковые прагматики всегда рисуют между собой и всем «внешним» формальные и искусственные преграды и находятся внутри личного «циркуляра», – даже когда накладывают этим на себя ограничения своих прав.
Действовать себе во вред, накладывая на себя абсурдные ограничения, совковые прагматики привыкли, это для них своеобразная извращенная «психогигиена». «Заболела – доктор прописал лекарства – в аптеке возле дома оказалось дорого, – поехала на другой конец города, где продавали дешевле, – а тут пустилась ливень, – на« маршрутке »решила сэкономить, – долго шла к трамваю, – теперь я еще и сильно простужен, – и ко всему теперь врач рекомендует стационар. А все потому, что в оттепель я не люблю ездить на машине, да еще и по недорогие лекарства. Так всегда происходит: утром я не за рулем – и в этот день запускается просто «бунт вещей».
2. Экономия на собственном здоровье и трудоспособности, – а как припечет, то и использование чужих средств и «вливаний» чужого душевного ресурса в свою пользу – перетекание чужого социального капитала в пользу «себя бедного / бедного», – ради этого совковый прагматик играться с жизнью в «русскую рулетку». «Халява» – «идефикс» совкового прагматика.
Например, 50-летний таксист-сторож (а совковый прагматик всегда щеголяет кучей неквалифицированных работ-подработок), внезапно получив ишемический инсульт, «героически» освободил от заботы о себе – в условиях ужасной районной больницы, – свою семью, рискнув «довериться в горе »соседке-мелкой чиновницы из мэрии,« поскольку она является ответственная власть ».

Пока честная и «коррумпированная» соседка по-дружески помогала больному преодолеть первые три дня тяжелой болезни, организуя на месте «всю медицину» ему и всей палате инсультников, оказалось, что жена больного, «профессиональная бездельник», вместе с сыном-студентом, по чье обучение университета платил косноязычного-батюшка, изъявили желание «спустить главу семьи просто со склона лет», – выглядело так, будто они похоронили его раньше, чем он умрет, ведь вместо посещать в больнице, рассчитывали, за какую сумму выгоднее продать его холостяцкую « хрущевку »…

Прозрела соседка-чиновница «просто по-человечески» поговорила с врачами, чтобы они использовали какие-то правовые рычаги для того, чтобы обезумевшая семейка хотя бы алиментами приняла участие в лечении своего «главы». И на четвертые сутки, когда стало понятно, что дядя все же выжил вопреки ухода и упущения, в его больничной палаты появился сын – с лотком оливье из супермаркета.
Хорошая соседка больше не здоровается с этой семьей – и подозревает, что является их «классовым врагом». Сын еще нескоро «промотает» родительскую квартиру, как тот в свое время «промотал» деда магазин … Вывод из этой истории она сделала прост: «Наши люди еще сами не знают, чего они хотят, – а им уже все и всем обязательства ‘ связанные ».
3. совковой прагматикам присуще желание исповедоваться перед посторонними людьми ради никому не нужных самооправданий, с демонстрацией собственных юродивых моральных «язвищ»: «Люди добрые, сами мы – всегда и везде -” не местние »- для того, чтобы получить выгоду даже на своему горю и переложить ответственность на кого-то за свои действия и бездействие.

Прежде всего – ответственность финансовую, если юродстве можно что-то «заработать» или выпросить, – как «должное субсидию». До этого «набора« недобродетелей »относится и спекуляции на прежних слишком сомнительных достижениях.
«Оборотной стороной» «культуры стенания» совковых прагматиков выступает самовосхваления. Совковые прагматики кичатся тем, что вложили в дело мало, а то и нахалтурилы, а получили неожиданно большой куш. Им невдомек, что хвастаться означает оправдываться. На самом деле 90% работы совковых прагматиков составляют «понты». Остальные 10% – дешевые «открытия», например озарение чиновников: «Не лучше не держать половину населения на субсидиях, а попробовать платить людям за работу должное, в соответствии с их вкладом в экономику?» …
Наличие в социуме волонтеров вообще мешает совковым прагматикам играть с социумом в покер за шахматной доской.
4. Совковые прагматики как класс клейменых принадлежности к культуре бедности.

Им неинтересна история, культурные события проходят мимо, у них нет интересов, кроме потребностей выживания. И как тут не вспомнишь пословицу: «Чего бедный – потому что глупый, а глупый – потому что бедный». Казенные отношения с окружающими совковых прагматиков свидетельствуют их наработанную бездуховность. У таких людей «дефицитарный сознание». Ее основной постулат: щеголяя, одновременно ограничивать себя в чем только можно.
В традиции «духовного совка» добрым человеком считается человек «никакая» и беспозвоночное, а то и беспомощна, которой ведется хуже, чем самому совковом прагматику, и нужна такая бездарь в окружении последнего, чтобы выливать ей на голову свою злорадное сочувствие. На это в наших СМИ работает целая «ток-шоу-индустрия зловтишности», не приводит ни к каким общественно полезных результатов, а служит исключительно для того, чтобы совковый прагматик радовался, просчитывая, что ему еще не так плохо ведется в своем ненасытных жизни , чем, скажем, изнасилованным в семье детям или жертвам маньяка …
5. Политическая неопределенность совковых прагматиков означает их настоящую агрессивную дезориентацию.

Именно они боятся воинов добробатив (так в тех, на их взгляд, «передоз мужества»). В самых совковых прагматиков по Родины превалирует чувство «приличной ненависти». Совковые прагматики “не стесняются» газетных клише в свой адрес, таких, как «маленький Украинец», вполне сознательно привлекая себя к «рядовых» людей, «которым положено» – хотя и не принадлежит ».
Вполне «совково-прагматическими» является демагогические возмущения в среде гуманитарных наук, как вдруг кто-то из «обществоведов без границ здравого смысла» примет и понесет на языке какой антипатриотические абсурд в «антинаучной дискуссии» на полмира, – так ведут себя люди, от которых ничего не зависит вообще, в том числе и в состоянии общественного мировоззрения, – и это показывает, к сожалению, факт, что профессиональное сообщество ученых-обществоведов не сложилась, так как позволяет полярные нравственные шкалы в оценке общества. В чем тогда здесь наука со свойственными ей подходами?
Можем оценить только совковую безответственность научной общественности по создаваемый внутри него «продукт», – и как-то уже не жалко этот «ученый люд» за то, что «они – бюджетники». Ведь общественный строй выступают – такие и уроки от него получают.
А люди, которые живут активной жизнью и создают современность, – никогда ни о чем не жалеть, ведь их сознательный выбор не предусматривает жертвенности. А предусмотрена она исключительно для «заклание» совковых прагматиков